Перейти к основному содержанию

4669 просмотров

Пять проблем строительного рынка Казахстана

Эксперты считают, что пришло время для отдельного министерства

Фото: Ирина Осипова

Казахстанским строителям мешают работать устаревшие ГОСТы. В числе проблемных вопросов также деятельность фирм-однодневок, жесткие условия для участия в тендерах, дефицит трудовых ресурсов и отсутствие собственного министерства.

От чего страдает качество

В Шымкенте на встрече с председателем Республиканского объединения юридических лиц (РОЮЛ) «Союз строителей Казахстана» Талгатом Ергалиевым строители южного региона озвучили несколько наиболее актуальных проблем. В первую очередь, по их словам, развитию отрасли мешают устаревшие ГОСТы.

Как рассказал «Курсиву» инженер-эксперт строительной фирмы ТОО «Батыр АлемСБ» Бахыт Данияров, у застройщиков очень много нареканий к СНиПам и ГОСТам.

«В основном строители вынуждены работать по старым ГОСТам, которые утверждались с 1967 по 1992 год. Поэтому казахстанские ГОСТы, мягко говоря, не очень убедительны, так как их исполнение осуществляется всего на 50%. А еще 50% мы вынуждены брать с российских ГОСТов», – отметил Бахыт Данияров.

По его словам, в старых ГОСТах рекомендованы к использованию строительные материалы еще советских времен. 

Например, строители могут использовать газоблоки. «Это легкий пористый материал, который хорошо сверлится, пилится или строгается. В него легко можно забить гвозди и скобы, так как пористость этого материала около 85%. Но я его не рекомендую, так как к этому материалу много нареканий. У нас строят девятиэтажные дома из монолита, а внутренние перегородки из газоблоков, и все они трескаются», – пояснил инженер-эксперт.

Он уверен, что казахстанские ГОСТы и СНиПы давно пора отрегулировать и довести до 95% исполнения.

Ради денег

Бахыт Данияров также отмечает, что для участников тендера необходимо установить предельную планку, ниже которой нельзя опускать ценовое предложение. «К примеру, объект стоит 200 млн тенге, а участники тендера указывают 150 млн тенге. Но ведь от этого объект не станет дешевле на четверть, и подрядчику придется брать где-то еще 50 млн тенге или экономить за счет стоимости, качества или количества строительных материалов. Ценовой промежуток надо урегулировать, чтобы не понижали так сильно, иначе страдает качество. Но этот вопрос надо решать на правительственном уровне», – отметил г-н Данияров. 

С ним согласен и Бекзат Ториев, курирующий сразу несколько строительных фирм, который в свою очередь подчеркивает, что как минимум одна из них сталкивается с тем, что, выиграв тендер на местном уровне, лишается заказа по решению республиканской комиссии. «Выигрываем на областном уровне, документы передают в республику – там проигрываем. И наоборот бывает. Зачем это делается?! Должен быть единый конкурс. Потом люди начинают подавать в суд, а судья не знает, в какую сторону двигаться. Затягиваются сроки», – возмущается Бекзат Ториев.

Потерянное время

Еще одна проблема, которую озвучили строители, – затягивание сроков строительства. Это, по их словам, происходит только из-за того, что сейчас любые спорные вопросы рассматриваются не только на местах, но и на республиканском уровне. Председатель Ассоциации строителей Султанбек Сугирбаев рассказал «Курсиву», что сейчас споры между конкурсантами рассматриваются очень долго.

«К примеру, прошел тендер. Спорят два подрядчика и подают документы в суд. Но теперь такой спор рассматривается на респуб­ликанском уровне, процессы затягиваются до пяти месяцев. А потом строители не успевают уложиться в сроки. Или работает подрядчик, но вдруг на него поступает жалоба. Всю работу при­останавливают, и опять все тянется месяцами. Графики нарушаются, компании терпят убытки», – говорит Султанбек Сугирбаев.

Боль строителей

Каждый из присутствовавших на мероприятии спешил поделиться с другими своей проблемой и, быть может, получить какой-нибудь дельный совет от коллег по рынку. 

Так, к примеру, представитель еще одной строительной компании Амирали Анапияев поднял вопрос о вводе поправочного коэффициента на стоимость строительных материалов в случае ЧС.

«Я житель Арыси и участвовал в ее восстановлении. Внес предложение, чтобы при чрезвычайных ситуациях ввели коэффициент, потому что строительные материалы на то время сильно подорожали. Были такие моменты, что и на 100% цены выросли», – рассказал спикер.

Эксперты строительного рынка уже не первый год говорят и о другой проблеме – необходимости очистить строительный рынок от фирм-однодневок. Но пока данная задача так и остается без решения.

«По данным Комитета по статистике МНЭ РК, в нашей стране зарегистрировано 64 тыс. строительных компаний. Мы провели мониторинг и оказалось, что реально действуют только 5 тыс. Сейчас готовим электронную базу, делаем паспорта, составляем реестр строительных компаний, чтобы допускать на строительный рынок только те организации, которые реально работают», – отмечает председатель Союза строителей Казахстана Талгат Ергалиев.

Нужен хозяин

По словам Султанбека Сугирбаева, у строительной отрасли, которая является локомотивом экономики, нет хозяина.

«Есть Комитет строительства и жилищно-коммунального хозяйства, который наряду с другими комитетами входит в состав Министерства индустрии и инфраструктурного развития. Наши предложения могут рассмотреть в министерстве, а могут и не рассмотреть. Если бы было собственное министерство, оно бы разрабатывало конкретные технические документы и законы», – резюмирует глава Ассоциации строителей.

1 просмотр

Как выглядит дом Джеффа Безоса за $165 миллионов

Напольное покрытие его особняка, который глава Amazon купил у Дэвида Геффена, когда-то принадлежало Наполеону

Фото: Jimbartsch

Последние несколько лет оптимистично настроенные девелоперы из Лос-Анджелеса занимались строительством вычурных жилых домов из стекла с «конфетными комнатами», площадками для вертолетов и дорожками для боулинга. Все делалось с расчетом на то, что сверхбогатые покупатели смогут себе это позволить. Однако, судя по последним сделкам на сумму свыше $100 миллионов, самые взыскательные покупатели ищут на рынке недвижимости Лос-Анджелеса нечто иное – историю.

Исполнительный директор компании Amazon.com Inc. Джефф Безос заплатил $165 млн (рекордную сумму для района) за квинтэссенцию поместий старого Голливуда – особняк в григорианском стиле, построенный загадочным Джеком Уорнером, когда-то занимавшем пост президента компании Warner Bros.

im-153909.jpg

Последним хозяином поместья был известный в мире шоу-бизнеса импресарио Дэвид Геффен (ныне на заслуженном отдыхе). Сам Геффен в 1990 году заплатил за этот дом $47,5 млн, что также стало тогда рекордной суммой.

По данным информированного источника, в этой сделке с поместьем Уорнера посредники не участвовали.

Помимо поместья Уорнера Bezos Expeditions – зонтичная компания Безоса, владеющая газетой The Washington Post и его благотворительным фондом, также заплатила $90 млн за пустой участок в Лос-Анджелесе, ранее принадлежавший сооснователю Microsoft Полу Аллену, умершему в 2018 году.

Так что же именно можно купить за $165 млн в 2020 году?

Построенный в 1930-х годах особняк Уорнера площадью 13 600 футов пестрит работами известных американских художников. Более того, внутри есть даже напольное покрытие, которым когда-то владел Наполеон. Разумеется, там также предусмотрены бассейн и поле для гольфа на девять лунок (не совсем ясно, входили ли в стоимость сделки произведения искусства).

«Ни одна из резиденций сильных мира сего ни до, ни после не превосходила по своему размеру, великолепию и утонченности поместье Джека Уорнера в Энджело Драйв в районе Бенедикт Кэньон», – пишет в своей книге The Legendary Estates of Beverly Hills ветеран рынка недвижимости Лос-Анджелеса Джефф Хайланд. «Это не просто дом, это настоящий частный музей», – отмечает он.

IM.jpg

На ремонт дома Геффен потратил $45 млн, включая $20 млн на ландшафтный дизайн, о чем он рассказал The Wall Street Journal в 2006 году.

За последний год было заключено несколько крупных сделок с недвижимостью, однако они выбиваются из общей ситуации на переживающем спад рынке элитной недвижимости в США.

Новый дома Безоса – один из четырех особняков, которые с начала 2019 года были проданы в Лос-Анджелесе за сумму свыше $100 млн. Три из этих четырех домов – это настоящее голливудское наследие.

Первый из домов – Spelling Manor, особняк в районе Холм­би Хиллз с 14 спальнями и 27 комнатами, построенный телевизионным продюсером Аароном Спеллингом и его супругой Кэнди Спеллинг. До последнего времени дом принадлежал дочери владельца «Формулы-1» Петре Экклстоун, но в июле прошлого года поместье было продано за $119,75 млн – на тот момент это был новый рекорд для Лос-Анджелеса.

im-154006.jpg

Экклстоун, которая сама приобрела особняк всего через неделю после того, как увидела его впервые, потратила не один миллион долларов на серьезный ремонт – он занял 12 недель и потребовал участия 500 рабочих. Расположившийся на участке в пять акров особняк площадью 56 500 квад­ратных футов (это больше площади Белого дома) имеет две дорожки для боулинга, винный погреб и комнату для дегустаций, а также тренажерный зал и салон красоты. Кроме того, в поместье есть бассейн, теннисный корт, английский сад и большая круглая парковка на 100 машин с фонтаном.

По данным информированного источника, недвижимость приобрел покупатель из Саудовской Аравии.

В конце прошлого года медиамагнат Лаклан Мердок, сын Руперта Мердока, приобрел собственный кусочек истории Лос-Анджелеса в виде гигантского дома в стиле шато, который появлялся в телевизионном шоу The Beverly Hillbillies под названием «поместье Клампетт». Мердок является сопредседателем холдинга News Corp, которому принадлежит компания DowJones&Co., издатель The Wall Street Journal.

Поместье, которое на самом деле называется «Чартвелл», раскинулось на 10 акрах земли. Оно принадлежало покойному медиамиллиардеру Джеральду Перенсио и было спроектировано архитектором Самнером Сполдингом в 1930-х годах во французском неоклассическом стиле. Наиболее интересными особеннос­тями дома стали большой бальный зал, теннисный корт и уникальный винный погреб на 12 тыс. бутылок.

Еще одной сделкой на сумму свыше $100 млн на рынке недвижимости Лос-Анджелеса в прошлом году стала продажа в Малибу дома, принадлежавшего вице-председателю NBC Universal Рону Мейеру. По словам риелторов, ценность объекта обусловлена дизайном авторства Чарльза Гватми и локацией – дом расположен недалеко от пляжа.

im-154005.jpg

В этом доме есть собственная библиотека, домашний кинотеатр и тренажерный зал.

Тренд на девятизначные суммы сделок с недвижимостью в Лос-Анджелесе зародился в 2016 году – тогда за $100 млн был продан особняк Playboy Mansion – дворец вечеринок, принадлежавший Хью Хефнеру.

im-154014.jpg

Особняк был выкуплен наследником компании – производителя кексов Twinkies Дареном Метропулосом, жившим по соседству и мечтавшим объединить оба поместья.

Несмотря на свою репутацию, особняк был широко известен в риелторском сообществе как исторический дом, нуждающийся в ремонте. Построенный в 1920-х годах, он оформлен в готическом стиле Тюдор, имеет 29 комнат, теннисный корт и бассейн.

В рамках сделки новый владелец получил лицензию на зоопарк, а также самого Хефнера, которому, согласно договору купли-продажи, разрешалось жить в доме всю оставшуюся жизнь.
Мистер Хефнер умер в 2017 году.

Несмотря на эту череду крупных сделок, девелоперам из Лос-Анджелеса еще предстоит преодолеть отметку в $100 млн с новыми домами.

Особняк «Миллиардер» был построен бизнесменом Брюсом Маковским для продажи. В октябре прошлого года этот дом был приобретен за $94 млн. В «Миллиардере» предусмотрен лифт, отделанный крокодиловой кожей, автомобили и мотоциклы на $30 млн, «конфетная стена», вертолет на крыше (исключительно декоративный) и огромный открытый киноэкран, поднимающийся позади впечатляющего бассейна длиной 85 футов.

«Если у вас есть «конфетная стена», ее можно скопировать. Землю же скопировать нельзя», – говорит Маурисио Умански, основатель компании Agency, которая является одним из игроков на местном рынке элитной недвижимости.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif