Перейти к основному содержанию

343 просмотра

Можно ли заработать на пейнтболе в казахстанской глубинке

Кейсы из Костанайской области

Фото: Makushin Alexey

Популярная игра в пейнтбол стирает грань между реальностью и виртуальным миром. Прижившись в городе и проникнув в сельскую глубинку, она обретает новые формы и воплощения. Активный досуг пользуется спросом, и серьезные бизнесмены пускаются на первый взгляд в совершенно авантюрные стартапы. 

Был виртуальный, стал реальный 

Конец девяностых и начало нулевых ознаменовались повальным увлечением подростков компьютерными играми. Тогда для многих мальчишек личный ноутбук оставался запредельной роскошью, а потому они часами пропадали в game-клубах.
 
Костанайскому предпринимателю Канату Жумабаеву 35 лет, и он отлично помнит это беззаботное время. Знаковым событием стал 1999 год, когда вышла в свет легендарная игра Counter Strike.

«Мы собирались в клубе всем двором, делились на команды и «резались» до самого утра. Спецназ против «террористов». Проигравшая команда оплачивала следующую игру. Было весело», – вспоминает бизнесмен. 

Сегодня у Каната жена, двое детей, и его давно не интересуют компьютерные перестрелки. Он и подумать не мог, что спустя годы Counter Strike вернется в его жизнь и станет источником дохода. 

После окончания учебы он устроился в автосервис, а через девять лет купил эвакуатор и начал работать на себя. Все эти годы откладывал деньги, мечтая заняться собственным, принципиально новым делом. Идея перенести виртуальную стрельбу в реальность пришла спонтанно. Предложение породил спрос на активные развлечения среди костанайцев. Так в городе появился проект под названием Lazer Tag – командная соревновательная игра в cтиле action. Бизнесмену проект обошелся в 3 млн тенге. 

«Купил оборудование, арендовал подвальное помещение в центре города и сделал внутри что-то вроде лабиринта. Правила игры простые. Участники делятся на команды, каж­дому на голову надевается повязка со встроенными датчиками и выдается оружие, которое стреляет лазерными лучами. Если луч достигает датчика, звучит сигнал. Значит, ты поразил противника, и он выбывает из игры», – рассказывает Канат. 

В Lazer Tag играют в основном мальчишки. В отличие от пейнтбола здесь нет возрастных ограничений, поскольку риск получить травму практически сведен к нулю. Похожих «лазерных» проектов сегодня в областном центре как минимум четыре. И ни один пока не закрылся.

«Пострелять в живую мишень гораздо интереснее, чем в виртуальную, оттого и тянется детвора. Побегать, выплеснуть энергию. Спрос есть, и конкуренция почти не чувствуется. Не скажу, что прибыль большая, но на жизнь хватает», – делится предприниматель. 

Вместе с детьми приходят поиграть и родители, но они здесь нечастые гости, говорит бизнесмен. Взрослые отдают предпочтение традиционному пейнтболу, и этому есть объяснение. 

Сделай мне больно

Пейнтбол – спортивная командная игра, где вместо игрушечного пистолета используется пневматический маркер, заряженный капсулами с цветной краской. В зависимости от давления в маркере капсула при попадании в противника может едва ощутимо разбиться о бронежилет, а может оставить приличный синяк на руке или ноге.

«В этом вся суть пейнтбола. Участники постарше хотят почувствовать эту боль, кайф от эффекта ранения. Они идут в пейнтбол и готовы платить деньги за выброс адреналина», – говорит Канат Жумабаев. 

Если еще десять лет назад в Костанайской области специально оборудованные места для игры в пейнтбол можно было пересчитать по пальцам одной руки, то сегодня в этом бизнесе конкуренция высокая. Хотите соревноваться в заброшенных зданиях – пожалуйста. Любите свежий воздух и площадки под открытым небом – запросто. Можно устроить битву в лесопосадке, под укрытием массивных сосен, а можно и в полутемном подвале, если нет клаустрофобии. Предприниматели с лихвой удовлетворяют спрос любителей адреналина. 

Добро пожаловать в CS Mansion 

Казалось бы, при столь высокой конкуренции и неиссякаемом спросе крайне сложно удивить любителей пейнтбола новыми локациями. Но Канат Жумабаев посчитал иначе. И ему на выручку снова пришел Counter Strike. 

Кто хоть раз соревновался в компьютерную «стрелялку», знает, что самое популярное место для боевых действий – карта CS Mansion. Это двухэтажный коттедж с балконом и двумя лестницами. Комнаты образуют подобие лабиринта, в которых очень удобно скрываться от виртуальных бандитов, но неожиданно можно также схлопотать пулю (опять же виртуальную). 

Канат решил, что, если построить аналогичный дом в реальности и устраивать соревнования вживую, это будет беспроигрышным с точки зрения бизнеса вариантом. 

«Интересовался у друзей и знакомых. Все были в восторге от идеи. Наше поколение выросло на этой игре, и многие захотят перенести ее в жизнь. Локация станет настоящим подарком для всех любителей «Контры», – рассуждает бизнесмен.

Предприниматель привлек своего друга. Вместе они купили 0,6 гектара земли на выезде из города и все необходимые материалы. Уже заказали 17 маркеров и амуницию. Локация уже готова на 95%, осталось обустроить прилегающую территорию. Подземный тоннель, который по сценарию Counter Strike ведет в дом со двора, в реальности тоже выкопан. Так что полное погружение участникам обеспечено. Прибавьте сюда перерывы на кофе-брейки и обеды, условия для которых предусматривает новое место стрельбищ, и планы по окупаемости кажутся небезосновательными.

На сельском фронте – перемены 

Раньше азартное увлечение считалось привилегией городских жителей, но с недавних пор добралось и до сельской местности. Год назад молодой предприниматель Амир Шектыбаев из поселка Карабалык открыл пейнтбольный клуб «Легион», почти не сомневаясь в том, что начинание будет востребованным. Во-первых, районные жители не избалованы современным досугом, во-вторых, советское наследие оставило практически идеальные условия для стрельбищ – заброшенный ангар бывшего механического завода. 

Огромное бетонное здание с уходящими в потолок железными балками и свистящим ветром в выбитых окнах смотрится эпично. Все, что оставалось бизнесмену, – взгромоздить друг на друга использованные покрышки, расставить металлические бочки, подкатить ржавеющий грузовик и старые прицепы. И вот они, готовые места для перестрелок и укрытия. Примерно в похожих условиях сегодня снимаются российские малобюджетные боевики, смеется предприниматель, что уж говорить о любительской игре; лучше не придумаешь. 

«Когда решил открыть свое дело, то просто занял в поселке свободную нишу. Поначалу клиентов было немного, но потом распробовали, начали приходить люди самых разных возрастов и профессий. Приезжают из соседних деревень рабочими коллективами, проводят дни рождения, устраивают соревновательные турниры. Единственное, мы не допускаем детей до 12 лет, поскольку несем ответственность за безопасность участников», – рассказывает Амир Шектыбаев.

На покупку маркеров, костюмов и амуниции он потратил 1,2 млн тенге, взятых в кредит под 4% годовых. Стоимость одной игры – 2,5 тыс. тенге, без ограничения по времени, до последнего выстрела. При этом заработок зависит от сезона: летом самый большой наплыв желающих, зимой играют реже. В итоге средний месячный доход клуба – в пределах 100 тыс. тенге. 

«Пока меня такой расклад устраивает. Возможно, когда рассчитаюсь по кредиту, оборудую площадку для зимних игр. В холодное время особо не постреляешь, нужны условия как для участников, так и для хранения оружия», – делится Амир Шектыбаев.

Pro et contra 

Вряд ли кто-то оспорит пользу от активного командного отдыха. И все же некоторые скептики считают, что в основе пейнтбола лежит в первую очередь стремление к уничтожению. Пусть и муляжным, но оружием, которое приносит вполне ощутимую боль. Однако если верить психологам, пейнтбол имеет противоположный эффект. Попробуйте побегать час-полтора в азартном угаре, с колотящимся от волнения сердцем преследуя противника, рассчитывая тактические ходы и уклоняясь от контратак. Выработка эндорфинов обеспечена, а полученный заряд не оставит и следа от любых негативных эмоций. Наблюдения владельцев пейнтбольных клубов лишь подтверждают эти выводы. 

«У нас часто проводят тимбилдинги. Так вот некоторые сотрудники могут на работе неделями не разговаривать друг с другом, зато после игры еще два дня обсуждают, кто в кого попал, а кто промахнулся. Не думаю, что агрессия имеет место. Напротив, люди в командах не только стреляют, но и учатся прикрывать друг друга, а это порождает сплоченность», – рассуждает руководитель клуба «Легион» Амир Шектыбаев.

2511 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif