Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2874 просмотра

Мировые столицы возрождают тренды жилой недвижимости СССР

Молодые люди в Лондоне, Барселоне и Нью-Йорке осознанно делают свой выбор в пользу кухни-аппендикса или отсутствия кухни

Фото: Shutterstock

Сотни лет кухня традиционно символизировала семейные ценности. Но мир, в котором мы живем, стремительно разрушает все стереотипы. 

Без малого век назад в Советском Союзе зародилась новая архитектурная мысль, получившая название «конструктивизм ранней советской эпохи». Идея впервые была реализована в доме, спроектированном советским архитектором Гинзбургом для работников Министерства финансов в Москве (Наркомфин), и подразумевала отсутствие кухонь в квартирах для несемейных и небольшие уголки-кухни с плиткой для семейных.

Такой проект прекрасно соответствовал идеологии того времени: советским людям не надо готовить дома еду, так как есть они будут исключительно правильную и здоровую пищу, приготовленную для них в общих столовых.

Реальность оказалась прозаич­нее идеалов советских руководителей: люди брали еду в столовых и несли ее домой. После множества инспекций и бесчисленных карикатур с идеей коллективного общего питания пришлось расстаться. Кухни опять стали появляться в проектах. Началось поколение «сталинок» с монументальными фасадами, широкими балконами, высокими потолками, просторными комнатами и отдельными кухнями. 

Следующим этапом стали хрущевки, задуманные как временное жилье для обеспечения отдельными квартирами всех нуждающихся максимально быстро – до прихода коммунизма. Но эра коммунизма попросила подождать. Временное жилье стало постоянным для двух-трех поколений советских людей, выросших в квартирах, где площадь кухни редко превышала 6 кв. м.

Спустя десятилетия с начала архитектурно-кухонных экспериментов СССР в иностранных государствах стало появляться все больше жилья с маленькими кухнями или вообще без них. В Англии средняя площадь кухонь, достигшая пика в 1960-х годах прошлого века, неуклонно снижается.

Такая же тенденция заметна в Нью-Йорке, Барселоне. Лондонские архитекторы частенько шутят, что, возвращаясь через год эксплуатации в спроектированные ими дома и квартиры, они видят в духовках на кухне бумажные гарантийные талоны и инструкции по пользованию – их оттуда даже не доставали, ведь духовки за год так ни разу и не были включены.

В первую очередь тенденция уменьшения кухонь – это следствие прагматичности «капиталистов». Доход людей отставал от роста стоимости жилья на постоянно растущем рынке недвижимости, и застройщики стали уменьшать площадь квартир, чтобы поддерживать уровни продаж.

Второй причиной стал бум приложений по доставке еды, начавшийся в первом десятилетии XXI века. В ответ на взрывной рост спроса со стороны молодых людей, активно пользующихся мобильными приложениями, в столицах мира стали появляться рестораны без столиков, готовящие еду исключительно на доставку. 

В 2016 году Школа дизайна Гарвардского университета выдала специальную стипендию-грант (Wheelwright Prize) испанскому архитектору Анне Пужане за идею жилья без кухонь. Первоначальный замысел архитектора – в идее «женщины должны быть освобождены от «кухонного рабства», а процесс готовки еды необходимо передать в так называемые центральные кухни, где люди получают профессиональное вознаграждение за свою работу, в отличие от неоплачиваемого женского труда. Идею укрепили набирающие популярность тренды ответственного потребления и экономики общего пользования. По мнению архитектора, использование общих централизованных кухонь уменьшит потребление продуктов и, соответственно, отходов на 30%. А еще – поможет социализировать людей и сократить одиночество, которое становится проблемой современности.

Несколько трендов сошлись во временном пространстве. И все они в пользу если не полного искоренения кухонь, то как минимум за их радикальное уменьшение.

Спустя век мир возвращается к идее, реализованной в Советской России, где жильцы дома Наркомфина совсем не оценили идею архитектора Гинзбурга, чутко уловившего и интерпретировавшего коммунистические идеалы и посылы политического руководства СССР. Разница заключается только в том, что у советских граждан выбора не было. А молодые люди в Лондоне, Барселоне и Нью-Йорке осознанно делают свой выбор в пользу кухни-аппендикса или отсутствия кухни, основанный на современном понимании мира и реальных финансовых возможностях.


400 просмотров

Почему Туркестанская и Кызылординская области не могут поделить воду

Казахстан ежегодно потребляет от 10 до 16 млрд кубометров поливной воды из реки Сырдарьи

Фото: BRAIN2HANDS

В Шымкенте прошло XXIV заседание Арало-Сырдарьинского бассейнового совета, на котором представители 23 организаций Казахстана решали 12 проблемных вопросов, связанных с вододелением на трансграничной реке Сырдарье. Наиболее жаркий спор разгорелся вокруг строительства канала машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал для обводнения Туркестана.

Воды все меньше – потребностей больше

По данным туркестанского филиала РГП «Казводхоз», водные ресурсы региона уменьшились на 15–20% по сравнению с прош­лым столетием. Но при этом в области постоянно осваиваются новые территории, для которых тоже нужна вода. В данный момент для обводнения Туркестана планируется построить канал для машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал. 

Как рассказал «Курсиву» директор ТОО «ЮжКазАгроПромПроект» Омирбек Болысбеков, Туркестанский канал имеет протяженность 142 км. Его конечная часть – а это около 50-60 км – находится в районе города Туркестана, где всегда ощущался дефицит водных ресурсов. Единственный источник, от которого питаются водой города Туркестан и Ордабасы, – Бугуньское водохранилище. Емкость этого водохранилища – 370 млн кубов воды, но запасов в нем хватает только до 1 августа.  

«Туркестану нужна вода. Вокруг города будет зеленый пояс, его надо обслуживать. Для того чтобы «напоить» город (речь идет о поливной воде. – «Курсив»), осуществляется сбор поверхностных вод – весенних паводков. Планируется строительство водохранилища, берега Туркестанского канала облицовываем, чтобы экономить воду. Но для стратегического города должен быть свой стратегический объект, – считает Омирбек Болысбеков.

По его информации, по реке Сырдарье Узбекистан дает годовую, квартальную, месячную норму. «Но в середине августа, когда растения вступают в самую ответственную фазу развития, от которой зависит урожай, нам воду не дают. Пока идут переговоры, пока откроют задвижки, проходит 15 дней. Но после того как фаза ушла, ты хоть заливай растения водой – урожая не будет», – говорит эксперт.

Поэтому и появилась идея построить канал, по которому при помощи машин вода будет подаваться в Туркестан по мере необходимости – от 20 до 80 млн кубов в год. 

А Кызылорда против

Однако на заседании совета против высказалась кызылординская сторона: рисоводческий регион тоже требует много воды. Представитель ТОО «Абай Даулет» Газиз Кулькеев рассказал «Курсиву», что поливной воды не хватает, и это отражается на урожае. 

«Тем крестьянским хозяйствам, которые расположены в начале системы полива, воды хватило, а вот тем, кто находится в конце, – нет. В этом году, например, мы планировали собрать 65 ц с га, а получили 60. Одна из причин – нехватка поливной воды», – утверждает рисовод.

В свою очередь главный инженер туркестанского филиала РГП «Казводхоз» Тулкин Балпиков отметил, что Кызылординская область на 100% зависит от Сырдарьи, поэтому малейшее изменение по использованию воды вызывает у специалистов Кызылорды вопросы.

«Но справедливости ради стоит сказать, что в Кызылординской области всего 180 тыс. га площадей, и они потребляют 2,8 млрд кубов воды в год. А в Туркестанской области поливных земель в три раза больше – почти 600 тыс. га, а воды здесь потреб­ляют чуть более 3 млрд куб. в год, то есть практически наравне. Поэтому сложившаяся ситуация не устраивает Туркестанскую область, надо договариваться», – пояснил в комментариях «Курсиву» Тулкин Балпиков. 

Каналу быть

По данным «ЮжКазАгроПромПроекта», в нижней части Туркестанской области на протяжении 20 лет из-за нехватки воды совсем не орошалось 26 тыс. га земель. Поэтому, как считает Омирбек Болысбеков, машинная водоподача из реки Сырдарьи для подпитки Туркестанского магистрального канала – это спасение.

«Для Туркестана Бугуньское водохранилище – пока единственный источник воды. Но искусственный канал есть искусственный. Бывают техногенные или природные аварии. Не дай бог с Бугуньским водохранилищем что-то случится. Пока его восстановят, все погибнет. Поэтому резерв в виде канала машинной водоподачи необходим, жизненно важен. Мы миллиарды вкладываем в развитие Туркестана, а завтра из-за отсутствия воды за 10 дней все можем потерять?! Поэтому каналу быть в любом случае. А с Кызылордой мы договоримся», – заявил глава «ЮжКазАгроПромПроекта». 

Стоимость строительства канала обойдется государству примерно в 15 млрд тенге.

Можно эффективнее, но дороже

Региональный советник программы трансграничного управления водными ресурсами Германского общества международного сотрудничества Александр Николаенко считает, что водные вопросы и связанные с этим споры – это нормальное явление, они происходят во всех странах. При этом он констатировал: «К сожалению, сейчас в Казахстане, насколько я вижу, есть некоторые предложения, общие идеи, но нет общей системы, нет конечного проработанного продукта». 

Эксперт также отметил, что для реального сокращения водопотерь нужно внедрять современные технологии, которые первоначально стоят очень дорого. «Экономический эффект будет накапливаться, и в конечном итоге страна получит прибыль в течение пяти-семи лет. Но повторюсь: первоначальные инвестиции очень большие», – сказал г-н Николаенко.
 
Он добавил, что, учитывая сложную обстановку по вододелению в регионе, правительство Германии выделяет в помощь странам Центральной Азии грантовые средства. С 2009 года по согласованию с государственными уполномоченными органами стран ЦА было реализовано 36 проектов на общую сумму около 38 млн евро. Их цель – исправить ситуацию и более эффективно использовать воду на трансграничных участках.

Напомним, Казахстан ежегодно забирает из Сырдарьи на границе с Узбекистаном не менее 12 млрд кубов воды. В маловодные годы количество воды составляет не менее 10 млрд, в многоводные – 14. В 2019 году, несмотря на засушливое и очень жаркое лето, Казахстан получил около 16 млрд кубов воды.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций