Перейти к основному содержанию

2111 просмотров

Кулибаев констатировал кратное отставание роста зарплат от роста цен

Это отставание надувает очередной кредитный пузырь в Казахстане

Фото: Shutterstock

Председатель президиума национальной палаты предпринимателей Казахстана «Атамекен» Тимур Кулибаев 29 ноября констатировал кратное отставание роста доходов казахстанцев от роста цен, которое может спровоцировать очередную проблему с невозвратом потребительских кредитов.

«За последние четыре года цены на продовольственные товары выросли на 37%, на непродовольственные товары – на 42%, на этом фоне реальные доходы населения увеличились лишь на 11%.  Нехватку доходов на первичные потребности население вынуждено решать посредством потребительских кредитов», – сказал Кулибаев на встрече руководства НПП с парламентариями.

По его сведениям, за этот же период объем кредитования граждан вырос на 22%, или до 6,2 трлн тенге. Глава президиума нацпалаты считает, что в этом росте заложены большие риски для устойчивости банковской системы, поскольку, по его утверждению, более половины таких кредитов выданы без залога.

Он напомнил, что по поручению президента правительством уже приняты решения по повышению зарплат учителей и работников здравоохранения.

«Для повышения статуса бюджетников, число которых превышает 1,6 млн человек, необходим кардинальный рост заработных плат. Учитывая, что фонд оплаты труда бюджетников оценивается в сумме 2,2 трлн тенге, для вышеуказанного увеличения необходимо 2,9 трлн тенге дополнительных расходов госбюджета за три года или в среднем один трлн тенге ежегодно», – уточнил спикер.

Однако, продолжил он, решить проблему отставания роста доходов населения от роста цен только за счет бюджетных вливаний невозможно хотя бы потому, что 80% населения занято в частном секторе. Кулибаев считает, что государство должно решать их финансовые проблемы опосредованно, через помощь в увеличении доходов их предприятий, которые, в свою очередь, смогут увеличивать зарплату своим работникам.

«Здесь имеется два ключевых аспекта: доступ к финансам и сбыт», – отметил глава президиума нацпалаты.

По его сведениям, сегодня кредитный портфель банков составляет 13,4 трлн тенге, но внутри этого портфеля отмечается снижение объемов кредитования юридических лиц на 5,4%, при этом объем банковских займов малому и среднему бизнесу просел еще больше – на 12,5%. В результате в стране снижается количество средних предприятий и сокращаются объемы инвестиций в основной капитал.

Кулибаев сослался на данные исследования казахстанской экономики со стороны Всемирного банка, согласно которым большинство казахстанских предприятий (62%) держится «на плаву», не имея возможностей для дальнейшего развития.

«Это коррелируется и с нашими цифрами: проведенный в октябре 2019 года экспресс-опрос показал, что 60% компаний обрабатывающей промышленности испытывают проблемы с получением займа на оборотные средства. Зачастую это связано с высокими требованиями банков, высокой ставкой по кредиту и недостатком залоговой базы», –подчеркнул Кулибаев.

В то же время, считает он, бытующее мнение об отсутствии качественных проектов у казахстанского бизнеса, которые банки могли бы кредитовать без высоких рисков, ошибочно. Глава НПП сослался на опыт госпрограммы «экономики простых вещей», за полгода реализации которой желание воспользоваться механизмами льготного кредитования изъявили более 1 тыс. 800 предпринимателей, при этом на данный момент уже одобрено к финансированию 586 проектов на сумму 182 млрд тенге, еще 357 проектов на сумму 215 млрд тенге находятся на рассмотрении.

Кулибаев отметил, что ужесточение регулирования и надзора банков существенно затрудняет доступ бизнеса к финансам, и предложил для решения проблемных вопросов с залогами при кредитовании смягчить пруденциальные нормативы в части требований к залоговому обеспечению. При этом риски банков предлагается нивелировать за счет внедрения цифровых технологий, формата цифровых кредитных досье клиентов и информационных систем управления рисками. По его мнению, это позволит проводить экспресс-анализ компании и достоверно оценивать ее благонадежность за счет проведения рейтингов на основе базы данных информационных систем.

2546 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif