4218 просмотров

Что может отравить отдых на Балхаше

В регионе скопились сотни тонн опасных отходов

Фото: Shutterstock

Депутаты Карагандинского областного маслихата на встрече с акимом области Женисом Касымбеком попросили присвоить зараженным полихлорированными дифенилами землям статус зоны экологического бедствия. По их мнению, это необходимо для того, чтобы бюджет выделил средства на утилизацию опасных веществ, которые там хранятся десятилетиями.

На территории Актогайского района, в 50 километрах от Балхаша, на берегу одноименного озера находится закрытый военный городок Балхаш-9. Вблизи него был построен комплекс радиолокационной станции «Дарьял-У», который входил в состав системы предупреждения о ракетном нападении, принадлежавшей РФ. 

В 2003 году актом казахстанско-российской комиссии комплекс со всем имуществом передали казахстанской стороне. А в 2004 году во время демонтажа здесь обнаружили около 16 тыс. конденсаторов, содержащих полихлорированные дифенилы (ПХД).

Данные вещества относятся к стойким органическим загрязнителям, не поддающимся физическому, химическому и биологическому разложению. Они подавляют иммунитет, вызывая так называемый химический СПИД, провоцируют развитие рака, поражение печени, почек, нервной системы, кожи, разрушают эндокринную систему и влияют на репродуктивную функцию человека. Но самое опасное влияние ПХД на человека заключается в мутагенном действии на последующие поколения людей.

В 2007–2008 годах власти за счет средств республиканского бюджета приняли меры по уничтожению ПХД. Было вывезено и утилизировано более 10 тыс. конденсаторов. Позже соседние государства запретили транзит ПХД-содержащих отходов по своей территории.

«Как потом выяснилось, немецкая компания, взявшая на себя обязательства по уничтожению конденсаторов, многие годы нарушала законодательство своей страны. Вокруг предприятия (компании Envio в Дортмунде (ФРГ). – «Курсив») в реках находили утопленное оборудование. Системы вентиляции и очистки на предприятии не работали. В крови работников завода и даже у членов их семей содержание ПХД превышало разрешенные уровни в сотни раз. В конечном счете завод за нарушения обанкротили. Поэтому мы не можем гарантированно утверждать, что опасный груз был уничтожен», – рассказал директор Карагандинского областного экологического музея Дмитрий Калмыков.

В настоящее время в Актогайском районе все еще остаются 183 контейнера почти с 6 тыс. конденсаторов и три контейнера с ПХД-содержащими отходами. В 2014 году решением районного суда Актогайского района они признаны бесхозяйными и поступили в республиканскую собственность.

Вокруг – ПХД 

Однако со временем экологическое бедствие приобретает более внушительные масштабы. В 2017 году специалисты исследовали «Дарьял-У», оценили воздействие на окружающую среду, разработали паспорта опасных отходов и провели осмотр контейнеров на целостность и герметичность.

«Контейнеры размещены на два метра ниже уровня поверхности земли, что может повлечь за собой скопление талых, грунтовых вод по всему периметру помещения в весенне-осенний период, что, в свою очередь, недопустимо при хранении ПХД-отходов. Склады, на которых размещены отходы, не соответствуют требованиям хранения ПХД-содержащих опасных отходов и находятся в предаварийном состоянии», – сообщили в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов РК в ответ на запрос «Курсива».

В 2009 году конденсаторы упаковывали для перевозки на уничтожение, а не для длительного хранения. Сейчас на контейнерах есть признаки коррозии, полиэтиленовая упаковка пришла в негодность и буквально рассыпается. В оборудовании нарушена герметичность и имеются потеки электротехнической изоляционной жидкости. В результате обследования специалисты пришли к выводу, что все контейнеры и конденсаторы необходимо переупаковать.

«Из семи отобранных проб воды вдоль береговой линии озера Балхаш во всех выявлены ПХД. В пробах напольного покрытия складов, где в данное время находятся контейнеры, выявлены существенные превышения ориентировочно допустимого количества ПХД, на складе № 1 уровень ПХД превышает допустимую норму в 95 тыс. раз, а на складе № 2 – более чем в 500 раз», – привели данные в ведомстве. 

Нашли выход

Но сейчас нашли новое решение старой проблемы. Как отмечено в ответе Министерства экологии, геологии и природных ресурсов РК, в рамках проекта организации по промышленному развитию ЮНИДО на основе международного гранта на безвозмездной основе планируется приобретение установки для утилизации 303 тонн ПХД-содержащих отходов. На данный момент необходимо только 74 млн тенге на переупаковку опасных веществ и временное хранение на специальных складах. На само уничтожение денег из бюджета не требуется.

«Мы ожидаем, что в следующем году будут выделены деньги, и тогда приступим к переупаковке. В это же время пройдет доставка и монтаж установки, а уже в 2021 году, возможно, приступим к утилизации», – пояснили в министерстве. 

Стоит отметить, что сегодня Балхаш стремительно развивается как курортная зона. В 2018 году город вошел в топ-10 объектов Карты туристификации. К 2030 году здесь собираются увеличить поток туристов в 4 раза, до 330 тыс. человек. В подведение инфраструктуры, строительство новых зон отдыха государство планирует инвестировать больше 9 млрд тенге. Однако о том, что региону грозит экологическое бедствие, как-то умалчивается. Вместе с тем проблема может стать значительной преградой на пути развития туризма на Балхаше. 

Всего на территории Карагандинской области на балансе предприятий находится больше 7 тыс. единиц маслонаполненного оборудования, которое содержит ПХД общим весом почти 57 тыс. тонн. В советское время, когда еще не было известно о вреде подобных веществ, они широко использовались как диэлектрик в электрическом оборудовании, чаще всего в трансформаторах. 

«Непринятие своевременных мер в случаях обрушения зданий складов, коррозии металла контейнеров с ПХД-содержащими отходами, утечки масла может привести к экологической катастрофе и необратимым последствиям для озера Балхаш», – предостерегли в Министерстве экологии, геологии и природных ресурсов РК.
 

banner_wsj.gif

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg