Перейти к основному содержанию

887 просмотров

Зачем курсы импровизации студентам-айтишникам

Прежде, чем получить диплом, им придется проявить свои творческие способности

Фото: The Wall Street Journal

Получить степень по компьютерным наукам в Северо-Восточном университете – серьезная задача. Но ни теория вычислений, ни объектно-ориентированный дизайн не вызвали у студента Колина Маллони таких затруднений, как совсем другой предмет.

«Я откладывал его до последнего», – говорит Маллони, который весной получил диплом об окончании университета по специальности «Информатика и математика».

На занятиях по этому ужасному предмету он имитировал звуки, которые издают слоны, танцевал в стиле Майкла Джексона, а также был вынужден ворчать перед сокурсниками, играя роль викинга, плывущего на весельной лодке.

Как и все будущие специалисты-компьютерщики Северо-Восточного университета, Маллони был обязан прослушать курс по театральному мастерству и импровизации. И, как и другие, он признается, что боялся этих занятий. 

Большинство программистов утверждает, что им проще работать, сидя перед монитором компьютера, чем общаться с кем-то лицом к лицу. Другие просто не любят привлекать к себе внимание. На занятиях по импровизации «Велеречивый спикер» будущие специалисты по информатике не только знакомятся со сверстниками, но и работают в группах и поочередно становятся центром всеобщего внимания.

В рамках курса предусмотрены публичные выступления – причем по темам, которые с технологиями вовсе не связаны. Например, нужно поделиться с аудиторией семейными рецептами. Еще студенты учатся уверенно произносить откровенную тарабарщину, вроде «бутуга дубука манала футуса».

По словам президента университета Джозефа Э. Ауна, эти занятия являются способом защитить специалистов-компьютерщиков от превращения в «роботов» и помогают студентам приобрести уникальные человеческие навыки. В эпоху искусственного интеллекта такие качества, как эмпатия, креативность и командная работа обеспечивают молодым людям конкурентное преимущество перед машинами, считает Аун, который написал книгу на эту тему.

Впрочем, не все были согласны с тем, что это хорошая идея.

«Когда в 2016 году занятия стали обязательными для всех, мы видели много истерик и стенаний», – рассказывает Карла Э. Бродли, декан колледжа компьютерных наук Khoury.

Один из студентов, Зак Лоуэн, отложил прохождение курса на последний выпускной год. В первый же день занятий ему пришлось изображать, будто он катается на коньках, а затем идет по горячему песку.

«На самом деле у меня в голове была лишь одна мысль: «Боже, что здесь происходит?», – рассказывает он.

Лоуэн не испытывал страха перед подмостками, когда играл сцену сговора между враждующими наркокартелями, однако чувствовал себя скованно перед объективом видеокамеры во время имитации интервью.

«Я не был уверен, куда именно мне нужно смотреть, а профессор спросил меня о том, кто лучше всего знает мои слабые места», – вспоминает Лоуэн.

Учащаяся младших курсов Кейт­лин Ван, как она сама говорит, любит все планировать заранее, поэтому любая импровизация ее пугает: «Я не знаю, что произойдет, что я скажу или как люди будут реагировать на это», – делится Ван.

Однако она проявила силу воли и весной начала занятия на курсе импровизации. К своему удивлению, она сумела изобразить Симбу в 30-секундной версии мультфильма «Король лев», а также пропела часть выступления автора книги «Eat, Pray, Love» Элизабет Гилберт на TED Talk.

«Я понятия не имела, с какой мелодией мне нужно было петь», – говорит Ван.

Курс «Велеречивый оратор» оказался для некоторых выпускников не менее полезен, чем сложные предметы, которые они изучали в рамках специальности. 

Тиффани Сибер, выпускница 2016 года, вспоминает, что когда она пришла на занятия, студенты должны были построить машину Рубе Голдберга из своих тел. Это значит, что прикосновение руки приводило в движение чью-то ногу, а нога инициировала движение того, кто изображал, будто крутит колесо.

«Тогда я просто не могла понять, как все это связано с моей будущей работой», – признается она.

Однако сегодня Сибер работает инженером-программистом в Uber и перед презентациями часто использует «позу силы» – навык, приобретенный на тех занятиях. Для этого она отводит плечи назад, вытягивает грудь и равномерно распределяет вес собственного тела. Во время выступления она медленно ходит из стороны в сторону, привлекая внимание аудитории.

И теперь Сибер говорит: «Я не знаю ни одного инженера-программиста, который был бы избавлен от необходимости делать презентации».

Дани Калаччи, который посещал занятия в 2016 году, сегодня является соучредителем технологического стартапа Riff Learning Inc. По его словам, сама абсурдность заданий на этих занятиях помогла студентам стать сплоченными. В частности, в рамках одного такого задания требовалось, чтобы Калаччи помог сокурснику растянуться и встать прямо.

«Мне действительно понравилось участвовать в этом», – отмечает он.

Многие специалисты сходятся во мнении, что занятия по импровизации способны улучшить навыки командной работы и общения, необходимые для установления контакта с другими людьми. Ведь сегодня многие программные приложения создаются небольшими группами специалистов, в которых задействованы инженеры, копирайтеры и дизайнеры.

Занятия по импровизации в Северо-Восточном университете проводят профессора с театральным прошлым. На сегодня курс прослушали почти 800 специалистов по компьютерным наукам, и лишь немногие решили отказаться от него. Как правило, в комнате для занятий всего несколько стульев или столов. В один из дней студенты могут делать какие-то постановки по ролям, в другой – просто разбрасывать воображаемые предметы. На одном из занятий студенты должны были смотреть в глаза друг другу в течение 60 секунд. Тот, кто не выдерживал и начинал смеяться, должен был начать все с самого начала.

В рамках другого задания нужно было рассказать какую-нибудь шутку и рассмешить других. По словам Бреннана Киннела, он рассказал анекдот о пиве, короле и львах. Однако итог оказался «наихудшим из всех возможных вариантов» – никто даже не улыбнулся.

«Шутки всех остальных, по крайней мере, вызывали легкие смешки», – вздыхает Киннел, который закончил обучение в этом году и надеется добиться большего успеха в качестве веб-разработчика.

Кэтрин Маклин пришла на занятия в скептическом настроении.

«Это стереотип, в который мы верим сами – что программисты неразговорчивы, все сплошные ботаники и поголовно носят толстовки», – говорит она.

Однако со временем Маклин научилась использовать силу и тембр своего голоса, а также стала испытывать меньше дискомфорта, обсуждая темы, в которых не является экспертом. К примеру, ей пришлось участвовать в дискуссии, доказывая важность знаков зодиака, что для любого программиста непростая задача.

«Конечно же, было бы намного хуже, если бы в этот момент никто не смеялся», – признается она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

3976 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance