Перейти к основному содержанию

899 просмотров

Зачем курсы импровизации студентам-айтишникам

Прежде, чем получить диплом, им придется проявить свои творческие способности

Фото: The Wall Street Journal

Получить степень по компьютерным наукам в Северо-Восточном университете – серьезная задача. Но ни теория вычислений, ни объектно-ориентированный дизайн не вызвали у студента Колина Маллони таких затруднений, как совсем другой предмет.

«Я откладывал его до последнего», – говорит Маллони, который весной получил диплом об окончании университета по специальности «Информатика и математика».

На занятиях по этому ужасному предмету он имитировал звуки, которые издают слоны, танцевал в стиле Майкла Джексона, а также был вынужден ворчать перед сокурсниками, играя роль викинга, плывущего на весельной лодке.

Как и все будущие специалисты-компьютерщики Северо-Восточного университета, Маллони был обязан прослушать курс по театральному мастерству и импровизации. И, как и другие, он признается, что боялся этих занятий. 

Большинство программистов утверждает, что им проще работать, сидя перед монитором компьютера, чем общаться с кем-то лицом к лицу. Другие просто не любят привлекать к себе внимание. На занятиях по импровизации «Велеречивый спикер» будущие специалисты по информатике не только знакомятся со сверстниками, но и работают в группах и поочередно становятся центром всеобщего внимания.

В рамках курса предусмотрены публичные выступления – причем по темам, которые с технологиями вовсе не связаны. Например, нужно поделиться с аудиторией семейными рецептами. Еще студенты учатся уверенно произносить откровенную тарабарщину, вроде «бутуга дубука манала футуса».

По словам президента университета Джозефа Э. Ауна, эти занятия являются способом защитить специалистов-компьютерщиков от превращения в «роботов» и помогают студентам приобрести уникальные человеческие навыки. В эпоху искусственного интеллекта такие качества, как эмпатия, креативность и командная работа обеспечивают молодым людям конкурентное преимущество перед машинами, считает Аун, который написал книгу на эту тему.

Впрочем, не все были согласны с тем, что это хорошая идея.

«Когда в 2016 году занятия стали обязательными для всех, мы видели много истерик и стенаний», – рассказывает Карла Э. Бродли, декан колледжа компьютерных наук Khoury.

Один из студентов, Зак Лоуэн, отложил прохождение курса на последний выпускной год. В первый же день занятий ему пришлось изображать, будто он катается на коньках, а затем идет по горячему песку.

«На самом деле у меня в голове была лишь одна мысль: «Боже, что здесь происходит?», – рассказывает он.

Лоуэн не испытывал страха перед подмостками, когда играл сцену сговора между враждующими наркокартелями, однако чувствовал себя скованно перед объективом видеокамеры во время имитации интервью.

«Я не был уверен, куда именно мне нужно смотреть, а профессор спросил меня о том, кто лучше всего знает мои слабые места», – вспоминает Лоуэн.

Учащаяся младших курсов Кейт­лин Ван, как она сама говорит, любит все планировать заранее, поэтому любая импровизация ее пугает: «Я не знаю, что произойдет, что я скажу или как люди будут реагировать на это», – делится Ван.

Однако она проявила силу воли и весной начала занятия на курсе импровизации. К своему удивлению, она сумела изобразить Симбу в 30-секундной версии мультфильма «Король лев», а также пропела часть выступления автора книги «Eat, Pray, Love» Элизабет Гилберт на TED Talk.

«Я понятия не имела, с какой мелодией мне нужно было петь», – говорит Ван.

Курс «Велеречивый оратор» оказался для некоторых выпускников не менее полезен, чем сложные предметы, которые они изучали в рамках специальности. 

Тиффани Сибер, выпускница 2016 года, вспоминает, что когда она пришла на занятия, студенты должны были построить машину Рубе Голдберга из своих тел. Это значит, что прикосновение руки приводило в движение чью-то ногу, а нога инициировала движение того, кто изображал, будто крутит колесо.

«Тогда я просто не могла понять, как все это связано с моей будущей работой», – признается она.

Однако сегодня Сибер работает инженером-программистом в Uber и перед презентациями часто использует «позу силы» – навык, приобретенный на тех занятиях. Для этого она отводит плечи назад, вытягивает грудь и равномерно распределяет вес собственного тела. Во время выступления она медленно ходит из стороны в сторону, привлекая внимание аудитории.

И теперь Сибер говорит: «Я не знаю ни одного инженера-программиста, который был бы избавлен от необходимости делать презентации».

Дани Калаччи, который посещал занятия в 2016 году, сегодня является соучредителем технологического стартапа Riff Learning Inc. По его словам, сама абсурдность заданий на этих занятиях помогла студентам стать сплоченными. В частности, в рамках одного такого задания требовалось, чтобы Калаччи помог сокурснику растянуться и встать прямо.

«Мне действительно понравилось участвовать в этом», – отмечает он.

Многие специалисты сходятся во мнении, что занятия по импровизации способны улучшить навыки командной работы и общения, необходимые для установления контакта с другими людьми. Ведь сегодня многие программные приложения создаются небольшими группами специалистов, в которых задействованы инженеры, копирайтеры и дизайнеры.

Занятия по импровизации в Северо-Восточном университете проводят профессора с театральным прошлым. На сегодня курс прослушали почти 800 специалистов по компьютерным наукам, и лишь немногие решили отказаться от него. Как правило, в комнате для занятий всего несколько стульев или столов. В один из дней студенты могут делать какие-то постановки по ролям, в другой – просто разбрасывать воображаемые предметы. На одном из занятий студенты должны были смотреть в глаза друг другу в течение 60 секунд. Тот, кто не выдерживал и начинал смеяться, должен был начать все с самого начала.

В рамках другого задания нужно было рассказать какую-нибудь шутку и рассмешить других. По словам Бреннана Киннела, он рассказал анекдот о пиве, короле и львах. Однако итог оказался «наихудшим из всех возможных вариантов» – никто даже не улыбнулся.

«Шутки всех остальных, по крайней мере, вызывали легкие смешки», – вздыхает Киннел, который закончил обучение в этом году и надеется добиться большего успеха в качестве веб-разработчика.

Кэтрин Маклин пришла на занятия в скептическом настроении.

«Это стереотип, в который мы верим сами – что программисты неразговорчивы, все сплошные ботаники и поголовно носят толстовки», – говорит она.

Однако со временем Маклин научилась использовать силу и тембр своего голоса, а также стала испытывать меньше дискомфорта, обсуждая темы, в которых не является экспертом. К примеру, ей пришлось участвовать в дискуссии, доказывая важность знаков зодиака, что для любого программиста непростая задача.

«Конечно же, было бы намного хуже, если бы в этот момент никто не смеялся», – признается она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

51605 просмотров

Почему Ташкент стал новой столицей недвижимости

Разбираем исследование PWC

Фото: Shutterstock.com

От Алматы до столицы Узбекистана Ташкента 1,5 часа пути на самолете, но об этой средне­азиатской стране многие знают меньше, чем о далеких Таиланде и Вьетнаме, хотя Ташкент с населением 2,5 миллиона человек является одним из крупнейших городов бывшего СССР, уступая по численности лишь Москве, Санкт-Петербургу и Киеву.

После смены власти в Узбекистане во многих сферах была объявлена либерализация: отменено регулирование курса доллара, а развитие туризма власти отнесли к приоритетным направлениям. С 2017 года Узбекистан начал проводить политику открытых дверей по отношению к зарубежным инвесторам, и международные эксперты уже отмечают рост инвестиций в Узбекистан. По прогнозам МВФ на конец 2023 года доля инвестиций в структуре ВВП страны превысит 39%, что станет максимальным показателем для всех стран бывшего СССР. 

Проведенные реформы позволили Узбекистану войти в топ-20 стран, достигших наибольшего прогресса в улучшении делового климата, согласно отчету Всемирного банка Doing Business-2020. Развитию экономики страны способствует наличие крупнейшего внутреннего рынка в регионе, низкие операционные издержки и дешевая рабочая сила – средняя заработная плата здесь составляет около $300 в месяц, что почти вдвое меньше, чем в Казахстане.  

На фоне новой экономической политики в стране начала динамично развиваться торговая недвижимость. Хотя после 2010 года в Ташкенте и так активно строились торговые объекты нового формата, именно за прошедшие два года объем предложений качественных торговых площадей вырос более чем в два раза. И тем не менее столица Узбекистана все еще значительно – примерно в 10 раз – уступает мегаполисам соседнего Казахстана по обеспеченности торговыми площадями.
 
Развитие качественного ретейла в стране, как и в Казахстане, сдерживает низкий уровень жизни населения и приверженность традиционному формату – базарам. Но спрос постепенно смещается в сторону торговых центров. Средняя заполняемость лидеров рынка составляет 95%.  Росту спроса способствует омоложение и урбанизация населения: за последние несколько лет количество горожан превысило количество сельчан. А с отменой прописки, запланированной на апрель 2020 года, темпы урбанизации возрастут еще больше.

Кроме того, в Узбекистане активно развивается индустрия гостеприимства. Пока большинство мест проживания относится к мини-отелям и гостиницам низких ценовых категорий. Тем не менее в столице около трети предложений представлено качественным номерным фондом, включая отели класса люкс – Hyatt Regency и Hilton Tashkent City, международные отели Radisson Blu, Lotte City, Wyndham, Ramada, а также отели местных операторов и гостиницы советского периода, прошедшие через реновацию. К 2021 году номерной фонд качественных отелей должен увеличиться более чем в два раза.

Росту рынка гостеприимства способствует ежегодное увеличение турпотока и длительности пребывания в городе (в среднем 2,6 дня). Основные виды туризма в Узбекистане – бизнес-туризм, а также религиозный туризм.

По наблюдениям PWC при развитии гостиничного рынка в странах Восточной Европы в первую очередь на рынок выходят отели наиболее дорогих ценовых категорий, а затем постепенно в объеме нового строительства начинают превалировать объекты средней ценовой категории. Поэтому эксперты PWC считают, что наибольший потенциал развития в Узбекистане в среднесрочной перспективе имеют отели категории 3–4.

В целом в стране активно реализуются масштабные проекты многофункциональной застройки, причем не только в столице, но и в других городах. Наиболее известным является проект строительства делового центра «Ташкент Сити». На площади 80 га в центре города будут возведены бизнес-центры, выставочные центры, торговые площади, технопарк, жилой квартал и сопутствующая инфраструктура.

Многие эксперты сходятся во мнении, что Узбекистан обладает потенциалом «спящего тигра», «нового экономического гиганта» или «нового азиатского дракона».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif