Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


918 просмотров

Влиятельным женщинам больше не нужно носить костюмы

Время, когда дамы в офисе копировали мужской дресс-код, ушло

Женщины XXI века, которые носят деловые платья в жизни (по часовой стрелке, начиная с верхнего левого угла): Джулианна Маргулис в роли Алисии Флоррик в фильме «Хорошая жена»; Опра Уинфри; Анна Винтур; Джулия Луи-Дрейфус в роли Селины Мейер в «Вице-президенте»; Анжела Бассетт; Лора Дерн; Робин Райт в роли Клэр Андервуд в «Карточном домике»; Джемма Чан; Холли Берри; Нэнси Пелоси; Меган Маркл; Кэти Курик; Шерил Сэндберг; Виктория Бекхэм. Фото: Sean Mccabe

В современном мире женщинам не нужно носить костюмы, чтобы выглядеть внушительно. Лучший способ демонстрации силы сегодня – это платье-футляр с идеальной посадкой.
 
Офисный дресс-код для женщин, или Power Dressing, как принято его называть, зародился в то время, когда прекрасному полу действительно приходилось копировать мужскую форму одежды, стремясь выглядеть более внушительно и солидно (стоит только вспомнить героиню Сигурни Уивер из фильма «Деловая женщина» и накладные плечи строгих костюмов).

В современном мире ситуация кардинально изменилась, концепция стиля деловой женщины может быть практически любой. Однако все больше влиятельных личностей выбирают платья, практически списав со счетов строгие костюмы. Интересно, что эта тенденция прослеживается не только в реальности, но и в кино. Например, в нашумевшем сериале «Большая маленькая ложь» платья носила актриса Лора Дерн в роли Ренаты Клей.

Среди приверженцев этой формы одежды главный операционный директор Facebook Шерил Сэндберг, спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси, член Конгресса Элис Стефаник и многие другие влиятельные женщины. 

Модные показы этой осени наглядно демонстрируют, что современные деловые платья не имеют ничего общего с образами из журналов 90-х годов, они лишены затейливого кроя и ненужных деталей. Acne Studios, Brandon Maxwell и Prada наглядно продемонстрировали это в своих коллекциях. Новый тренд – демонстрация уверенности в себе с помощью идеального кроя и точных линий. 

«У типичного строгого платья нет глубоких вырезов, в нем удобно, оно достойно выглядит и подает вас как профессионала своего дела», – говорит Элизабет фон дер Гольц, директор по глобальным закупкам для интернет-магазина Net-a-Porter из Лондона.

Сам термин «деловое платье» у всех, кто так или иначе связан с модой, вызывает ассоциации с творениями знаменитого Ролана Муре. Его коллекция Galaxy, показанная в 2005 году, до сих пор является прототипом идеальной деловой одежды для женщин. Платья Galaxy демонстрируют плотное облегание по фигуре, но при этом максимально комфортны в носке, благодаря подкладке из стрейч-ткани power-mesh, которая, по словам Муре, «поддерживает вас изнутри и заставляет чувствовать себя по-настоящему комфортно». Подобный подход позволяет обеспечить идеальную форму песочных часов и придать устойчивость фигуре.

«Современное деловое платье идеально сбалансировано. Вы можете проходить в нем весь день до поздней ночи и чувствовать себя уверенно, но при этом оно все равно подчеркивает вашу женственность», – говорит дизайнер Зак Позен

Каждое деловое платье предназначено для того, чтобы показать характер своей владелицы. Можно выбрать модель с рукавами для большей внушительности или без, чтобы выглядеть более свободно, подчеркнуть талию ремнем, добавить туфли на каблуке, яркие аксессуары – и образ заиграет. 

vliyatelnym-zhenshchinam-bolshe-ne-nuzhno-nosit-kostyumy1.jpg

Руководящие должности сегодня в половине случаев занимают женщины, поэтому вполне логично, что правила, предписывающие соответствовать образу, который сформировали мужчины, кажутся устаревшими.

«Мы видим, что представление о том, как должен выглядеть руководитель, меняется. В наши дни это вполне может быть женщина в платье», – говорит Ариэль Патрик, руководитель отдела по связям с общественностью из Нью-Йорка.

Она утверждает, что брючные костюмы времен ее самой первой работы давно убраны в дальний шкаф за ненадобностью.

«Я ощущаю себя более сильной в платье. В брючном костюме я всегда чувствовала, что лишь подражаю некоему образу руководителя. Будто притворяюсь. Теперь же, выбирая платья, я объединяю свой личный стиль с профессионализмом», – говорит она.

Помимо демонстрации женской силы, смена делового гардероба с костюмов на платья имеет и практическую сторону. По словам Джульетт Кайим, руководителя компании Grip Mobility из города Кэмбридж, штат Массачусетс, она пересмотрела свой гардероб в пользу платьев пять лет назад, когда неожиданно поняла, что они занимают гораздо меньше места в чемодане. Вы можете взять в поездку намного больше образов, ведь каждое платье – это один готовый выход. 

«Правда в том, что я люблю, когда на одежде всего одна молния», – смеется она. – В моем гардеробе платья из самых разных ценовых сегментов, от Zara до Zac Posen».

Джульетт уверена, что ощущение женской независимости, которое подчеркивает истинно женская одежда, дает нам дополнительную уверенность в себе.

«Я профессионал. Если мужчины воспринимают меня более серьезно, когда я в брючном костюме, это не моя проблема», – говорит она.

Зак Позен также утверждает, что платья перестали быть просто милой деталью женского гардероба. Сегодня женщины ходят не только на светские приемы и театральные постановки, сегодня «речь идет о заключении контрактов, принятии законов и предвыборных компаниях. В том, чтобы носить платье, появился новый смысл, это нечто невероятное, придающее женщине влиятельности», – отмечает дизайнер.

Вместе с деловыми костюмами уходит в прошлое и сам термин Power Dressing, ведь, как говорит Ролан Муре, «платья не делают женщину более влиятельной, они делают ее равной».

Текст подготовлен по материалам THE WALL STREET JOURNAL.


1 просмотр

Зачем курсы импровизации студентам-айтишникам

Прежде, чем получить диплом, им придется проявить свои творческие способности

Фото: The Wall Street Journal

Получить степень по компьютерным наукам в Северо-Восточном университете – серьезная задача. Но ни теория вычислений, ни объектно-ориентированный дизайн не вызвали у студента Колина Маллони таких затруднений, как совсем другой предмет.

«Я откладывал его до последнего», – говорит Маллони, который весной получил диплом об окончании университета по специальности «Информатика и математика».

На занятиях по этому ужасному предмету он имитировал звуки, которые издают слоны, танцевал в стиле Майкла Джексона, а также был вынужден ворчать перед сокурсниками, играя роль викинга, плывущего на весельной лодке.

Как и все будущие специалисты-компьютерщики Северо-Восточного университета, Маллони был обязан прослушать курс по театральному мастерству и импровизации. И, как и другие, он признается, что боялся этих занятий. 

Большинство программистов утверждает, что им проще работать, сидя перед монитором компьютера, чем общаться с кем-то лицом к лицу. Другие просто не любят привлекать к себе внимание. На занятиях по импровизации «Велеречивый спикер» будущие специалисты по информатике не только знакомятся со сверстниками, но и работают в группах и поочередно становятся центром всеобщего внимания.

В рамках курса предусмотрены публичные выступления – причем по темам, которые с технологиями вовсе не связаны. Например, нужно поделиться с аудиторией семейными рецептами. Еще студенты учатся уверенно произносить откровенную тарабарщину, вроде «бутуга дубука манала футуса».

По словам президента университета Джозефа Э. Ауна, эти занятия являются способом защитить специалистов-компьютерщиков от превращения в «роботов» и помогают студентам приобрести уникальные человеческие навыки. В эпоху искусственного интеллекта такие качества, как эмпатия, креативность и командная работа обеспечивают молодым людям конкурентное преимущество перед машинами, считает Аун, который написал книгу на эту тему.

Впрочем, не все были согласны с тем, что это хорошая идея.

«Когда в 2016 году занятия стали обязательными для всех, мы видели много истерик и стенаний», – рассказывает Карла Э. Бродли, декан колледжа компьютерных наук Khoury.

Один из студентов, Зак Лоуэн, отложил прохождение курса на последний выпускной год. В первый же день занятий ему пришлось изображать, будто он катается на коньках, а затем идет по горячему песку.

«На самом деле у меня в голове была лишь одна мысль: «Боже, что здесь происходит?», – рассказывает он.

Лоуэн не испытывал страха перед подмостками, когда играл сцену сговора между враждующими наркокартелями, однако чувствовал себя скованно перед объективом видеокамеры во время имитации интервью.

«Я не был уверен, куда именно мне нужно смотреть, а профессор спросил меня о том, кто лучше всего знает мои слабые места», – вспоминает Лоуэн.

Учащаяся младших курсов Кейт­лин Ван, как она сама говорит, любит все планировать заранее, поэтому любая импровизация ее пугает: «Я не знаю, что произойдет, что я скажу или как люди будут реагировать на это», – делится Ван.

Однако она проявила силу воли и весной начала занятия на курсе импровизации. К своему удивлению, она сумела изобразить Симбу в 30-секундной версии мультфильма «Король лев», а также пропела часть выступления автора книги «Eat, Pray, Love» Элизабет Гилберт на TED Talk.

«Я понятия не имела, с какой мелодией мне нужно было петь», – говорит Ван.

Курс «Велеречивый оратор» оказался для некоторых выпускников не менее полезен, чем сложные предметы, которые они изучали в рамках специальности. 

Тиффани Сибер, выпускница 2016 года, вспоминает, что когда она пришла на занятия, студенты должны были построить машину Рубе Голдберга из своих тел. Это значит, что прикосновение руки приводило в движение чью-то ногу, а нога инициировала движение того, кто изображал, будто крутит колесо.

«Тогда я просто не могла понять, как все это связано с моей будущей работой», – признается она.

Однако сегодня Сибер работает инженером-программистом в Uber и перед презентациями часто использует «позу силы» – навык, приобретенный на тех занятиях. Для этого она отводит плечи назад, вытягивает грудь и равномерно распределяет вес собственного тела. Во время выступления она медленно ходит из стороны в сторону, привлекая внимание аудитории.

И теперь Сибер говорит: «Я не знаю ни одного инженера-программиста, который был бы избавлен от необходимости делать презентации».

Дани Калаччи, который посещал занятия в 2016 году, сегодня является соучредителем технологического стартапа Riff Learning Inc. По его словам, сама абсурдность заданий на этих занятиях помогла студентам стать сплоченными. В частности, в рамках одного такого задания требовалось, чтобы Калаччи помог сокурснику растянуться и встать прямо.

«Мне действительно понравилось участвовать в этом», – отмечает он.

Многие специалисты сходятся во мнении, что занятия по импровизации способны улучшить навыки командной работы и общения, необходимые для установления контакта с другими людьми. Ведь сегодня многие программные приложения создаются небольшими группами специалистов, в которых задействованы инженеры, копирайтеры и дизайнеры.

Занятия по импровизации в Северо-Восточном университете проводят профессора с театральным прошлым. На сегодня курс прослушали почти 800 специалистов по компьютерным наукам, и лишь немногие решили отказаться от него. Как правило, в комнате для занятий всего несколько стульев или столов. В один из дней студенты могут делать какие-то постановки по ролям, в другой – просто разбрасывать воображаемые предметы. На одном из занятий студенты должны были смотреть в глаза друг другу в течение 60 секунд. Тот, кто не выдерживал и начинал смеяться, должен был начать все с самого начала.

В рамках другого задания нужно было рассказать какую-нибудь шутку и рассмешить других. По словам Бреннана Киннела, он рассказал анекдот о пиве, короле и львах. Однако итог оказался «наихудшим из всех возможных вариантов» – никто даже не улыбнулся.

«Шутки всех остальных, по крайней мере, вызывали легкие смешки», – вздыхает Киннел, который закончил обучение в этом году и надеется добиться большего успеха в качестве веб-разработчика.

Кэтрин Маклин пришла на занятия в скептическом настроении.

«Это стереотип, в который мы верим сами – что программисты неразговорчивы, все сплошные ботаники и поголовно носят толстовки», – говорит она.

Однако со временем Маклин научилась использовать силу и тембр своего голоса, а также стала испытывать меньше дискомфорта, обсуждая темы, в которых не является экспертом. К примеру, ей пришлось участвовать в дискуссии, доказывая важность знаков зодиака, что для любого программиста непростая задача.

«Конечно же, было бы намного хуже, если бы в этот момент никто не смеялся», – признается она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций