4670 просмотров

В Казахстане могут появиться проблемы с обеспечением водой

Аким Атырауской области считает, что необходимо придать более высокий статус казахстанско-российской комиссии по использованию водных объектов

Фото: ppl

Для Казахстана проблема трансграничных рек – довольно болезненная тема, которая обсуждается уже не первый год. Ранее «Курсив» писал о том, что искусственное изменение стока верхнего Иртыша может привести к экологической катастрофе. Сегодня казахстанские эксперты поднимают вопрос о падении уровня воды в реке Урал.

По оценкам экспертов, Казахстан является одной из стран Евразийского континента, которые в значительной степени испытывают дефицит водных ресурсов. Около половины поверхностных вод республики (44,9 куб. км) поступает с территории сопредельных государств, в основном из РФ и КНР. 

За последние 18 лет наблюдается тенденция сокращения естественных ресурсов поверхност¬ных вод Казахстана. С точки зрения отечественных ученых, обмеление реки Иртыш в ближайшие 10–15 лет лишь усугубится. Ведь в настоящее время соседи строят дамбы и плотины. В Поднебесной разработана стратегия по ускоренному развитию реформ в сфере водного хозяйства, согласно которой страна ежегодно выделяет по $62 млрд в виде инвестиций на строительство ирригационных объектов. Как считает преподаватель Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева кандидат химических наук Эльдар Копишев, искусственное изменение стока верхнего Иртыша может привести к экологической катастрофе.

Между тем, по информации участников прошедшего на днях в Атырау заседания по вопросам эффективного использования водных ресурсов Жайык-Каспийского бассейна, средний многолетний уровень Урала в районе Атырау составляет 9,5 млрд куб. м. В 2018 году этот показатель упал до 5,2 млрд куб. м, а за семь месяцев 2019 года пришло всего 3 млрд куб. м воды. Если так будет продолжаться, то в Казахстане появятся проблемы с обеспечением водой, уверены эксперты. 

В этой связи, по мнению акима Атырауской области Нурлана Ногаева, необходимо придать более высокий статус казахстанско-российской комиссии по совместному использованию и охране трансграничных водных объектов.

«Межгосударственная комиссия работает не первый год, но проблемные вопросы не решаются должным образом. Этой комиссии необходимо дать более высокий статус. Например, на уровне заместителя премьер-министра», – считает аким.

Безымянный_69.png

В 2019 году был зафиксирован рекордно низкий уровень воды в низовьях Урала. Двенадцатилетний цикл маловодья пройден, но река не перестает мелеть. Летом 2019 года в Уральске водозаборная станция «села на мель» – город остался без воды. Специалисты считают, что настало время принять межгосударственную программу по спасению Урала.

Особая вода

Урал, длиной более 2,4 тыс. км, берет начало на склонах вершины Круглая сопка хребта Уралтау (Южный Урал), проходит по территории Республики Башкортостан, Челябинской и Оренбургской областей РФ, Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана. Впадает Каспийское море. 

Для жителей двух регионов Казахстана эта река является основным источником пресной воды. В последние годы в Атырауской области с ростом промышленности и разработкой нефтегазовых месторождений потребление воды увеличилось.

На сегодняшний день Урал обеспечивает водой жителей города Атырау, Макатского, Махамбетского и Индерского районов, в общей сложности 66 населенных пунктов. 

В 2018 году их общее фактическое потребление составило более 30 тыс. куб. м воды в сутки. Еще 19 тыс. кубометров воды использовали предприятия региона. 23 населенных пункта Жылыойского, Исатайского и Курмангазинского районов, в том числе иногда и город Атырау, потребляют 13 тыс. куб. м воды в сутки из магистрального водовода Астрахань – Мангышлак, то есть из реки Кигач.

Как сообщил на прошедшей 27 сентября в Атырау пресс-конференции руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Атырауской области Кадыржан Арыстан, из-за падения уровня воды в реке Урал высохло 22% пойменного леса региона. Всего лесной фонд Атырауской области составляет около 52,4 тыс. га.

На грани

По утверждению гидротехников, если на протяжении одного цикла, составляющего 12 лет, уровень воды в реке падает и наблюдается маловодье, то в следующие 12 лет он поднимается. Но по реке Урал этот тезис не подтверждается.

«Пошел уже тринадцатый год, как уровень водоема падает», – подчеркнул вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Сергей Громов, выступая на прошедшем 26 сентября в Атырау брифинге в перерыве заседания казахстанско-российской комиссии по совместному использованию и охране трансграничных водных объектов. 

Вице-министр отметил, что именно обмеление Урала сегодня является наиболее острым вопросом. Сергей Громов уверен, что для выяснения истинных причин высыхания Урала необходимо провести научное исследование, поскольку они могут быть связаны, как с климатическими, так и с антропогенными факторами.

«Мы обсуждаем вопросы взаимодействия и по науке, и по исследованиям и пришли к выводу, что нужно обратиться к правительствам наших стран и сообщить, что назрела необходимость изучения экспертами и учеными данного вопроса, создания международной программы по регулированию, может, даже по спасению реки Урал», – отметил г-н Громов.

Между тем, по информации руководителя Жайык-Каспийской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов Галидуллы Азидуллина, несмотря на обилие снежных осадков в этом году в Западно-Казахстанской области – на 100–150% выше нормы, уровень воды в реке так и не поднялся. Вся влага ушла в землю, не успев попасть в реку, поскольку и в почве наблюдается двукратное снижение влажности. В Актюбинской и Атырауской областях осадков выпало на 50% меньше нормы.

«Такая ситуация наблюдается не только на территории Казахстана, но и в Оренбургской и Саратовской областях России», – говорит г-н Азидуллин.

По его данным, в этом году Ириклинское водохранилище, расположенное в Оренбургской области, которое ежегодно забирает из Урала 1 млрд куб. м воды, набрало всего 200 млн куб. м. При этом резервуар, способный хранить до 3,2 млрд куб. м воды, обеспечивает наполняемость Урала в межень. В результате в летний период отпуск воды с водохранилища не превышал 15 куб. м в секунду, обеспеченность водой населения упала до 95%.

«Если будет так продолжаться, то появятся проблемы с обеспечением водой. Уже в этом году в ЗКО предприятия водоснабжения и теплоснабжения вынуждены были на шесть часов приостановить работу, поскольку не было возможности брать воду из Урала. Водозабор пришлось передвинуть на середину реки», – рассказал г-н Азидуллин. 

По его словам, средний многолетний уровень Урала в районе Атырау составлял 9,5 млрд куб. м. В 2018 году этот показатель упал до 5,2 млрд куб. м, а за семь месяцев текущего года пришло всего 3 млрд куб. м воды. Цикл маловодья длится с 2006 года.

Специалист не исключает, что маловодье связано с низким уровнем выпадения осадков, в том числе и снега, поскольку за счет осадков пополняется 95% всех рек. 

Спорный вопрос

Казахстанские специалисты предполагают, что падение уровня воды в Урале, особенно в низовьях, происходит из-за излишней зарегулированности в верховьях реки.

В этой связи эксперт департамента трансграничных рек Министерства сельского хозяйства РК Мейрам Арыстанов предлагает создать единый водохозяйственный баланс, который учитывал бы все водопользование на протяжении рек Кигач и Урал. В частности, по мнению специалиста, деятельность многочисленных водохранилищ, появившихся в последнее время в Башкортостане в бассейне реки Сакмара, которая давала от 50 до 80% поступления воды в Урал, могла повлиять на уровень реки.

Однако с этим мнением не согласен заместитель руководителя Федерального агентства водных ресурсов РФ Вадим Никаноров, который подчеркивает, что, несмотря на зарегулированность рек, вода с российских водохранилищ отпускается в таком объеме, в каком было оговорено в соглашениях между странами. 

«Если бы не было водохранилищ, то вода бы быстро стекла в море. Такой же вопрос поднимался у нас и по Волге. Говорят, что она слишком зарегулирована. Там 11 водохранилищ стоит. Но все они помогают использовать воду в течение всего сезона, в межень», – уверен Вадим Никаноров.

По его словам, российская сторона готова предоставлять все данные, интересующие казахстанскую сторону, по количеству и качеству водных ресурсов, но нужно разработать единую методологию расчета. 

В поисках выхода

Напомним, протяженность границы между РК и РФ составляет 6,5 тыс. км. Стороны совместно используют воды семи крупных трансграничных рек: Иртыша, Есиля (Ишим), Тобола, Урала, Кигача, Караозена и Сарыозена.

По словам Вадима Никанорова, маловодье наблюдается практически на всех водных объектах, которые пересекают границы России и Казахстана.

«По всем есть одинаковые вопросы. Все реки сложные, у каждой своя особая черта, но в связи с тем, что именно на Урале расположено большое количество населенных пунктов, именно на территории Казахстана, которые подпитывают свои водозаборы из реки, то особое внимание сосредоточено именно на Урале», – говорит российский чиновник.

По данным Комитета по водным ресурсам МСХ РК, запасы пресных вод Казахстана составляют 524 куб. км. Из них 58 куб. км сосредоточено в подземных водах, 80 куб. км – в ледниках, 190 куб. км – в озерах, 95,5 куб. км – в водохранилищах, 100,5 куб. км – в реках.

Чтобы не зависеть только от воды Урала, местные власти приняли решение наладить транспортировку воды с месторождения подземных вод Кокжиде, расположенного в соседней Актюбинской области. Оно было разведано в 1983 году и может давать 196 тыс. куб. м воды в сутки. В 2019 году на подсчет запасов водоема из республиканского бюджета выделено 300 млн тенге. Всего на изучение Кокжиде, которое будет вестись в течение трех лет, потратят 1,1 млрд тенге государственных денег.

В заключение напомним, что водные отношения между Казахстаном и Россией регулируются соглашением между правительствами двух стран о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов от 7 сентября 2010 года, принятого взамен аналогичного соглашения от 27 августа 1992 года.

banner_wsj.gif

196 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg