Перейти к основному содержанию

546 просмотров

На казахстанском юридическом форуме обсудили взаимоотношения людей и роботов

Для развития технологий нужны благоприятные условия, а не жесткие рамки законодательных норм

Фото: Офелия Жакаева

Казахстанский юридический форум KFL2019 прошел в Алматы. Он стал девятым по счету и собрал более трехсот юристов, в том числе судей, руководителей юридических департаментов министерств и ведущих компаний страны. Организовала мероприятие Lincoln Company при поддержке НПП «Атамекен».

Обсуждение актуальных изменений в законодательство прошло в пяти параллельных секциях. Они затрагивали интересы предпринимательства, IT-технологий, недропользования, медицины и строительства. Но наибольший интерес участников форума вызвало обсуждение вопросов развития IT-сферы и вызываемых ими правовых коллизий.

Нужны ли роботу законы?

Компьютерные технологии повсеместно внедряются во все сферы общества. Примеры этого привел Андрей Незнамов, руководитель Исследовательского центра проблем регулирования робототехники (Россия). По его словам, уже сегодня 75% всех биржевых операций проводит искусственный интеллект. Ему доверяют сложные хирургические операции, управление разными видами транспорта. Роботы становятся частью образовательных программ. 

Значит ли это, что использование новых технологий должно быть обусловлено принятием законов, детально формализующих отношения человека и робота? Или, если рассмотреть ситуацию с другой стороны – нужны ли роботу права, аналогичные гражданским и юридическим правам человека?

Андрей Незнамов сфокусировал внимание аудитории на том факте, что все технологии, оказавшие наибольшее влияние на развитие экономики за последние сто лет –  авиа- и автомобилестроение, радио и телефонная связь –   развивались и достигли высокого уровня эффективности вне действия юридического и  регуляторного поля. 

Пример обратного отношения – закон «Красного флага», принятый в Великобритании в 1865 году в отношении автомобильной промышленности. Его ограничивающее влияние привело к тому, что автомобильная промышленность страны на 30 лет отстала от автопрома Германии.

Для технологий благоприятен концептуальный подход

Тем не менее, разработка правовой базы ведется – правда, в концептуальном поле. Наиболее продвинутые в технологическом плане государства разрабатывают концепции, в рамках которых реализуются отдельные программы развития. К примеру, в Японии действует «New Robot Strategy», в Германии «Индустрия 4.0», Евросоюз руководствуется «Стратегией развития Robotics 2020» и нормами Гражданского права о робототехнике. Аналогичные программы действуют в США, Канаде, Новой Зеландии, Сингапуре, Финляндии и Франции. 

Китай, который заявил о планах превращения страны в крупнейший инновационный центр мира в 2030 г., опирается на законы об обязательном внедрении технологий искусственного интеллекта во всех сферах. Ожидается, что через 10 лет китайская IT-индустрия будет иметь годовой оборот в $150 млрд, с учетом смежных рынков - $1,5 трлн.

Казахстанский бизнес за «мягкое» регулирование

Примеры того, как «мягкое» регулирование благоприятно сказывается на бизнесе Казахстана, демонстрирует электронная торговля. Как отметила Елена Бычкова, советник председателя ОЮЛ «Ассоциация Цифровой Казахстан», рост этого сектора экономики обусловлен отсутствием жестких законодательных требований. Участники рынка руководствуются принципами саморегулирования, то есть самостоятельно вырабатывают общие правила игры и разрешения споров, сохраняя фокус на соблюдении прав покупателей. 

LRM_EXPORT_757446058633606_20190930_102237544.jpg

Запрос на «мягкое» регулирование прозвучал и со стороны рынка криптовалют и блокчейна. Мади Сакен, законодательный аналитик Национальной ассоциации развития блокчейн и индустрии дата-центров, считает, что любая новая технология – это всего лишь новая форма привычных ценностей или процессов. К примеру, следуя этой логике, майнинг криптовалюты, то есть буквально «добывания ценности из ничего», можно признать современным аналогом кладоискательства с соответствующим налогообложением. 

Мади Сакен привел примеры того, как технологии блокчейна и криптовалюты, в отношении которых в Казахстане сохраняется известный скепсис, успешно применяются в разных областях во всем мире. Например, в Грузии технология блокчейн используется для формирования Земельного кадастра, на Украине строится прозрачная система государственных аукционов. 

Эти примеры укрепляют идею перевода на блокчейн системы государственных закупок в Казахстане. Пока же эта технология опробуется  министерством финансов в процессах администрирования НДС, минсельхозом – в учете зерновых расписок. Постепенно зарабатывают доверие и разные формы криптовалют –  токены, обеспеченные зерном, драгоценными металлами, электроэнергией. Таким образом, Казахстан движется в общем мировом тренде – при этом с учетом своей страновой специфики.

4044 просмотра

Почему казахстанцам продолжают начислять налоги на давно проданные автомобили

Даже оплата транспортного налога за давно проданное авто еще не означает окончания проблем

Фото: Shutterstock

Извещения о больших долгах по налогам становятся неприятным сюрпризом для граждан страны уже несколько лет подряд. Невольными должникам оказываются в том числе те, кто продал свой автомобиль по доверенности в начале 2000-х годов.

На 1 января 2019 года задолженность по налогам имели 1,4 млн казахстанцев, общая сумма задолженности – 20,9 млрд тенге, из которых 6,6 млрд приходилось на начисленные пени. 70% задолженности приходилось на налог на транспортные средства. Такие данные озвучил летом вице-министр финансов РК Канат Баедилов, анонсируя проведение налоговой амнистии для физлиц (действует в республике до конца года; по ее условиям тем, кто оплатит основной долг до 31 декабря, начисленная пеня будет списана автоматически). Люди со значительными долгами по транспортному налогу – нередко вовсе не злостные налогоплательщики. Они просто продали свой автомобиль по генеральной доверенности – такая практика была широко распространена в Казахстане еще несколько лет назад.

Судя по архивным публикациям СМИ, в 2004-2005 годах до 70% казахстанцев управляли автомобилями на основании генеральной доверенности.

Почему была популярна доверенность

Популярность этого вида документов у населения объяснялась просто. В отличие от договора купли-продажи, на оформление которого вместе с учетными процедурами по передаче автомобиля от старого владельца новому хозяину уходило до трех рабочих дней, доверенность сроком на три года с правом продажи транспортного средства выписывалась в течение нескольких минут. Не так много времени занимала и регистрация нотариально заверенного документа в отделениях дорожной полиции – это было необходимо сделать в течение 10 рабочих дней. Даже несмотря на наличие внушительных очередей и обязательную сверку номеров кузова и двигателя автомобиля с данными техпаспорта, хватало трех-четырех часов.

Не менее важно, что услуги нотариуса даже вместе с ускоренной регистрацией доверенности в дорожной полиции в общей сложности стоили, например, в 2002 году максимум 4000 тенге. За полное оформление договора купли-продажи нужно было отдать 15 500 тенге ($100 на тот момент), при том что средняя заработная плата по стране в 2002 году составляла 20 305 тенге, а автомобиль Mazda 626 1989 года выпуска стоил $1800. Никто из казахстанцев, продававших тогда автомобили, и предположить не мог, что спустя много лет им придется заплатить за генеральную доверенность намного больше.

Проблема со стажем

Проблеме с долгами по транспортному налогу за проданные ранее по доверенности автомобили уже несколько лет, и она сохраняет актуальность – все больше казахстанцев узнают о своих задолженностях перед государством. Без погашения этих долгов нет возможности выехать за границу или взять кредит в банке. Чаще всего история начинается с квитанции за коммунальные услуги, где вдруг появляется графа с задолженностью по налогам на сумму, порой в разы превышающую ежемесячную зарплату даже высокооплачиваемого специалиста. И только после обращения в районные департаменты государственных доходов люди узнают, что им необходимо оплатить транспортный налог за автомобиль, проданный по доверенности более 10–15 лет назад. Получившие извещение бывшие автовладельцы обязаны погасить долги за последние пять лет, а также оплатить транспортный налог за текущий год вне зависимости – хоть и продали свой автомобиль по доверенности в 2001-м или, скажем, в 2004 году.

По словам одного из экс-владельцев внедорожника Nissan Patrol 1991 года выпуска, представившегося «Курсиву» Нуржаном Искаковым, ему предписано оплатить транспортный налог на общую сумму более 1,5 млн тенге. «Честно говоря, я уже и забыл, что у меня была эта машина. Только придя в налоговую, вспомнил о ней. Хороший внедорожник, только вот топлива ест много да и в обслуживании был дорогой. Налоги к тому же из-за объема двигателя были огромными. Потому и продал ее, как тогда было принято, по генеральной доверенности. В 2003 году это было. Покупатель, помню, обещал машину оформить на себя. Теперь оказывается, что до сих пор на мне висит. Неизвестно, где она находится. Может, за эти годы уже на запчасти разобрали», – рассказал «Курсиву» Нуржан Искаков.

Семья живущей в Алматы Татьяны Лысенко узнала о наличии долгов по транспортному налогу из полученной этим летом квитанции за коммунальные услуги. «У нас Mercedes был. Продали, кажется, в 2001 году. Людей, которым продавали, не помним. Где они и чем занимаются – не знаем. Налог мы оплатили еще в сентябре за несколько лет. Почти 300 тысяч тенге! Я была в ужасе и трансе! Но надо платить. Потому что если не сделать этого, то будут заблокированы все счета и водительские права», – заметила в беседе с «Курсивом» Татьяна Лысенко.

Справка на справке

Естественно, что следующим шагом всех людей, когда-то продавших свои автомобили по генеральной доверенности, становится попытка снять с учета машины, которые им уже давно фактически не принадлежат. Прежде всего для того, чтобы в будущем не платить налоги и штрафы «за того парня». Из бесед с бывшими владельцами автомобилей выясняется, что сделать это не так уж и просто – в первую очередь потому, что ни у кого из них нет на руках техпаспорта и каких-либо других правоустанавливающих документов. В итоге процедура по снятию машин с учета затягивается на несколько месяцев. Семья Татьяны Лысенко занимается этим с сентября, и процесс еще не завершен. «Справку об уплате долгов и отсутствии задолженностей в налоговом комитете выдают через пять рабочих дней. Ехать с нею в автоЦОН бесполезно. Там сразу же отправляют в районное отделение дорожной полиции. Если вдруг оказывается, что машина проходит по базе, как находящаяся где-то под арестом, то в дорожной полиции говорят, что сначала надо получить справку у судебных исполнителей о снятии с нее ареста. Надо подождать еще 15 дней. Со справкой от судебных исполнителей, выданной на основании справки от налоговой, едешь за справкой в дорожную полицию. Ждешь еще 10 рабочих дней. Наконец, со справкой от дорожной полиции едешь в автоЦОН, где обещают выдать документ о снятии автомобиля с учета в течение, опять же, 15 не календарных, а рабочих дней», – поделилась своим опытом с «Курсивом» Татьяна Лысенко. Она недоумевает, почему дорожная полиция и Комитет госдоходов не договорились организовать процесс по снятию проданных ранее по генеральным доверенностям автомобилей по принципу одного окна, ведь проблема носит массовый характер. «Людей с такими же проблемами, как у нашей семьи, – воз и маленькая тележка. И каждому по нескольку раз приходится отпрашиваться с работы. Разве это нормально? Неужели ничего нельзя сделать?» – возмущается жительница Алматы.

Алгоритм от госорганов

Госорганы РК в курсе проблем населения, связанных с распространенной почти до 2009 года практикой продажи автомобилей без заключения договоров купли-продажи и трудностями снятия с учета оформленных по доверенностям машин. Еще в декабре 2013 года на тот момент заместитель начальника управления административной полиции ДВД Алматы Жандос Мураталиев признал усугубившееся положение бывших собственников автомобилей после ужесточения правил по сбору транспортного налога. «По сложившейся практике сведения о собственниках транспортных средств передавались в налоговые органы для налогообложения, о чем многие и не знали. Автомобили стареют, изнашиваются, могут получить повреждения в ДТП. В общем, выходят из строя по самым разным причинам. В этих случаях новые фактические владельцы и не собирались снимать их с учета, в лучшем случае перепродавая машины на запчасти. При этом судьба государственных номеров и свидетельств о регистрации транспортных средств никого не интересовала», – констатировал Жандос Мураталиев.

Тогда же, в 2013 году, был предложен и новый порядок снятия с учета автомобилей, проданных по доверенностям в конце 90-х – начале 2000-х годов, который действует до сих пор. Бывшим собственникам автомобилей следует, предварительно выплатив долги по транспортному налогу, явиться в автоЦОНы с письменным заявлением об обстоятельствах вывода транспортных средств из фактического владения, а также утраты государственных регистрационных номеров и документов на автомобиль. Кроме того, в заявлении необходимо по возможности указать имя, фамилию и место жительства лица, время продажи автомобиля и другие сведения, которые позволяют сделать вывод об отсутствии эксплуатации транспортного средства в течение трех последних лет. Соответственно, только при представлении всей этой информации, которая будет сверена с данными о прохождении техосмотров, фиксирующих нарушения правил дорожного движения, камер видеонаблюдения и сотрудников дорожной полиции, у людей, продавших автомобиль по доверенности, появляется возможность снять его с учета в установленные законодательством сроки.

Предложение снизу

Бывший владелец внедорожника Nissan Patrol Нуржан Искаков скептически относится к возможности снять свою былую собственность с учета. Он не помнит ни места совершения сделки, ни даже имени того человека, которому он продал свою машину. «Все, что я помню, – это приблизительное место, где находился офис нотариуса. Их тогда там много было, а сейчас на этой улице стоят новые дома и нет ни одного нотариуса. Мне кажется, что на самом деле проблема таких, как я, попавших в передрягу людей решается достаточно просто. Нужно всего лишь объявить о замене выпущенных 15-17 лет назад государственных номерных знаков с обязательным запретом их эксплуатации», – предложил алматинец, который пока не знает, где найти 1,5 млн тенге на уплату транспортного налога, начисленного на автомобиль, которого у него давно нет.

инф1.png

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций