Перейти к основному содержанию

785 просмотров

На 74% казахстанских компьютеров установлено «пиратское» ПО

Нацкомпании могут закупать нелицензионное программное обеспечение

Фото: Аскар Ахметуллин

Правила закупок, установленные АО «Самрук-Казына» и дочерними структурами холдинга, не исключают возможности закупки нелицензионного программного обеспечения, считает партнер юридической компании Baker McKenzie Андрей Ерш.

«Возьмем правила закупок «Самрук-Казына», в которые входит большинство наших национальных компаний и которые осуществляют закупки по правилам «Самрук-Казыны». Есть ли там нормы, которые позволяют защищать тендеры от участия в них компаний, продающих нелицензионный софт? Нет. Правила закупок «КазМунайГаза» тоже основаны на правилах «Самрук-Казыны» - нет», - сказал он 23 октября на форуме американской торговой палаты по экономической политике «Кибербезопасность и киберпреступность: вызов XXI века».

Исключением в данной практике, по его словам, являются правила закупок лекарственных препаратов.

«В них (правилах закупок лекарственных препаратов) как раз после долгой дискуссии с министерством здравоохранения в 2019 году появились нормы, которые ограничили лица, не являющиеся владельцами прав на объекты интеллектуальной собственности, в участии в тендерах. Но там есть другие проблемы с объектами интеллектуальной собственности», - сказал Ерш.

По его словам, в «даркнете» ежемесячно публикуется 686 тыс. данных пользователей платежных карт.

«Это средние оценки, которые были озвучены на некоторых конференциях. Почему это происходит? Прежде всего, одна из основных причин – уязвимость программного обеспечения», - сказал он.

Лицензионное ПО, отметил Ерш, обеспечивает достаточную защиту информационных технологий и позволяет достаточно быстро купировать проблемы, связанные с безопасностью технологий.

«Тем не менее, наблюдается постоянная тенденция того, что люди используют нелицензионный софт… Еще граждан с социальной точки зрения можно как-то пытаться понять, потому что не у всех доходы позволяют это сделать, но оправданий, безусловно, этому нет, поскольку это все равно нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности. Но очень смешно это выглядит в отношении коммерческих организаций», - сказал он.

Использование лицензионного ПО, по его мнению, очень важно для безопасности коммерческих организаций.

«Нельзя использовать нелицензированные "крэкнутые" программы, которые фактически являются воротами для любого злоумышленника во внутренние информационные системы предприятия», - сказал он.

Кроме того, есть опасность уязвимости в самом оборудовании.

«К сожалению, какого-то технического решения, которое позволяло бы это сделать, нет. Это одна из наиболее уязвимых частей. Типичная проблема – это когда используют вай-фай-роутеры, не меняя заводские пароли, которые на них установлены и к которым совершенно свободно можно получить в том же даркнете. Большинство производителей устанавливают типовые пароли», - сказал Ерш.

Еще одна проблема – фишинг, когда скачивая какие-то подозрительные файлы и делая другие действия, мошенники получают доступ к персональным данным пользователей, в том числе платежным картам и банковским счетам. При этом это отражается не только на самих физических лицах, но и организациях/компаниях/банках, в которых они работают.

«На последнем заседании рабочей группы по программному обеспечению, которая состоялась в Алматы в сентябре 2019 года, была озвучена цифра – примерно 74% программного обеспечения, установленного на компьютерах в Казахстане, является нелицензионным. Мы не можем дать раскладку где больше, где меньше, но, безусловно, больше нелицензионного программного обеспечения установлено на личных компьютерах и телефонах, но, как показывает практика, по-прежнему выявляются факты закупки нелицензионного оборудования коммерческими предприятиями», - сказал Ерш.

Прежде всего, по его словам, речь идет о коммерческих предприятиях, которые входят в инфраструктуру производства нефти, газа, майнинга и тому подобного.

1565 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance