Перейти к основному содержанию

155 просмотров

Мало шансов выйти из воды сухим

Какие меры планируют принять Россия и Казахстан для решения вопросов трансграничных рек?

Фото: Shutterstock

В 2019 году был зафиксирован рекордно низкий уровень воды в низовьях Урала. Двенадцатилетний цикл маловодья пройден, но река не перестает мелеть. Летом 2019 года в Уральске водозаборная станция «села на мель» – город остался без воды. Специалисты считают, что настало время принять межгосударственную программу по спасению Урала.

Особая вода

Урал, длиной более 2,4 тыс. км, берет начало на склонах вершины Круглая сопка хребта Уралтау (Южный Урал), проходит по территории Республики Башкортостан, Челябинской и Оренбургской областей РФ, Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана. Впадает Каспийское море. 

Для жителей двух регионов Казахстана эта река является основным источником пресной воды. В последние годы в Атырауской области с ростом промышленности и разработкой нефтегазовых месторождений потребление воды увеличилось.

На сегодняшний день Урал обеспечивает водой жителей города Атырау, Макатского, Махамбетского и Индерского районов, в общей сложности 66 населенных пунктов. 

В 2018 году их общее фактическое потребление составило более 30 тыс. куб. м воды в сутки. Еще 19 тыс. кубометров воды использовали предприятия региона. 23 населенных пункта Жылыойского, Исатайского и Курмангазинского районов, в том числе иногда и город Атырау, потребляют 13 тыс. куб. м воды в сутки из магистрального водовода Астрахань – Мангышлак, то есть из реки Кигач.

Как сообщил на прошедшей 27 сентября в Атырау пресс-конференции руководитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Атырауской области Кадыржан Арыстан, из-за падения уровня воды в реке Урал высохло 22% пойменного леса региона. Всего лесной фонд Атырауской области составляет около 52,4 тыс. га.

На грани

По утверждению гидротехников, если на протяжении одного цикла, составляющего 12 лет, уровень воды в реке падает и наблюдается маловодье, то в следующие 12 лет он поднимается. Но по реке Урал этот тезис не подтверждается.

«Пошел уже тринадцатый год, как уровень водоема падает», – подчеркнул вице-министр экологии, геологии и природных ресурсов РК Сергей Громов, выступая на прошедшем 26 сентября в Атырау брифинге в перерыве заседания казахстанско-российской комиссии по совместному использованию и охране трансграничных водных объектов. 

Вице-министр отметил, что именно обмеление Урала сегодня является наиболее острым вопросом. Сергей Громов уверен, что для выяснения истинных причин высыхания Урала необходимо провести научное исследование, поскольку они могут быть связаны, как с климатическими, так и с антропогенными факторами.

«Мы обсуждаем вопросы взаимодействия и по науке, и по исследованиям и пришли к выводу, что нужно обратиться к правительствам наших стран и сообщить, что назрела необходимость изучения экспертами и учеными данного вопроса, создания международной программы по регулированию, может, даже по спасению реки Урал», – отметил г-н Громов.

Между тем, по информации руководителя Жайык-Каспийской бассейновой инспекции по регулированию использования и охране водных ресурсов Галидуллы Азидуллина, несмотря на обилие снежных осадков в этом году в Западно-Казахстанской области – на 100–150% выше нормы, уровень воды в реке так и не поднялся. Вся влага ушла в землю, не успев попасть в реку, поскольку и в почве наблюдается двукратное снижение влажности. В Актюбинской и Атырауской областях осадков выпало на 50% меньше нормы.

«Такая ситуация наблюдается не только на территории Казахстана, но и в Оренбургской и Саратовской областях России», – говорит г-н Азидуллин.

По его данным, в этом году Ириклинское водохранилище, расположенное в Оренбургской области, которое ежегодно забирает из Урала 1 млрд куб. м воды, набрало всего 200 млн куб. м. При этом резервуар, способный хранить до 3,2 млрд куб. м воды, обеспечивает наполняемость Урала в межень. В результате в летний период отпуск воды с водохранилища не превышал 15 куб. м в секунду, обеспеченность водой населения упала до 95%.

«Если будет так продолжаться, то появятся проблемы с обеспечением водой. Уже в этом году в ЗКО предприятия водоснабжения и теплоснабжения вынуждены были на шесть часов приостановить работу, поскольку не было возможности брать воду из Урала. Водозабор пришлось передвинуть на середину реки», – рассказал г-н Азидуллин. 

По его словам, средний многолетний уровень Урала в районе Атырау составлял 9,5 млрд куб. м. В 2018 году этот показатель упал до 5,2 млрд куб. м, а за семь месяцев текущего года пришло всего 3 млрд куб. м воды. Цикл маловодья длится с 2006 года.

Специалист не исключает, что маловодье связано с низким уровнем выпадения осадков, в том числе и снега, поскольку за счет осадков пополняется 95% всех рек. 

Спорный вопрос

Казахстанские специалисты предполагают, что падение уровня воды в Урале, особенно в низовьях, происходит из-за излишней зарегулированности в верховьях реки.

В этой связи эксперт департамента трансграничных рек Министерства сельского хозяйства РК Мейрам Арыстанов предлагает создать единый водохозяйственный баланс, который учитывал бы все водопользование на протяжении рек Кигач и Урал. В частности, по мнению специалиста, деятельность многочисленных водохранилищ, появившихся в последнее время в Башкортостане в бассейне реки Сакмара, которая давала от 50 до 80% поступления воды в Урал, могла повлиять на уровень реки.

Однако с этим мнением не согласен заместитель руководителя Федерального агентства водных ресурсов РФ Вадим Никаноров, который подчеркивает, что, несмотря на зарегулированность рек, вода с российских водохранилищ отпускается в таком объеме, в каком было оговорено в соглашениях между странами. 

«Если бы не было водохранилищ, то вода бы быстро стекла в море. Такой же вопрос поднимался у нас и по Волге. Говорят, что она слишком зарегулирована. Там 11 водохранилищ стоит. Но все они помогают использовать воду в течение всего сезона, в межень», – уверен Вадим Никаноров.

По его словам, российская сторона готова предоставлять все данные, интересующие казахстанскую сторону, по количеству и качеству водных ресурсов, но нужно разработать единую методологию расчета. 

В поисках выхода

Напомним, протяженность границы между РК и РФ составляет 6,5 тыс. км. Стороны совместно используют воды семи крупных трансграничных рек: Иртыша, Есиля (Ишим), Тобола, Урала, Кигача, Караозена и Сарыозена.

По словам Вадима Никанорова, маловодье наблюдается практически на всех водных объектах, которые пересекают границы России и Казахстана.
«По всем есть одинаковые вопросы. Все реки сложные, у каждой своя особая черта, но в связи с тем, что именно на Урале расположено большое количество населенных пунктов, именно на территории Казахстана, которые подпитывают свои водозаборы из реки, то особое внимание сосредоточено именно на Урале», – говорит российский чиновник.

По данным Комитета по водным ресурсам МСХ РК, запасы пресных вод Казахстана составляют 524 куб. км. Из них 58 куб. км сосредоточено в подземных водах, 80 куб. км – в ледниках, 190 куб. км – в озерах, 95,5 куб. км – в водохранилищах, 100,5 куб. км – в реках.

Чтобы не зависеть только от воды Урала, местные власти приняли решение наладить транспортировку воды с месторождения подземных вод Кокжиде, расположенного в соседней Актюбинской области. Оно было разведано в 1983 году и может давать 196 тыс. куб. м воды в сутки. В 2019 году на подсчет запасов водоема из республиканского бюджета выделено 300 млн тенге. Всего на изучение Кокжиде, которое будет вестись в течение трех лет, потратят 1,1 млрд тенге государственных денег.

В заключение напомним, что водные отношения между Казахстаном и Россией регулируются соглашением между правительствами двух стран о совместном использовании и охране трансграничных водных объектов от 7 сентября 2010 года, принятого взамен аналогичного соглашения от 27 августа 1992 года.

2624 просмотра

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance