Перейти к основному содержанию
1696 просмотров

Казахстанцев все чаще судят за нарушения авторских прав на песни

Сумма возмещения ущерба может достигать 38 миллионов тенге

Фото: Shutterstock

Соблюдение предпринимателями закона об авторских и смежных правах и практика заключения договоров с обществами по защите интересов авторов и исполнителей обсуждались за круглым столом в специализированном межрайонном экономическом суде Шымкента. Как было отмечено, теперь нарушители закона подвергаются уголовному преследованию и возмещают ущерб в размере от 100 до 15 тыс. МРП.

По словам участников мероприятия, в суды ежемесячно подается около полутора десятков исковых заявлений в отношении нарушителей закона об авторском праве. Сумма возмещения может варьироваться от 250 тыс. до почти 38 млн тенге.

Потерянные авторы

Закон об авторских и смежных правах четко регламентирует суммы отчислений, которые образуются из авторского вознаграждения. 70% оплачивается авторам, а 30% идет на внутренние нужды организации защитников прав авторов–исполнителей. Они включают в себя зарплату, административные расходы, командировочные.

«Наши инспекторы работают не только по Шымкенту и области. Судебные иски рассматривались в Павлодаре, Костанае, Таразе. Но держать много работников не позволяют доходы. На город и область только два инспектора. Помимо экспертов в РОО работают 15 человек», – рассказал генеральный директор РОО «Исполнители казахских песен» и РОО «Союз авторов песен» Нурбек Енжанов.

По его словам, у двух РОО три основные сферы деятельности: контроль за соблюдением закона об авторских и смежных правах в общественных местах, при осуществлении теле– и радиотрансляций и работе с импортерами.

«На данный момент заключены договоры с 457 исполнителями казахских песен и 570 авторами. Также подписаны соответствующие документы с двумя десятками крупных и мелких производителей фонограмм. У нас есть договоры с Украиной, Польшей, Бразилией. С обществами других стран переговоры идут. Предприниматели, которые заключили с нами договор (в среднем ежемесячная оплата составляет 5–7 тыс. тенге. – «Курсив»), каждый квартал сдают отчеты о том, какая музыка использовалась в кафе, барах. По этим сведениям мы отправляем деньги исполнителям и авторам», – пояснил руководитель РОО.

На вопрос «Курсива» о том, как выплачивается вознаграждение авторам-исполнителям, с которыми нет договора, Нурбек Енжанов ответил, что подведомственные РОО организации аккредитованы в Минюсте на получение авторского вознаграждения и при наличии данных об исполнении произведений того или иного автора ищут автора-исполнителя для вручения ему денег. К слову, на сайте Союза авторов песен в списке разыскиваемых авторов и композиторов 1047 фамилий. В их числе довольно известные – Тимати, Юрий Шевчук, Юрий Визбор, Михаил Танич.

Нежданный гость

По словам участников мероприятия, механизм выявления нарушений авторского законодательства несложен. Эксперт заходит в кафе как обычный посетитель. Если выявляет нарушения, то снимает на видеокамеру исполнение музыкальных произведений, делает предупреждение и оставляет уведомление о необходимости заключить договор с авторским обществом. Если предложение не находит отклика, тогда пишется заявление в суд.

Как считает юрист палаты юридических консультантов Adilet group Даулет Камытбеков, нередко нарушение авторских прав происходит ввиду элементарного незнания предпринимателями законов. Однако в большинстве дел, в которых он участвовал, заключались мировые соглашения. Нарушитель законодательства добровольно погашал сумму ущерба и заключал договор с организацией по охране авторских прав. При этом суммы исков были от 1,5 млн до 8 млн тенге.

По мнению представителя авторского общества Нурбека Енжанова, необходимо менять сознание людей и подходы уполномоченных лиц к работе. «У нас 700 кафе, баров, и только около 20 владельцев сами пришли заключать договоры. Остальные – только через суд. МВД должно работать, а оно не работает. Мы пишем заявления, определяем ущерб, но полиция дело прекращает. Так, в Абайском суде Шымкента пять дел лежат, в Ленгере одно дело лежит. И так происходит до вмешательства прокуратуры, которая возвращает дела в полицию. В месяц 10–15 дел отправляем в суд. В полицию писать заявления бесполезно. Ответа не дают», – посетовал эксперт.

Однако мало выявить нарушение и выиграть дело. Проблема еще и взыскать деньги. «В Алматы в 2009 году ресторанный комплекс «Барбамбия Кергуду» был оштрафован на 700 МРП. Деньги взыскиваются до сих пор. Ответчик оплачивает лишь по 5–10 тыс. тенге. Владелица комплекса вышла на пенсию и показывает доходы только с пенсионных денег», – привел пример руководитель РОО.

Нуждается в доработке

По мнению председателя палаты юридических консультантов Adilet group Ильясбека Жунусова, отдельные положения закона нуждаются в уточнении и доработке.

Во-первых, по его мнению, сейчас фактически идет двойное взыскание за один и тот же вид деятельности. «Субъект предпринимательства, установивший у себя либо телевизор, либо иные устройства, которыми в публичном формате могут пользоваться и другие лица, должен осуществлять какие-то платежи. Но в то же время телевидение, заключая договор с обществами по защите прав авторов, оплачивает авторское вознаграждение», – пояснил собеседник.

Во-вторых, по мнению г-на Жунусова, необходим централизованный учет субъектов, которые могут защищать права автора и их смежников.

В-третьих, при подаче искового заявления необходимо, чтобы суды узнавали права и полномочия лиц, которые подают заявления. «Не всегда можно быть уверенным, что общественное объединение является правообладателем произведений исполнителя, автора или смежника. Я говорю о регистрации авторских прав на каждое произведение. Субъектов, которые защищают права авторов и смежников, много. Друг другу они информацию не предоставляют, но каждый из них имеет право подавать исковое заявление. Таким образом можно несколько раз подать заявление. В Алматы есть такие прецеденты», – резюмирует г-н Жунусов.

banner_wsj.gif

1811 просмотров

Как узбекистанский ретейл работает во время карантина

И повлияет ли пандемия на потребительские привычки жителей страны

Фото: Павел Носачев

Продуктовые базары и супермаркеты Узбекистана на время пандемии остались одними из немногих мест, где продолжала кипеть жизнь. С момента появления первого заразившегося Covid-19 в РУз розничная торговля не останавливалась ни на минуту. Решением Специальной республиканской комиссии базарам наряду с продуктовыми магазинами и торговыми сетями разрешили продолжить работу, в отличие от многих других организаций в стране. Но, несмотря на это, потребительский рынок не смог избежать потерь.  

Как сообщили «Курсиву» в хокимияте Ташкента, количество предпринимателей на столичных продовольственных базарах во время пандемии в среднем сократилось на 10-20%.

В общей массе бизнес просел еще больше. По информации Государственного налогового комитета, в стране временно приостановили свою деятельность  почти 80% (199 тыс.) индивидуальных предпринимателей из зарегистрированных в республике 247 тыс. ИП.

За продуктами через КПП  

Как рассказали в хокимияте Ташкента, в столице Узбекистана насчитывается 15 базаров. Из них 12 рынков формата «Дехкон бозори» («Крестьянские базары»), один оптовый и два специализированных рынка. Кроме того, в городе действуют пять торговых комплексов.

Во время карантина из 131 входа на городских базарах оставили лишь 35. Их оборудовали санитарными постами, внутрь пускали только в маске через коридор санитарной обработки, с обязательным измерением температуры и дезинфекцией рук. Каждые 2-3 часа сотрудники базара осуществляют дезинфекцию рынка, один раз в день силами МЧС и СЭС проводится дезинфекция специальными растворами.  

Продукция должна быть накрыта, а между покупателем и продавцом установлены прозрачные защитные экраны.  

По данным хокимията, в обеспечении санитарных мероприятий на каждом столичном базаре задействованы сотрудники рынков, силы МЧС и СЭС – примерно от 35 до 50 человек на каждый объект.

Несмотря на послабления карантинных ограничений в связи с улучшением эпидемиологической обстановки, все санитарные посты на рынках Ташкента сохраняются и работают в обычном режиме.

«Процесс выхода из санитарного режима и сам порядок будет установлен решением специальной республиканской комиссии», – заявили в мэрии.

Рады тому, что есть

Сами предприниматели и торговцы отдают себе отчет в том, в каких условиях им сейчас приходится работать. Сегодня они согласны на все, лишь бы была возможность трудиться и покрывать свои затраты, которые они понесли в надежде на прибыль 2020 года.
Предприниматель на Мирабадском рынке Джахонгир Зиадулаев уже 4 года занимается продажей сезонных фруктов и ягод из Ферганы. За это время он не припомнит такого сокращения покупателей на рынках столицы.

«Людей стало намного меньше, но мы рады и тому, что есть», – сказал Джахонгир.

По словам предпринимателя, покупатели сейчас больше выбирают магазины, нежели рынки.

«Базары в недалеком прошлом были практически безальтернативным местом закупки продовольственных товаров для абсолютного большинства населения, как и многие тысячи лет тому назад. С появлением сети супермаркетов многие стали думать, что постепенно базары исчезнут. Но вот прошло 30 лет, а базары как работали, так и работают», – замечает независимый экономист Абдулла Абдукадиров.

По мнению эксперта, соотношение размера покупок на базарах и в супермаркетах Ташкента составляет 40-60% в пользу рынков, в других городах – 80-20%, а в сельской местности и вовсе 5-95% в пользу базаров.

«Конечно, такие социальные исследования не проводились и трудно говорить о точных цифрах. Но я исхожу из понимания того, что среднедневной оборот таких крупных рынков столицы, как Алайский, Юнус-Абадский, Мирабадский, Чор-Су, составляют от $1,5 млн в будние дни до $2,5-$3 млн в выходные дни. Народ все же предпочитает покупать свежие овощи и фрукты, бахчевые на рынках», – заявил Абдулла Абдукадиров.

Среди преимуществ базаров, помимо низких цен, эксперт называет нажитую привычку многих людей постарше. «Однако супермаркеты постепенно вытесняют базары. Тут чистота, удобство помещений и расположения», – замечает Абдукадиров.

Только после дезинфекции

Во время карантина узбекистанскому ретейлу также пришлось не просто. Магазины и супермаркеты вынуждены были привести свою работу в соответствие с действующими санитарными стандартами.

Как рассказал «Курсиву» управляющий сети супермаркетов Makro Роман Сайфулин, во всех магазинах персонал полностью перешел на обязательное ношение масок и перчаток. Для кассиров были изготовлены защитные маски. При входе каждому клиенту обрабатываются руки антисептиком и измеряется температура, а на полу нанесены специальные метки для соблюдения дистанции.

«Сеть понесла серьезные затраты для организации всех санитарных норм. Расходы по этому показателю увеличились на 44%», – заявил Сайфулин.

Несмотря на все ограничения, спрос в сети Мakro вырос на 40%, но очень сильно поменялась структура покупок – люди стали больше приобретать социально значимые товары. При этом средний чек в сети показал прирост до 50-55%.

«За время карантина изменился и характер покупок. В начале приобретали много мяса, бакалею и овощи, особенно картофель и лук. Также лидерами продаж стали масло, сахар, рис, полуфабрикаты и завтраки. На данный момент спрос на эти продукты упал, и структура покупок возвращается на докарантинный период», – рассказал Роман Сайфулин.

Повышенный спрос на отдельные виды товаров сильно повлиял на логистику в отрасли.  Для обеспечения своевременной доставки сети использовали собственный грузовой транспорт, который работал в несколько смен, без выходных. Однако не всем поставщикам удавалось получить разрешительные стикеры для проезда до распредцентров ретейлеров, поэтому сети вынуждены были доставлять некоторые товары в РЦ самостоятельно.

Еще аукнется

Эксперты уверяют, что карантин из-за пандемии Covid-19 не пройдет для розничной торговли бесследно.

«Карантин уже давно повлиял на отрасль. Маски, перчатки, дезинфекция у входов, замер температуры – все это сделало свое дело. И поход за покупками уже не стал таким приятным занятием, как это было ранее. Нанесен огромный ущерб психике потребителя. Это еще долгое время будет давать о себе знать», – говорит Абдулла Абдукадиров.

В дополнение эксперт считает одним из факторов влияния на отрасль – сокращение доходов населения из-за карантина, в связи с чем потребители будут тратить деньги только на самое необходимое и товары низкого качества.

«Бизнесу придется все эти изменения потребительских вкусов людей учитывать и адаптироваться», – заявил эксперт.

Ретейлеры считают, что карантинные ограничения скажутся на потребительских привычках узбекистанцев, ведь в дни самоизоляции многие открыли для себя супермаркеты по-новому.

«Я верю в то, что крупные форматы будут все больше проигрывать мелким и удобным магазинам у дома. Не за горами и масштабный IT-прогресс, а вместе с ним уход части покупателей в онлайн», – подытожил Роман Сайфулин.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png