Перейти к основному содержанию


945 просмотров

Казахстанцев все чаще судят за нарушения авторских прав на песни

Сумма возмещения ущерба может достигать 38 миллионов тенге

Фото: Shutterstock

Соблюдение предпринимателями закона об авторских и смежных правах и практика заключения договоров с обществами по защите интересов авторов и исполнителей обсуждались за круглым столом в специализированном межрайонном экономическом суде Шымкента. Как было отмечено, теперь нарушители закона подвергаются уголовному преследованию и возмещают ущерб в размере от 100 до 15 тыс. МРП.

По словам участников мероприятия, в суды ежемесячно подается около полутора десятков исковых заявлений в отношении нарушителей закона об авторском праве. Сумма возмещения может варьироваться от 250 тыс. до почти 38 млн тенге.

Потерянные авторы

Закон об авторских и смежных правах четко регламентирует суммы отчислений, которые образуются из авторского вознаграждения. 70% оплачивается авторам, а 30% идет на внутренние нужды организации защитников прав авторов–исполнителей. Они включают в себя зарплату, административные расходы, командировочные.

«Наши инспекторы работают не только по Шымкенту и области. Судебные иски рассматривались в Павлодаре, Костанае, Таразе. Но держать много работников не позволяют доходы. На город и область только два инспектора. Помимо экспертов в РОО работают 15 человек», – рассказал генеральный директор РОО «Исполнители казахских песен» и РОО «Союз авторов песен» Нурбек Енжанов.

По его словам, у двух РОО три основные сферы деятельности: контроль за соблюдением закона об авторских и смежных правах в общественных местах, при осуществлении теле– и радиотрансляций и работе с импортерами.

«На данный момент заключены договоры с 457 исполнителями казахских песен и 570 авторами. Также подписаны соответствующие документы с двумя десятками крупных и мелких производителей фонограмм. У нас есть договоры с Украиной, Польшей, Бразилией. С обществами других стран переговоры идут. Предприниматели, которые заключили с нами договор (в среднем ежемесячная оплата составляет 5–7 тыс. тенге. – «Курсив»), каждый квартал сдают отчеты о том, какая музыка использовалась в кафе, барах. По этим сведениям мы отправляем деньги исполнителям и авторам», – пояснил руководитель РОО.

На вопрос «Курсива» о том, как выплачивается вознаграждение авторам-исполнителям, с которыми нет договора, Нурбек Енжанов ответил, что подведомственные РОО организации аккредитованы в Минюсте на получение авторского вознаграждения и при наличии данных об исполнении произведений того или иного автора ищут автора-исполнителя для вручения ему денег. К слову, на сайте Союза авторов песен в списке разыскиваемых авторов и композиторов 1047 фамилий. В их числе довольно известные – Тимати, Юрий Шевчук, Юрий Визбор, Михаил Танич.

Нежданный гость

По словам участников мероприятия, механизм выявления нарушений авторского законодательства несложен. Эксперт заходит в кафе как обычный посетитель. Если выявляет нарушения, то снимает на видеокамеру исполнение музыкальных произведений, делает предупреждение и оставляет уведомление о необходимости заключить договор с авторским обществом. Если предложение не находит отклика, тогда пишется заявление в суд.

Как считает юрист палаты юридических консультантов Adilet group Даулет Камытбеков, нередко нарушение авторских прав происходит ввиду элементарного незнания предпринимателями законов. Однако в большинстве дел, в которых он участвовал, заключались мировые соглашения. Нарушитель законодательства добровольно погашал сумму ущерба и заключал договор с организацией по охране авторских прав. При этом суммы исков были от 1,5 млн до 8 млн тенге.

По мнению представителя авторского общества Нурбека Енжанова, необходимо менять сознание людей и подходы уполномоченных лиц к работе. «У нас 700 кафе, баров, и только около 20 владельцев сами пришли заключать договоры. Остальные – только через суд. МВД должно работать, а оно не работает. Мы пишем заявления, определяем ущерб, но полиция дело прекращает. Так, в Абайском суде Шымкента пять дел лежат, в Ленгере одно дело лежит. И так происходит до вмешательства прокуратуры, которая возвращает дела в полицию. В месяц 10–15 дел отправляем в суд. В полицию писать заявления бесполезно. Ответа не дают», – посетовал эксперт.

Однако мало выявить нарушение и выиграть дело. Проблема еще и взыскать деньги. «В Алматы в 2009 году ресторанный комплекс «Барбамбия Кергуду» был оштрафован на 700 МРП. Деньги взыскиваются до сих пор. Ответчик оплачивает лишь по 5–10 тыс. тенге. Владелица комплекса вышла на пенсию и показывает доходы только с пенсионных денег», – привел пример руководитель РОО.

Нуждается в доработке

По мнению председателя палаты юридических консультантов Adilet group Ильясбека Жунусова, отдельные положения закона нуждаются в уточнении и доработке.

Во-первых, по его мнению, сейчас фактически идет двойное взыскание за один и тот же вид деятельности. «Субъект предпринимательства, установивший у себя либо телевизор, либо иные устройства, которыми в публичном формате могут пользоваться и другие лица, должен осуществлять какие-то платежи. Но в то же время телевидение, заключая договор с обществами по защите прав авторов, оплачивает авторское вознаграждение», – пояснил собеседник.

Во-вторых, по мнению г-на Жунусова, необходим централизованный учет субъектов, которые могут защищать права автора и их смежников.

В-третьих, при подаче искового заявления необходимо, чтобы суды узнавали права и полномочия лиц, которые подают заявления. «Не всегда можно быть уверенным, что общественное объединение является правообладателем произведений исполнителя, автора или смежника. Я говорю о регистрации авторских прав на каждое произведение. Субъектов, которые защищают права авторов и смежников, много. Друг другу они информацию не предоставляют, но каждый из них имеет право подавать исковое заявление. Таким образом можно несколько раз подать заявление. В Алматы есть такие прецеденты», – резюмирует г-н Жунусов.


1 просмотр

Возможна ли в Казахстане политическая сатира

Кто и как шутил над отечественным политикумом

Иллюстрация: nuvolanevicata

На этой неделе в казахстанский кинопрокат вышел новый фильм известного комедийного актера и режиссера Нуртаса Адамбая «Аким». Фильм презентуется как сатирическая комедия, в которой авторы обещают в полной мере высмеять все особенности жизни провинциальных чиновников. Претензии на сатиру в отечественном кинематографе и вообще в юморе не так часты, поэтому мы решили вспомнить все попытки, когда-либо предпринимавшиеся казахстанскими режиссерами.

Едва только появилась новость о том, что Нуртас Адамбай снимает фильм о молодом акиме, направленном в небольшой городок, соцсети запестрили критикой. Мол, сравните масштабы высмеивания: если в Украине в ставшем уже легендарным сериале «Слуга народа» простой учитель становится президентом страны (а это и соответствующий уровень политической сатиры), то у нас это может быть максимум аким небольшого городка – отсюда и масштабы тем для высмеивания. Для сравнения: в той же России в сериалах «Домашний арест» и «Год культуры» фигуры для сатирического высмеивания и обличения – министры и губернаторы, что больше, чем у нас, но явно меньше, чем в Украине.

Тем не менее даже «Аким» может считаться тематическим прорывом, в особенности по сравнению в другими комедиями, где темами для осмеивания по-прежнему являются семейные отношения, бессрочная тойско-свадебная тематика, антагонизм деревенских и городских, простецких и гламурных. На эти темы сняты десятки фильмов, и многим они уже успели порядком поднадоесть. И если такого юмора на экране и сцене вполне достаточно, то сатира в наших краях всегда с трудом пробивала себе дорогу, и едва ли можно сказать, что пробила.

Кроме шуток

Если углубляться в историю, то, пожалуй, первые зачатки казахской сатиры появляются еще в знаменитых айтысах рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Тогда акыны – и такие легендарные, как Биржан-сал Кожагулов и Сара Тастанбекова, и чуть менее известные – обличали и чиновничий произвол местных феодалов, и угнетение царскими колонизаторами. Трудно сказать, насколько полноценной являлась эта сатира с точки зрения законов данного жанра, ибо у каждого акына была своя направленность. Кто-то был более ироничен, кто-то – менее. Но большей частью на айтысах было принято сразу атаковать болевые точки общества.

Впрочем, если в первые послереволюционные годы это еще было возможно, то уже в конце 20-х годов айтыс как жанр независимого высказывания сошел на нет. Это связано с общей политической обстановкой в стране. Теперь то, над чем смеяться, как правило, заказывала сама власть. По большей части это были внутренние враги – вредители и диверсанты либо внешние – поджигатели холодной войны, фашисты и реваншисты. Дошло до того, что юмористическая поляна оказалась настолько выхолощенной, что даже сами советские вожди в начале 50-х говорили: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины». Литературная среда на это отозвалась частушкой: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!»

Разумеется, в рамках тоталитарной системы полноценной сатиры не могло существовать – могла быть лишь ее имитация ровно в тех масштабах, которые обозначала власть. Другое дело, что уже во времена оттепели эти границы расширились и, скажем, внутри страны уже гораздо больше и смелее разрешалось шутить над бюрократами, руководителями низового звена.

Такая сатира цвела пышным цветом на страницах сатирического журнала «Ара» («Шмель»), как раз и ставшего журналистско-литературным порождением эпохи оттепели. Создатели журнала на первых страницах заявляли, что будут беспощадно бить кнутом сатиры бюрократов и очковтирателей, бездельников и чинуш, плодящих резолюции, клеветников и носителей фео­дально-байских пережитков, подхалимов и хапуг. Фактически «Ара» для Казахстана стал тем же, чем был для всего СССР легендарный журнал «Крокодил».

Не боясь попасть в звезды

Кроме того, не стоит забывать, что с 60-х годов во всем Союзе начинается расцвет телевизионной эпохи. Именно с того времени телевидение начало проникать в каждую семью, и это стало настоящей революцией в доставке сатирического жанра населению. Теперь смешное чаще не читают, а смотрят: «КВН», «Вокруг смеха», «Кабачок «13 стульев».

На стезе профессиональной эстрады в казахскоязычном секторе долгое время монополистом была, конечно, «Тамаша» – своего рода аналог всесоюзной программы «Вокруг смеха». Кстати, появились эти передачи в один и тот же год – 1978-й. Но «Тамаша» проживет намного дольше, аж до 2005 года.

«Рамки свободы творчества там были, конечно, советские. Но уровень актеров и литературного материала был, несомненно, выше, чем сейчас. Это был полноценный театр эстрадных миниатюр», – считает телевизионный режиссер Арман Карабаев.

Уже в 90-е и далее традиции «Тамаши» пытались было продолжить «Бауыржан-шоу», «Шымкент-шоу», но там вся тематика строилась на бытовом юморе.

Три, четыре… закончили

Впрочем, сравнивать процессы в сатирическом жанре в Казахстане и в целом в СССР не всегда уместно, ибо здешняя ситуация довольно существенно отличалась от того, что происходило на всесоюзной юмористической «поляне». Одно из самых главных отличий – это то, что КВН, появившийся в СССР в 1961 году, в Казахстане полноценно зажил лишь 30 лет спустя. В 60-е соревнования проходили лишь внутри вузов, а потом КВН и вовсе закрыли.

По большому счету, КВН зажил в Казахстане уже в 90-е годы, спустя шесть-семь лет после открытия возрожденного КВН в 1986 году. А его настоящий бум придется уже на 90-е. Значение этого явления переоценить сложно – спустя более чем 20 лет кавээнщики как в России, так и в Казахстане составят новую ударную силу на телевидении и в кино. Прошедшие школу высшей лиги у Александра Маслякова Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин и Нурлан Коянбаев сегодня составляют мейнстрим казахстанского кинематографа. Многие нашли себя и на ниве интернет-юмора, как, например, известный таксист Русик (Руслан Висингериев) или Меиржан Туребаев, ставший одним из самых известных вайнеров Казнета.

Пальцем в небо Кызыкстана

Впрочем, политическую сатиру пробовали осваивать и в Казахстане. В девяностые и первой половине нулевых и в КВН, и даже на отечественном телевидении шло несколько проектов, довольно смело высмеивавших чиновников и политиков. Это были тележурнал «Неделька» с Альбеком Тастайбековым и сатирическое шоу «77 кун».

«Началось все с обыкновенного капустника. Причем мы не ставили себе целью глумиться над политиками. Мы создавали новый виртуальный мир: изменяли их фамилии, даже переделали название страны на Кызыкстан, то есть смешной стан, – рассказывает один из создателей проекта «77 кун» телережиссер Арман Карабаев. – Позже вместо сатирического выпуска новостей появилась рубрика погоды. Только вместо погоды мы делали такой выпуск: сколько стоит место полицейского, учителя, какова их зарплата в разных регионах. Более того, мы тютелька в тютельку угадали, сколько стоит получить должность акима района в одной из южных областей, как раз в день его назначения. Там несколько кланов продвигали своих кандидатов. И когда мы в передаче назвали стоимость этой должности, то к нам приехала целая делегация из этого района и выпытывала, кто их нам сдал. А мы просто пальцем в небо ткнули».

Не отставали в те годы и кавээнщики. «Годах в 1996–2000-х мы довольно жестко шутили о политиках и чиновниках. Но у нас они обидчивые и даже на вполне безвинные шутки реагировали очень болезненно и советовали нам, что называется, фильтровать базар», – рассказывает Аскар Бисембин, в прошлом кавээнщик, а ныне кинорежиссер.

С тех пор эта тема заглохла, и вновь восторжествовал бытовой юмор, который и по сей день правит бал. Посему действительно сейчас только районный аким может быть фигурой для высмеивания. И пока остается лишь гадать, возьмут ли отечественные комедиографы новую высоту после премьеры «Акима» и высмеют ли руководителей более высокого уровня. А может быть, данную миссию выполнят на просторах интернета. Ведь сегодня веб-контент также набирает обороты. И в отличие от телевизионного он гораздо смелее и шире.

Правда, по сравнению даже с Россией в Казахстане веб-сериалы на зачаточном уровне. И пока они не спешат предъявлять политическую сатиру на суд зрителя, продолжая потчевать их тем же, чем и в полноформатном кино: комедиями, криминалом, в лучшем случае мистикой. Посему остается либо ждать, либо начать это делать самим.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций