1149 просмотров

Гражданин Грузии угодил в казахстанскую колонию за чемодан с наркотиками

Силовики «вели» его от Франкфурта

Фото: alancrosthwaite

В специализированном межрайонном суде по уголовным делам  Шымкента был вынесен приговор гражданину Грузии Гоче Леладзе, в чьем дорожном чемодане, по версии следствия, было обнаружено более 200 граммов самых разнообразных наркотических и психотропных веществ. Пассажир летел рейсом из Франкфурта-на-Майне через Москву в Шымкент.

22 октября текущего года судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Шымкента Самидин Темиралиев вынес приговор гражданину Грузии Гоче Леладзе.

«Принимая во внимание особую тяжесть совершенных Леладзе преступлений, суд считает необходимым применить наказание, связанное с изоляцией от общества в учреждении максимальной безопасности. По совокупности статей УК РК суд признал подсудимого Гочу Леладзе виновным  в совершении преступлений и назначил наказание сроком 11 лет и 6 месяцев с отбыванием наказания в учреждении максимальной безопасности», – зачитал приговор судья, добавив, что в течение 15 дней стороны могут обжаловать решение суда. 

Дело одного чемоданчика

Во время слушания дела в суде участникам процесса было представлено видео следствия, где демонстрировался чемодан. В нем находилось около 40 пакетиков с разнообразными наркотическими и психотропными веществами: кокаином, марихуаной, гашишным маслом, таблетками «экстази», грибами, по утверждению обвинения, содержащими психотропные вещества. 

При этом, судя по представленным видеоматериалам, запрещенный товар не был тщательно скрыт от сторонних глаз. Все демонстрируемые пакетики находились между вещами владельца багажа.

Кстати, история с чемоданом 42-летнего Гочи Леладзе началась еще в 2017 году. По версии следствия он перед посадкой в самолет сдал багаж в аэропорту Франкфурта-на-Майне, следуя рейсом через Москву в Шымкент. 

Как отмечалось во время судебных слушаний, по прибытии гражданин Леладзе прошел в CIP-зал в надежде получить свой багаж. Но сотрудники аэропорта не смогли найти чемодан, принадлежавший пассажиру. А дальше версии следствия и самого подсудимого кардинально разнятся. 

Из показаний Леладзе следует, что, не дождавшись чемодана в CIP-зале, он сам отправляется на его поиски в общий зал, находит свой багаж, забирает и на такси уезжает в Тараз. 

По версии следствия, багаж Леладзе в самолет, которым летел подсудимый, не попал. Якобы выяснилось, что в чемодане сотрудники немецких спецслужб обнаружили наркотики. И германские силовики в письме, адресованном КГД Минфина РК, предложили правоохранительным органам Казахстана провести совместную операцию по контролируемой поставке наркотиков.

«Уважаемый господин Тенгебаев, ... по немецкому законодательству контролируемая поставка возможна только в том случае, если лицо, являющееся получателем, можно будет установить и идентифицировать и наркотики будут доставлены проживающему в Казахстане получателю», – озвучил на судебном процессе немецкое предложение прокурор Галым Байгонысов. 

По его словам, казахстанская сторона согласилась на предложение немецких коллег, вследствие чего багаж из Германии был переправлен в столицу Казахстана. 

Столичные полицейские, получив чемодан и наркотики, фиксируют содержимое флаконов и пакетов. Далее груз отправляется в Шымкент, где, по замыслу спецслужб, его должен был получить Леладзе. 

Объявленный в розыск

Правоохранительные органы закрыли Леладзе выезд из страны, объявили в розыск подозреваемого. А он, являясь гражданином Грузии, сначала некоторое время находился в Шымкенте, затем отправился в Киргизию, после в ОАЭ и вновь в Германию, где в июне 2018 года его и задержали. Еще через полгода Гочу Леладзе экстрадируют в Казахстан.

Здесь у защиты подсудимого возникли вопросы.

«Если исходить из обвинения, то преступление было совершено в Германии, там же был задержан чемодан. После этого Леладзе чемодан не видел. Однако это дело расследовалось в Казахстане, и здесь он передан суду. Но на суде не было представлено ни одного доказательства, подтверждающего, что Леладзе сдавал именно этот чемодан в аэропорту Франкфурта-на-Майне», – отметил адвокат подсудимого Ахром Мухитдинов.  

Согласен с коллегой и другой защитник Леладзе Сергей Батищев. По его словам, на допросе сотрудники аэропорта Шымкента показали, что по международным нормам предусмотрено достаточно времени для задержания пассажира, если в его багаже обнаружили запрещенные вещества.

«Компетентные органы Германии его сразу бы задержали. Но Леладзе спокойно вылетел, прилетел в Шереметьево, прибыл в Шымкент. Это, на наш взгляд, достаточное основание для сомнения в принадлежности чемодана с наркотиками Леладзе», – говорит Сергей Батищев.

Сказанному верить?

Однако гособвинитель усмот­рел в деяниях подсудимого злой умысел.

«Леладзе, не получив свой чемодан в аэропорту Шымкента, заподозрил, что он находится в поле зрения правоохранительных органов. Его подозрения подтвердились после того, как в пункте пропуска через госграницу ему сообщили о закрытии его выезда из Казахстана. Будь он законопослушным гражданином, то обратился бы в посольство, полицию или другие органы по поводу выезда. Но в дальнейшем он скрылся от органов уголовного преследования с целью избежать уголовной ответственности», – выступил с обвинительной речью прокурор. 

У подсудимого Леладзе своя трактовка посещения пунктов пропуска на границе:

«Три раза я пытался со своим паспортом перейти границу. На третий раз мне сказали, что причина в ДГД. Я пересекал границу официально, что подтверждается печатями в паспорте. Разве такое возможно, чтобы наркокурьера, проходящего по базам, трижды не арестовали?» – задался вопросом Гочи Леладзе.  

В свою очередь адвокат Мухитдинов обратил внимание суда на момент видеосъемки. По словам защитника, члены следственной группы в столице РК пытались закрыть на кодовый замок задержанный чемодан после размещения в нем наркотиков. Но закрыть чемодан им не удавалось даже с применением отвертки из-за незнания кода. «Видеозапись была прервана и возобновлена только после закрытия замков. При этом в протоколе выемки участники следственной группы написали, что замок был закрыт на код «122», – заметил адвокат и предположил, что данный чемодан никакого отношения к г-ну Леладзе не имеет и налицо фальсификация материалов уголовного дела.

«В деле имеются выводы экспертизы на предмет соответствия запахов вещей из чемодана с запахом самого Леладзе. Присутствие индивидуального запаха Леладзе в багаже выявлено не было. Специалисты исследовали предметы гигиены из чемодана на наличие отпечатков пальцев. Так, к примеру, дезодорант, одеколон, кремы были распечатаны и ими пользовались. Но экспертиза не выявила отпечатков пальцев Леладзе на этих предметах», – обратил внимание суда на выводы экспертов адвокат. 

Точка не поставлена

Выступая с обвинительной речью, прокурор Галым Байгонысов попросил суд назначить наказание подсудимому сроком на 15 лет.

«Я считаю, что вина Леладзе полностью доказана представленными в суде доказательствами и показаниями свидетелей. С учетом общественной опасности преступления прошу признать подсудимого Леладзе виновным в совершении преступлений и назначить ему наказание сроком на 15 лет с отбыванием наказания в учреждении максимальной безопасности», – сказал прокурор.

Однако сторона защиты придерживается иной точки зрения.

«Я считаю, что операция «Контролируемая поставка» была благополучно провалена сотрудниками органов уголовного преследования. Не было установлено лицо, проживающее в Казахстане, получатель контролируемой поставки не был привлечен к уголовной ответственности. Считаю, что подсудимый невиновен», – заявил в свою очередь адвокат Мухитдинов. 

В течение 15 дней защитники Гочи Леладзе намерены обжаловать решение шымкентского суда.

banner_wsj.gif

298 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg