Перейти к основному содержанию
1016 просмотров

Ждет ли Землю глобальная катастрофа?

О чем говорили на Климатическом саммите ООН

Фото: Shutterstock.com

Климатический саммит на площадке 74-й сессии Генеральной Ассамб­леи ООН значительная часть ведущих мировых изданий объявила главным событием года. В то же время далеко не все главы государств, прибывшие в Нью-Йорк на Генассамблею, стали участвовать в мероприятии.

Из более-менее известных в мировой политике людей на Климатическом саммите присутствовали только канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, президент Турции Реджеп Эрдоган, министр иностранных дел КНР Ван И, глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, британский премьер Борис Джонсон, а также глава правительства Пакистана Имран Хан и президент Демократической Республики Конго Феликс Чисекеди. Многие страны обошлись представителями уровня вице-премьеров, другие – среди которых США, Саудовская Аравия, Австралия и Бразилия – вообще отказались от участия в саммите. 

Все будет еще хуже?

Генсек ООН Антониу Гутерриш, ссылаясь на последние научные исследования по изменению климата, заявил в интервью накануне саммита о том, что планета стоит на грани глобальной катастрофы. «Мы уже видим последствия, и не только в виде все более разрушительных ураганов и таяния ледников. Экстремальная жара, новые болезни, возникающие там, где их не было, – все это угрожает здоровью людей».

На предупреждениях была построена речь Гутерриша и непосредственно на саммите. «Несколько дней назад я был на Багамах (14 сентября. – «Курсив»), где ураган «Дориан» два дня безжалостно крушил все, что попадалось ему на пути. Разрушения, которые я там увидел, были не просто ужасны. Все это больше походило на апокалипсис. Знайте: то, что мы видим, – это не просто разрушения. Это наше будущее», – заявил генсек ООН, обращаясь к участникам Климатического саммита. В числе первоочередных мер, которые необходимы для предотвращения климатической катастрофы, он назвал прекращение субсидирования добывающей энергетическое сырье промышленности, переход от использования ископаемого топлива на возобновля­емые источники энергии, а также повсеместное введение налога на потребление углеродов. 

«Разве не абсурдно строить новые угольные элект­ростанции, которые окутывают черным дымом наше будущее, поощрять загрязнение воздуха, в результате которого по всему миру гибнут миллионы людей, а горожане в разных странах порой боятся даже выйти из дома?» – спросил Антониу Гуттериш у участников саммита. По мнению главы ООН, «мировое сообщество загнало себя в яму, и для того чтобы выбраться из нее, нужно перестать ее копать».

Тунберг не услышали

Самым эмоциональным на саммите было выступление уже номинированной на Нобелевскую премию экологической активистки, 16-летней школьницы из Швеции Греты Тунберг

«Вы возлагаете надежду на нас, на молодежь. Как вы смеете?! Своими пустыми словами вы украли мои мечты, мое детство. Мне еще повезло. Люди страдают, умирают. Разрушаются целые экосистемы. Мы стоим в начале массового вымирания. А вы говорите только о деньгах, кормите нас сказками о непрерывном экономическом развитии. Как вы смеете?!» – процитировали обращение Тунберг, пожалуй, все издания мира. 

И тем не менее особого эффекта и выступление Гутерриша, и гневная речь Тунберг на участников саммита, похоже, не произвели. Например, премьер-министр Индии Нарендра Моди, от которого сторонники зеленых движений ожидали покаяний за развитие угольной промышленности, в своем выступлении был невозмутим. 

«Сегодня Индия представляет практический подход и дорожную карту для решения проблемы изменения климата. Мы собираемся к 2022 году увеличить мощность наших вырабатывающих возобновляемую энергию станций до 175 гигаватт, а впоследствии и до 450 гигаватт. Около 80 стран мира присоединились к нашей инициативе по созданию Международного солнечного альянса. Я рад сообщить, что поставим солнечные батареи на крыше здания ООН», – заявил Нарендра Моди, подчеркнув, что в Индии также запущены программы по экономии воды и отказу из использования одноразовых пластиковых пакетов и посуды. О раздражающей экологических активистов добыче и сжигании угля премьер-министр Индии предпочел не говорить.

Спокоен был и президент Турции Реджеп Эрдоган, которого зеленые активисты нередко обвиняют в поощрении развития загрязняющих атмосферу промышленных технологий. Эрдоган подчеркнул, что Турция расширяет свои леса и увеличивает число вырабатывающих возобновляемую энергию источников. 

«Турция в настоящее время является региональным лидером в области возобновляемых источников энергии. Мы от них производим более 30% электроэнергии. Мы увеличим долю возобновляемой энергии в производстве электроэнергии до 39% к 2023 году», – отчитался перед участниками саммита Эрдоган, обойдя стороной и вопрос об активном использовании турецкой промышленностью угля, и тему отказа Турцией ратифицировать Парижское соглашение по уменьшению вредных выбросов в атмосферу. По последнему вопросу позиция Анкары вполне ясна: пока Турция не будет реклассифицирована как развивающаяся экономика, подписывать Парижское соглашение она не будет.

145145123.jpg

Вынужденные меры?

Зато президент Словакии Зузана Чапутова и новый премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис в буквальном смысле сорвали бурные аплодисменты. Первая заявила, что в Словакии было принято «политически немыслимое решение закрыть все угольные шахты» до 2050 года, предварительно прекратив субсидирование угольной промышленности к 2023 году. 

Второй объявил, что к 2028 году Греция закроет все свои предприятия, которые работают на добываемом в стране буром угле. 

Исследования климатологов показывают, что балканские страны, в число которых входит Словения и Греция, даже при повышении планетарной температуры на 1,5 по Цельсию окажутся в той зоне, где условия проживания людей заметно ухудшатся. Для Индии, восточной части Турции, юга Ирана, Сирии, Саудовской Аравии, района Кашгара в Синьц­зяне и восточного побережья Китая изменения климата будут критическими и могут спровоцировать появление климатических беженцев. Антониу Гутерриш, ссылаясь на последнюю информацию от климатологов, заявил, что «при нынешнем положении дел к концу текущего века Земля нагреется не на 1,5 градуса, а на 3 градуса по Цельсию», а значит, изменения станут еще более катастрофическими. 

Претензии по-китайски

Китай не ставит под сомнение важность Парижского соглашения и гарантирует его выполнение. Выступая на Климатическом саммите ООН, министр иностранных дел КНР Ван И, являющийся одновременно официальным представителем главы Китая Си Цзиньпиня, заметил: «Мировое сообщество должно решительно отстаивать мультилатерализм, соблюдать принцип «общая, но дифференцированная ответственность», оказывать помощь развивающимся странам в повышении способности противостоять изменениям климата». 

Позиция китайской стороны: если мировое сообщество решило бороться с изменением климата, то и финансировать экологический фонд ООН должны все в соответствии с уровнем своего экономического развития. Пока же о готовности увеличить сумму вкладов в Зеленый климатический фонд ООН кроме Китая, который уже гарантировал предоставить бедным странам к 2020 году $100 млрд на реализацию климатических проектов, объявила лишь президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Она сообщила, что ее страна теперь будет платить в фонд вдвое больше, чем прежде, – $200 млн. 

Возможно, именно по этой причине наблюдавшие за работой саммита представители зеленых движений заявили о фактическом провале Климатического саммита, который был назван чрезвычайным мероприятием ООН. «Мировые лидеры не услышали призывы участников климатических акций протеста, прошедших по всему миру в прошлую пятницу. Саммит проложил четкую границу между теми, кто серьезно относится к науке о климате, и теми, кто к ней равнодушен», – заявили представители экологической группе Climate Nexus. «Этот саммит не состоялся, и это только спровоцирует рост протестов на улицах городов во всем мире», – такой прогноз дала лидер Greenpeace Дженнифер Морган.

1252 просмотра

Тайные покупатели обнаружили контрабанду в Шымкенте

Как остановить предприимчивых граждан, научившихся обходить границу без пошлин

Фото: Игорь Акимов

О налаженном импорте продукции из Узбекистана по серой схеме заявили в Палате предпринимателей Шымкента. Обнаружить нелегальный бизнес удалось благодаря методу «тайный покупатель». 

Откуда разница

Поводом для изучения ситуации непосредственно на границе послужили результаты зеркального анализа официальных показателей товарооборота между двумя странами – импорта и экспорта из Узбекистана в Казахстан. В прошлом году, согласно данным КГД МФ РК, объем импорта в РК из РУ исчислялся $844,3 млн, тогда как экспорт из Узбекистана в Казахстан, по сведениям Госкомитета РУ по статистике, составил $1354,9 млн. Разница в статданных двух стран в 2018 году составила $510,1 млн, а в среднем за 10 лет – $679,1 млн.

Специалисты палаты сделали вывод, что эту разницу образует так называемый серый импорт. Зеркальное сопоставление статистики по экспорту и импорту ученые-экономисты считают одним из методов оценки объ­емов теневых операций во внешней торговле. Чтобы выяснить, каким именно способом идет серый импорт из Узбекистана, сотрудники РПП выступили в роли тайных потенциальных покупателей. Как правило, они расспрашивали таксистов, посредников, что-то увидели собственными глазами и в итоге выявили всю схему.

«Сначала фуру товаров разгружают на узбекистанской территории. Так называемые «несуны», в основном это женщины, перетаскивают все на тележках мелкими партиями. Переходя границу как физические лица, они не декларируют товар и провозят его как ручную кладь. Дальше доносят его до машины на территории Казахстана. При необходимости оформляются сопроводительные документы, и груз едет до точки назначения», – рассказал «Курсиву» эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев.

Также он подчеркнул, что это налаженный бизнес, распределенный посредниками по сферам. Непосредственно «несуны» берут за каждый килограмм перевезенного через границу товара примерно по 0,65 цента, то есть около 250 тенге. Тогда как при официальном оформлении таможенные пошлины и НДС обходятся дороже в 2–3 раза. 

«Фактически там действует целая армия «несунов», – отмечает Бердалиев. – В основном это граждане РУ, которые пересекают границу несколько раз в день, главным образом утром и вечером». 

Так как ограничений в количестве переходов границы нет, закон это делать позволяет. 

Страдает бизнес

Таким образом в Казахстан попадают текстиль, кондитерские изделия, ТНП, сухофрукты, стройматериалы, другие товары и продукты. В результате, как отмечает эксперт, страдают казахстанские товаропроизводители, которые не могут конкурировать с заведомо дешевой завозной продукцией.

Одним из ярких примеров этого, по словам Бауыржана Бердалиева, стало ТОО «Алтын Адам тiгiн фабрикасы», учредители которого заявляют, что ежедневно из Узбекистана идет нелегальный завоз около 10 тыс. костюмов.

При средней стоимости одного костюма $30, или 11,5 тыс. тенге, их годовой оборот составляет более $100 млн. Между тем, согласно официальным данным КГД МФ РК, в прошлом году из Узбекистана было завезено всего 8,5 млн штук мужских и женских костюмов, брюк и юбок на сумму $1,86 млн. В то время как казахстанская фабрика продает в год всего 20 тыс. костюмов, хотя ее мощности позволяют производить в 6 раз больше продукции. 

По словам Бауыржана Бердалиева, из-за более высокой себестоимости продукции – как минимум на 30% – и, соответственно, ее неконкурентоспособности в связи с огромным потоком серого импорта казахстанские компании уже вынуждены отдавать швейные работы на аутсорсинг предприятиям Узбекистана.

От неравноправных условий на рынке несут потери не только текстильщики, но и представители других отраслей экономики.

«Такая ситуация приводит к снижению производства продукции отечественных товаропроизводителей, сокращению рабочих мест, уменьшению налоговых поступлений в бюджет. Реализация дешевых товаров, ввезенных в Казахстан в обход официальных таможенных процедур, угрожает добросовестному предпринимательству. Фактически мы поддерживаем производителей Узбекистана», – резюмировал эксперт. 

Безымянный_112.png

Требуются защитные меры

Стоит отметить, что нелегальный импорт продукции на территорию Казахстана далеко не единственная проблема казахстанских предпринимателей. Бизнесмены и ранее поднимали вопросы акцизов, различных нетарифных и административных барьеров в виде нерегламентированных проверок, длительного растаможивания товаров, с которыми сталкиваются производители Казахстана при экспорте товаров в Узбекистан. 

В региональной палате также не исключают, что со следующего года казахстанским экспортерам станет еще сложнее пробиться на рынок Узбекистана. Напомним, 2 октября 2019 года вышло постановление президента РУ, согласно которому с 1 января 2020 года увеличиваются ставки таможенных пошлин и акцизных налогов на ряд ввозимых в Узбекистан товаров.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance