1209 просмотров

Ждет ли Землю глобальная катастрофа?

О чем говорили на Климатическом саммите ООН

Фото: Shutterstock.com

Климатический саммит на площадке 74-й сессии Генеральной Ассамб­леи ООН значительная часть ведущих мировых изданий объявила главным событием года. В то же время далеко не все главы государств, прибывшие в Нью-Йорк на Генассамблею, стали участвовать в мероприятии.

Из более-менее известных в мировой политике людей на Климатическом саммите присутствовали только канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, президент Турции Реджеп Эрдоган, министр иностранных дел КНР Ван И, глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин, премьер-министр Индии Нарендра Моди, британский премьер Борис Джонсон, а также глава правительства Пакистана Имран Хан и президент Демократической Республики Конго Феликс Чисекеди. Многие страны обошлись представителями уровня вице-премьеров, другие – среди которых США, Саудовская Аравия, Австралия и Бразилия – вообще отказались от участия в саммите. 

Все будет еще хуже?

Генсек ООН Антониу Гутерриш, ссылаясь на последние научные исследования по изменению климата, заявил в интервью накануне саммита о том, что планета стоит на грани глобальной катастрофы. «Мы уже видим последствия, и не только в виде все более разрушительных ураганов и таяния ледников. Экстремальная жара, новые болезни, возникающие там, где их не было, – все это угрожает здоровью людей».

На предупреждениях была построена речь Гутерриша и непосредственно на саммите. «Несколько дней назад я был на Багамах (14 сентября. – «Курсив»), где ураган «Дориан» два дня безжалостно крушил все, что попадалось ему на пути. Разрушения, которые я там увидел, были не просто ужасны. Все это больше походило на апокалипсис. Знайте: то, что мы видим, – это не просто разрушения. Это наше будущее», – заявил генсек ООН, обращаясь к участникам Климатического саммита. В числе первоочередных мер, которые необходимы для предотвращения климатической катастрофы, он назвал прекращение субсидирования добывающей энергетическое сырье промышленности, переход от использования ископаемого топлива на возобновля­емые источники энергии, а также повсеместное введение налога на потребление углеродов. 

«Разве не абсурдно строить новые угольные элект­ростанции, которые окутывают черным дымом наше будущее, поощрять загрязнение воздуха, в результате которого по всему миру гибнут миллионы людей, а горожане в разных странах порой боятся даже выйти из дома?» – спросил Антониу Гуттериш у участников саммита. По мнению главы ООН, «мировое сообщество загнало себя в яму, и для того чтобы выбраться из нее, нужно перестать ее копать».

Тунберг не услышали

Самым эмоциональным на саммите было выступление уже номинированной на Нобелевскую премию экологической активистки, 16-летней школьницы из Швеции Греты Тунберг

«Вы возлагаете надежду на нас, на молодежь. Как вы смеете?! Своими пустыми словами вы украли мои мечты, мое детство. Мне еще повезло. Люди страдают, умирают. Разрушаются целые экосистемы. Мы стоим в начале массового вымирания. А вы говорите только о деньгах, кормите нас сказками о непрерывном экономическом развитии. Как вы смеете?!» – процитировали обращение Тунберг, пожалуй, все издания мира. 

И тем не менее особого эффекта и выступление Гутерриша, и гневная речь Тунберг на участников саммита, похоже, не произвели. Например, премьер-министр Индии Нарендра Моди, от которого сторонники зеленых движений ожидали покаяний за развитие угольной промышленности, в своем выступлении был невозмутим. 

«Сегодня Индия представляет практический подход и дорожную карту для решения проблемы изменения климата. Мы собираемся к 2022 году увеличить мощность наших вырабатывающих возобновляемую энергию станций до 175 гигаватт, а впоследствии и до 450 гигаватт. Около 80 стран мира присоединились к нашей инициативе по созданию Международного солнечного альянса. Я рад сообщить, что поставим солнечные батареи на крыше здания ООН», – заявил Нарендра Моди, подчеркнув, что в Индии также запущены программы по экономии воды и отказу из использования одноразовых пластиковых пакетов и посуды. О раздражающей экологических активистов добыче и сжигании угля премьер-министр Индии предпочел не говорить.

Спокоен был и президент Турции Реджеп Эрдоган, которого зеленые активисты нередко обвиняют в поощрении развития загрязняющих атмосферу промышленных технологий. Эрдоган подчеркнул, что Турция расширяет свои леса и увеличивает число вырабатывающих возобновляемую энергию источников. 

«Турция в настоящее время является региональным лидером в области возобновляемых источников энергии. Мы от них производим более 30% электроэнергии. Мы увеличим долю возобновляемой энергии в производстве электроэнергии до 39% к 2023 году», – отчитался перед участниками саммита Эрдоган, обойдя стороной и вопрос об активном использовании турецкой промышленностью угля, и тему отказа Турцией ратифицировать Парижское соглашение по уменьшению вредных выбросов в атмосферу. По последнему вопросу позиция Анкары вполне ясна: пока Турция не будет реклассифицирована как развивающаяся экономика, подписывать Парижское соглашение она не будет.

145145123.jpg

Вынужденные меры?

Зато президент Словакии Зузана Чапутова и новый премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис в буквальном смысле сорвали бурные аплодисменты. Первая заявила, что в Словакии было принято «политически немыслимое решение закрыть все угольные шахты» до 2050 года, предварительно прекратив субсидирование угольной промышленности к 2023 году. 

Второй объявил, что к 2028 году Греция закроет все свои предприятия, которые работают на добываемом в стране буром угле. 

Исследования климатологов показывают, что балканские страны, в число которых входит Словения и Греция, даже при повышении планетарной температуры на 1,5 по Цельсию окажутся в той зоне, где условия проживания людей заметно ухудшатся. Для Индии, восточной части Турции, юга Ирана, Сирии, Саудовской Аравии, района Кашгара в Синьц­зяне и восточного побережья Китая изменения климата будут критическими и могут спровоцировать появление климатических беженцев. Антониу Гутерриш, ссылаясь на последнюю информацию от климатологов, заявил, что «при нынешнем положении дел к концу текущего века Земля нагреется не на 1,5 градуса, а на 3 градуса по Цельсию», а значит, изменения станут еще более катастрофическими. 

Претензии по-китайски

Китай не ставит под сомнение важность Парижского соглашения и гарантирует его выполнение. Выступая на Климатическом саммите ООН, министр иностранных дел КНР Ван И, являющийся одновременно официальным представителем главы Китая Си Цзиньпиня, заметил: «Мировое сообщество должно решительно отстаивать мультилатерализм, соблюдать принцип «общая, но дифференцированная ответственность», оказывать помощь развивающимся странам в повышении способности противостоять изменениям климата». 

Позиция китайской стороны: если мировое сообщество решило бороться с изменением климата, то и финансировать экологический фонд ООН должны все в соответствии с уровнем своего экономического развития. Пока же о готовности увеличить сумму вкладов в Зеленый климатический фонд ООН кроме Китая, который уже гарантировал предоставить бедным странам к 2020 году $100 млрд на реализацию климатических проектов, объявила лишь президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин. Она сообщила, что ее страна теперь будет платить в фонд вдвое больше, чем прежде, – $200 млн. 

Возможно, именно по этой причине наблюдавшие за работой саммита представители зеленых движений заявили о фактическом провале Климатического саммита, который был назван чрезвычайным мероприятием ООН. «Мировые лидеры не услышали призывы участников климатических акций протеста, прошедших по всему миру в прошлую пятницу. Саммит проложил четкую границу между теми, кто серьезно относится к науке о климате, и теми, кто к ней равнодушен», – заявили представители экологической группе Climate Nexus. «Этот саммит не состоялся, и это только спровоцирует рост протестов на улицах городов во всем мире», – такой прогноз дала лидер Greenpeace Дженнифер Морган.

banner_wsj.gif

285 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg