Перейти к основному содержанию

836 просмотров

В ЗКО осужденного на пять лет бизнесмена освободили от тюремного срока

Еще пятерым предпринимателям, обвиняемым в незаконном вывозе битума из РФ, в ходе пересмотра дела сроки уменьшили на два года

Фото: Shutterstock.com

Повторного рассмотрения судебного дела, согласно которому шестеро бизнесменов создали транснациональную группировку и занимались реализацией битума из России, добились адвокаты осужденных. Они утверждают, что в ходе следствия были допущены серьезные нарушения процессуального законодательства. Повторный суд счел указанные нарушения незначительными, что, однако, не помешало ему заменить одному из бизнесменов реальное тюремное заключение на условное наказание.

Судебный приговор в отношении бизнесменов был оглашен 12 сентября 2019 года в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам ЗКО.

Судья Кайрат Утешев, взявшийся за повторное рассмотрение дела, в ходе вынесения приговора пояснил, что он исключил из обвинения создание бизнесменами транснациональной группировки, так как это не было доказано следствием. Он также подчеркнул, что смягчающими обстоятельствами при вынесении приговора для него стали отсутствие судимости у обвиняемых, их молодой возраст – предпринимателям в среднем по 28-30 лет, и наличие в их семьях малолетних детей.

Суд приговорил Кайрата Намазбаева, директора ТОО «Sundex», как организатора преступной группировки, к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительном учреждении средней безопасности без конфискации имущества. Он признан виновным по статьям 197 УК РК «Транспортировка, приобретение, реализация, хранение нефти и нефтепродуктов, а также переработка нефти без документов, подтверждающих законность их происхождения», 244 УК РК «Уклонение гражданина от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет», 245 УК РК «Уклонение от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет с организаций» и 262 УК РК «Создание и руководство организованной группой, преступной организацией, а равно участие в них».

Тимур Калиев, директор завода ООО «Номад-Инвест» в Оренбургской области по производству резинобитумных вяжущих, Жандос Каирбаев, безработный, Айбек Балтурманов, руководитель ИП «Ика», и Нурлан Кенженов, директор ТОО «Ремарк максимум», судом были признаны виновными по тем же статьям и приговорены к шести годам лишения свободы в колонии средней безопасности без конфискации имущества.

В отношении Бахытжана Жакатаева, директора ТОО «Мухтаров», который ранее судом был приговорен к пяти годам лишения свободы, суд принял решение заменить ему наказание на 1 год и 6 месяцев условного срока. Он был признан виновным по статье 216 УК РК «Совершение действий по выписке счета-фактуры без фактического выполнения работ, оказания услуг, отгрузки товаров».

Судья Утешев пояснил, что в ходе судебных разбирательств не была доказана причастность Бахытжана Жакатаева к организованной преступной группе, поэтому наказание ему было смягчено.

Суд постановил взыскать с осужденных в доход государства 539 млн тенге, также у них будет конфисковано имущество, добытое преступным путем, на сумму 3,9 млрд тенге.

Помимо этого в доход государства были изъяты ряд автомобилей, принадлежавших лично бизнесменам и ТОО «Sundex», а также оргтехника и даже личные смартфоны осужденных.

Подсудимых приговор суда привел в отчаяние.

«Почему нас осудили не по Уголовному кодексу, а по соглашению между Россией и Казахстаном? Почему суд выступил нотариусом для ДКНБ? Приговор несправедливый!» – возмущенно кричали бизнесмены из кабины для осужденных. 

Ранее во время судебных прений глава ТОО «Sundex» Кайрат Намазбаев заявил, что считает судебное разбирательство в отношении него и его компаньонов спланированной акцией – рейдерским захватом.

«По заявлениям свидетелей, в 2017 году пять компаний завозили в ЗКО битум из России. Но ДКНБ выбрал в качестве преступной группировки именно нас. Возможно, потому, что мы никому не давали откаты. Методом угроз и устрашений нас хотели склонить к тому, чтобы мы признались в создании транснациональной группировки и пошли на процессуальное соглашение. Но мы не сделали это. Потому что мы битум не крали, на него есть все документы. Мы бизнесмены, а не бандиты», – высказался Кайрат Намазбаев.

Адвокат подсудимых Намазбаева и Калиева Рашид Хисаметдинов после оглашения приговора пояснил СМИ, что он ожидал оправдательного приговора в отношении своих подзащитных.

«С этим приговором мы не можем согласиться, хотя он намного мягче прежнего. Мы написали свыше 40 ходатайств о том, что дело в отношении моих подзащитных рассматривалось с серьезными нарушениями. Ни одно доказательство их вины по закону не собрано. То, что сегодня произошло, – снижение сроков для пяти обвиняемых и освобождение от тюремного заключения Бахытжана Жакатаева, подтверждает наши выводы о том, что следствие проводилось поверхностно, стопроцентного доказательства вины бизнесменов нет. Приговор мы обязательно будем обжаловать в областном суде», – пояснил Хисаметдинов. 

Напомним, следствие в отношении вышеуказанных бизнесменов, занимавшихся реализацией битума на территории ЗКО, началось в сентябре 2017 года по факту задержания пяти автомашин с битумом из Оренбургской области сотрудниками ДКНБ. Ввоз битума был признан незаконным согласно Межправительственному соглашению между РФ и РК о запрете вывоза нефтепродуктов с территории России в Казахстан.

29 января 2019 года судья Специализированного межрайонного суда по уголовным делам ЗКО Кайрат Чалкаров вынес обвинительный приговор шести фигурантам дела и приговорил их к различным срокам лишения свободы – от 5 до 10 лет.

23 апреля 2019 года апелляционная коллегия по уголовным делам Западно-Казахстанского областного суда рассмотрела жалобу адвокатов осужденных бизнесменов по факту наличия в деле двух обвинительных заключений, а также ряда нарушений уголовно-процессуального законодательства, и отменила обвинительный приговор суда первой инстанции.

4024 просмотра

Почему казахстанцам продолжают начислять налоги на давно проданные автомобили

Даже оплата транспортного налога за давно проданное авто еще не означает окончания проблем

Фото: Shutterstock

Извещения о больших долгах по налогам становятся неприятным сюрпризом для граждан страны уже несколько лет подряд. Невольными должникам оказываются в том числе те, кто продал свой автомобиль по доверенности в начале 2000-х годов.

На 1 января 2019 года задолженность по налогам имели 1,4 млн казахстанцев, общая сумма задолженности – 20,9 млрд тенге, из которых 6,6 млрд приходилось на начисленные пени. 70% задолженности приходилось на налог на транспортные средства. Такие данные озвучил летом вице-министр финансов РК Канат Баедилов, анонсируя проведение налоговой амнистии для физлиц (действует в республике до конца года; по ее условиям тем, кто оплатит основной долг до 31 декабря, начисленная пеня будет списана автоматически). Люди со значительными долгами по транспортному налогу – нередко вовсе не злостные налогоплательщики. Они просто продали свой автомобиль по генеральной доверенности – такая практика была широко распространена в Казахстане еще несколько лет назад.

Судя по архивным публикациям СМИ, в 2004-2005 годах до 70% казахстанцев управляли автомобилями на основании генеральной доверенности.

Почему была популярна доверенность

Популярность этого вида документов у населения объяснялась просто. В отличие от договора купли-продажи, на оформление которого вместе с учетными процедурами по передаче автомобиля от старого владельца новому хозяину уходило до трех рабочих дней, доверенность сроком на три года с правом продажи транспортного средства выписывалась в течение нескольких минут. Не так много времени занимала и регистрация нотариально заверенного документа в отделениях дорожной полиции – это было необходимо сделать в течение 10 рабочих дней. Даже несмотря на наличие внушительных очередей и обязательную сверку номеров кузова и двигателя автомобиля с данными техпаспорта, хватало трех-четырех часов.

Не менее важно, что услуги нотариуса даже вместе с ускоренной регистрацией доверенности в дорожной полиции в общей сложности стоили, например, в 2002 году максимум 4000 тенге. За полное оформление договора купли-продажи нужно было отдать 15 500 тенге ($100 на тот момент), при том что средняя заработная плата по стране в 2002 году составляла 20 305 тенге, а автомобиль Mazda 626 1989 года выпуска стоил $1800. Никто из казахстанцев, продававших тогда автомобили, и предположить не мог, что спустя много лет им придется заплатить за генеральную доверенность намного больше.

Проблема со стажем

Проблеме с долгами по транспортному налогу за проданные ранее по доверенности автомобили уже несколько лет, и она сохраняет актуальность – все больше казахстанцев узнают о своих задолженностях перед государством. Без погашения этих долгов нет возможности выехать за границу или взять кредит в банке. Чаще всего история начинается с квитанции за коммунальные услуги, где вдруг появляется графа с задолженностью по налогам на сумму, порой в разы превышающую ежемесячную зарплату даже высокооплачиваемого специалиста. И только после обращения в районные департаменты государственных доходов люди узнают, что им необходимо оплатить транспортный налог за автомобиль, проданный по доверенности более 10–15 лет назад. Получившие извещение бывшие автовладельцы обязаны погасить долги за последние пять лет, а также оплатить транспортный налог за текущий год вне зависимости – хоть и продали свой автомобиль по доверенности в 2001-м или, скажем, в 2004 году.

По словам одного из экс-владельцев внедорожника Nissan Patrol 1991 года выпуска, представившегося «Курсиву» Нуржаном Искаковым, ему предписано оплатить транспортный налог на общую сумму более 1,5 млн тенге. «Честно говоря, я уже и забыл, что у меня была эта машина. Только придя в налоговую, вспомнил о ней. Хороший внедорожник, только вот топлива ест много да и в обслуживании был дорогой. Налоги к тому же из-за объема двигателя были огромными. Потому и продал ее, как тогда было принято, по генеральной доверенности. В 2003 году это было. Покупатель, помню, обещал машину оформить на себя. Теперь оказывается, что до сих пор на мне висит. Неизвестно, где она находится. Может, за эти годы уже на запчасти разобрали», – рассказал «Курсиву» Нуржан Искаков.

Семья живущей в Алматы Татьяны Лысенко узнала о наличии долгов по транспортному налогу из полученной этим летом квитанции за коммунальные услуги. «У нас Mercedes был. Продали, кажется, в 2001 году. Людей, которым продавали, не помним. Где они и чем занимаются – не знаем. Налог мы оплатили еще в сентябре за несколько лет. Почти 300 тысяч тенге! Я была в ужасе и трансе! Но надо платить. Потому что если не сделать этого, то будут заблокированы все счета и водительские права», – заметила в беседе с «Курсивом» Татьяна Лысенко.

Справка на справке

Естественно, что следующим шагом всех людей, когда-то продавших свои автомобили по генеральной доверенности, становится попытка снять с учета машины, которые им уже давно фактически не принадлежат. Прежде всего для того, чтобы в будущем не платить налоги и штрафы «за того парня». Из бесед с бывшими владельцами автомобилей выясняется, что сделать это не так уж и просто – в первую очередь потому, что ни у кого из них нет на руках техпаспорта и каких-либо других правоустанавливающих документов. В итоге процедура по снятию машин с учета затягивается на несколько месяцев. Семья Татьяны Лысенко занимается этим с сентября, и процесс еще не завершен. «Справку об уплате долгов и отсутствии задолженностей в налоговом комитете выдают через пять рабочих дней. Ехать с нею в автоЦОН бесполезно. Там сразу же отправляют в районное отделение дорожной полиции. Если вдруг оказывается, что машина проходит по базе, как находящаяся где-то под арестом, то в дорожной полиции говорят, что сначала надо получить справку у судебных исполнителей о снятии с нее ареста. Надо подождать еще 15 дней. Со справкой от судебных исполнителей, выданной на основании справки от налоговой, едешь за справкой в дорожную полицию. Ждешь еще 10 рабочих дней. Наконец, со справкой от дорожной полиции едешь в автоЦОН, где обещают выдать документ о снятии автомобиля с учета в течение, опять же, 15 не календарных, а рабочих дней», – поделилась своим опытом с «Курсивом» Татьяна Лысенко. Она недоумевает, почему дорожная полиция и Комитет госдоходов не договорились организовать процесс по снятию проданных ранее по генеральным доверенностям автомобилей по принципу одного окна, ведь проблема носит массовый характер. «Людей с такими же проблемами, как у нашей семьи, – воз и маленькая тележка. И каждому по нескольку раз приходится отпрашиваться с работы. Разве это нормально? Неужели ничего нельзя сделать?» – возмущается жительница Алматы.

Алгоритм от госорганов

Госорганы РК в курсе проблем населения, связанных с распространенной почти до 2009 года практикой продажи автомобилей без заключения договоров купли-продажи и трудностями снятия с учета оформленных по доверенностям машин. Еще в декабре 2013 года на тот момент заместитель начальника управления административной полиции ДВД Алматы Жандос Мураталиев признал усугубившееся положение бывших собственников автомобилей после ужесточения правил по сбору транспортного налога. «По сложившейся практике сведения о собственниках транспортных средств передавались в налоговые органы для налогообложения, о чем многие и не знали. Автомобили стареют, изнашиваются, могут получить повреждения в ДТП. В общем, выходят из строя по самым разным причинам. В этих случаях новые фактические владельцы и не собирались снимать их с учета, в лучшем случае перепродавая машины на запчасти. При этом судьба государственных номеров и свидетельств о регистрации транспортных средств никого не интересовала», – констатировал Жандос Мураталиев.

Тогда же, в 2013 году, был предложен и новый порядок снятия с учета автомобилей, проданных по доверенностям в конце 90-х – начале 2000-х годов, который действует до сих пор. Бывшим собственникам автомобилей следует, предварительно выплатив долги по транспортному налогу, явиться в автоЦОНы с письменным заявлением об обстоятельствах вывода транспортных средств из фактического владения, а также утраты государственных регистрационных номеров и документов на автомобиль. Кроме того, в заявлении необходимо по возможности указать имя, фамилию и место жительства лица, время продажи автомобиля и другие сведения, которые позволяют сделать вывод об отсутствии эксплуатации транспортного средства в течение трех последних лет. Соответственно, только при представлении всей этой информации, которая будет сверена с данными о прохождении техосмотров, фиксирующих нарушения правил дорожного движения, камер видеонаблюдения и сотрудников дорожной полиции, у людей, продавших автомобиль по доверенности, появляется возможность снять его с учета в установленные законодательством сроки.

Предложение снизу

Бывший владелец внедорожника Nissan Patrol Нуржан Искаков скептически относится к возможности снять свою былую собственность с учета. Он не помнит ни места совершения сделки, ни даже имени того человека, которому он продал свою машину. «Все, что я помню, – это приблизительное место, где находился офис нотариуса. Их тогда там много было, а сейчас на этой улице стоят новые дома и нет ни одного нотариуса. Мне кажется, что на самом деле проблема таких, как я, попавших в передрягу людей решается достаточно просто. Нужно всего лишь объявить о замене выпущенных 15-17 лет назад государственных номерных знаков с обязательным запретом их эксплуатации», – предложил алматинец, который пока не знает, где найти 1,5 млн тенге на уплату транспортного налога, начисленного на автомобиль, которого у него давно нет.

инф1.png

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций