Перейти к основному содержанию

1618 просмотров

В Уральске половина «экономических» уголовных дел не доходит до суда

Почти все из-за отсутствия состава преступления

Фото: Shutterstock

За последние два года было закрыто не менее 50% уголовных дел из-за отсутствия состава преступления. Правозащитники, анализируя судебные дела, которые велись в отношении отдельных компаний, приходят к выводу, что вовлеченность последних в уголовный процесс дестабилизирует производство и подрывает деловой имидж частных фирм. 

За что казнили

Вопросы к департаменту экономических расследований (ДЭР) возникли в ходе мониторинга уголовных дел. Областная прокуратура, РПП и управление по правовой статистике и специальным учетам ЗКО предоставили анализ, из которого следует, что значительная часть регистрируемых департаментом в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований) уголовных дел прекращается из-за отсутствия состава преступления. 

Согласно статистике, в 2018 году в производстве департамента находилось 100 дел, возбужденных по фактам уголовных правонарушений в сфере экономики. Из них 31% закрыт. За восемь месяцев 2019 года прекратили 61% уголовных дел, 24% из которых – из-за отсутствия состава преступления. 

В качестве примера правозащитники приводят уголовное дело в отношении ТОО «Орал­инвестстрой», возбужденное ДЭР по фактам выписки счета-фактуры без фактического выполнения работ по ч. 1 ст. 216 УК РК 1 января 2016 года. Закрыто оно было в этом году из-за отсутствия состава преступления. Но в орбиту уголовного преследования были вовлечены 28 контрагентов ТОО, в отношении которых проводились следственные действия с использованием всего арсенала УПК – допросы, выемка документов, приостановление операций по банковским счетам. 

Еще одно дело – об уклонении от налогов на сумму более 70 млн тенге – было возбуждено в отношении ТОО «Nort Stream». Зарегистрировано дело было в июле 2017 года, прекращено в 2019 году. Все это время директор ТОО находился в статусе подозреваемого. 

Пересмотреть подход

Правозащитники видят в текущей ситуации целый пласт проблем. Они считают, что вовлечение компаний в уголовный процесс дестабилизирует производство, разрывает хозяйственные и партнерские связи, подрывает деловой имидж компаний. Это потери как для экономики страны, так и для госбюджета.

Как отмечает юрист РПП Валентина Гаршина, профильным ведомствам не мешало бы пересмотреть правила регистрации уголовных дел. По ее словам, бизнесмены обращаются в палату с жалобами на следователей. 

«Предприниматели говорят, что следователи грубы, некачественно ведут расследования. Есть проблема и некачественных досудебных поверок. Нужно ставить вопрос и об ответственности за необоснованные уголовные преследования бизнесменов», – отмечает Валентина Гаршина. 

Вернуть прежние нормы в УК РК

В свою очередь заместитель прокурора ЗКО Амантай Рашкалиев поднял важный для госорганов вопрос.

«Во время проверки факта нарушения привлекаются специалисты, эксперты, аудиторы. Они дают заключения, которые идут в основу дела. Затем назначается госэкпертиза, и заключения этих специалистов не подтверждаются. Начинаем разбираться – все ссылаются на разные методики. Что остается делать? Дела прекращают», – говорит Амантай Рашкалиев. 

Согласно статистике, наибольший процент закрытых уголовных дел против бизнесменов ЗКО приходится на инициированные ДЭР расследования. 

Впрочем, в ведомстве признают: в процессе расследования молодые специалисты допускают ошибки. Только в этом году трое следователей департамента были наказаны за различные нарушения в ходе следствия. В попытке аргументировать представители ДЭР отмечают, что основной вал дел возбуждается не по их инициативе, а по материалам других правоохранительных органов. 

«Прежде в УПК четко было прописано, без каких документов, экспертиз и методик экспертов уголовное дело в экономической сфере возбудить невозможно. Эти инструкции забыты, поэтому сейчас стоит вопрос о несовершенстве нашего УПК. Но их (инструкции. – «Курсив») убрали из кодекса. Это и создало коррупционное поле. Нужно их вернуть», – убежден адвокат Галымжан Ищанов

По информации правозащитника, в ближайшее время в мажилис парламента должен поступить очередной документ, и, возможно, уже в ближайшее время депутаты рассмотрят ряд вопросов, важных и для силовых структур, и для бизнеса. Предполагается, что это касается возврата в УК РК ответственности за лжепредпринимательство и возврата прежнего налогового уровня. 

«Бюджет терпит миллиардные убытки: «обнал» растет, предприниматели меняют постоянно контрагентов. Поэтому важно все поправки корректировать с учетом этих будущих изменений, чтобы сам бизнес не пострадал опять: риски у предпринимателей значительно увеличатся», – подчеркивает юрист Ищанов.

Не сгущайте краски

Заместитель руководителя ДЭР по ЗКО Канат Буржаев не скрывает: не все в их ведомстве идеально, но предлагает «краски не сгущать». 

«Критикуют службу экономических расследований, но при этом не учитывают действия бизнесменов. Например, по актам выписки фиктивных счетов-фактур налогоплательщики производят замену поставщиков, ссылаясь на то, что произошла ошибка. При этом производят замену поставщика на контрагента из другого региона», – объясняет г-н Буржаев. 

Он также подчеркивает, что перед сотрудниками департамента экономических расследований  стоят две задачи, которые необходимо выполнять. Во-первых, речь идет о том, чтобы органы не вмешивались в дела МСБ; во-вторых, они должны снизить объемы обналичивания денег. 

По словам представителя ДЭР, налогоплательщик имеет право в течение пяти лет вносить корректировки в налоговую отчетность и предприниматели этим пользуются. Спикер уверен, что манипуляции с налоговой отчетностью и совершение мнимых сделок, с одной стороны, снижают пороговые значения для привлечения к уголовной ответственности, а с другой – увеличивают недоимку по налогам, тем самым предприятие доводится до банкротства, а государство терпит убытки.

«Пожелание бизнесу – работайте по безналичному расчету, через банки. Тогда мы видим, что сделки и обороты у предпринимателя реальные, а не мнимые», – заключил Канат Буржаев.

Безымянный_67.png

2640 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif