Перейти к основному содержанию

8289 просмотров

В Таразе главбух интерната для детей-инвалидов растратила 118 млн тенге

Ее приговорили к семи годам лишения свободы в колонии средней безопасности

Фото: Shutterstock.com

Таразский городской суд № 2 признал Исинкуль Жаханову виновной в растрате вверенного чужого имущества в особо крупном размере по статье 189 УК РК. Осужденная работала главным бухгалтером КГУ «Специальная школа-интернат для умственно отсталых детей» управления образования акимата Жамбылской области.

Находившуюся до суда под подпиской о невыезде женщину арестовали после вынесения приговора. 

Суд установил, что растраты производись с 2012 по 2018 годы. В приговоре суда ничего не указано о директорах школы-интерната, которых за этот срок сменилось несколько. Судья Дильдабаев удовлетворил требования представителя облуправления финансов о возмещении 118 млн тенге.

Расследование этого дела началось в прошлом году после проверки хозяйственно-экономической деятельности школы-интерната облдепартаментом внутреннего госаудита. Поводом послужила жалоба бывшего работника школы-интерната Айнур Оразалиевой на невыплату зарплаты. 

В августе 2018 года бывший на тот момент прокурором Тараза Баглан Телеу сообщил, что в период с 1 января 2012 по 31 марта 2018 года необоснованно было перечислено работникам 122,9 млн тенге. По его словам, в начале июня 2018 года прокуратурой было инициировано досудебное расследование по ст. 189, ч. 1, пп. 3 УК РК – «Присвоение или растрата чужого имущества с использованием своего служебного положения», которое после этого было передано в УВД города Тараза. 

Айнур Оразалиева на своей страничке в Фейсбуке не раз требовала проверить причастность к растратам директоров заведения, а также нынешнего руководителя облуправления образования Рахию Турмаханбетову

В апреле этого года на официальный запрос «Курсива» относительно этого дела замглавы облуправления образования Жамиля Бекбатырова ответила, что «по жалобе в порядке частного обвинения сообщаем, что в связи с публикациями Оразалиевой А. Б. не соответствующих действительности оскорбительных комментариев в интернет-сети судом было возбуждено уголовное дело по статьям 130, 131 (клевета, оскорбление) УК РК. 

В настоящее время судом производство прекращено ввиду отказа от обвинения в связи с принятием гражданско-правовых мер защиты. Проверка финансово-экономической деятельности указанной школы не входит в компетенцию управления образования. По обращениям Оразалиевой А. Б. с 2016 года были проведены проверки уполномоченными, правоохранительными органами с привлечением общественных организаций. Результаты проверок в установленном законом порядке не обжалованы. 

Действующие сотрудники управления образования к уголовной ответственности по деятельности областной школы-интернат для умственно отсталых детей не привлекались».

Глава облуправления образования Рахия Турмаханбетова руководит ведомством с 2017 года. До нее этот пост пять лет с 2010 года занимала нынешний замакима области Сулушаш Курманбекова.
  
Приговор Исинкуль Жахановой не вступил в законную силу.

banner_wsj.gif

5715 просмотров

Что происходит с бизнесом в Казахстане в карантинных зонах

У МСБ, особенно работающего в сфере услуг, практически нет запаса прочности 

Фото: Офелия Жакаева

Режим ЧП в стране и карантин в Нур-Султане и Алматы нарушили привычные торговые и производственные связи на всех уровнях. Люди в ожидании худшего жестко ограничили потребности.

Клиентов и партнеров внутри страны и на внешних рынках теряют 90% казахстанских компаний – вне зависимости от размеров. Как показывают опросы бизнеса – а их сейчас, чтобы оперативно вырабатывать меры для смягчения экономических последствий, проводят и НПП «Атамекен», и советник президента экономист Олжас Худайбергенов, – у казахстанского МСБ, особенно работающего в сфере услуг, практически нет запаса прочности.

Что показал опрос советника президента

На анкету, размещенную Олжасом Худайбергеновым, ответили более 600 предпринимателей. Вопросы касались сферы деятельности компании, уровня падения продаж, проблем наемного персонала, доступности кредитования и вероятности закрытия бизнеса. Вот некоторые выдержки из опроса.

Сат Берниязов, питомник газонных трав, 25 работников: «Осенью обанкротимся, если не найдем источник финансирования до мая».

Медет Рахимбаев, IT-бизнес, разработчик облачного HR-сервиса по управлению талантами: «Мы находимся в той зоне, где клиент думает отказаться от нас, чтобы выжить. Мы не в зоне жизненно важных расходов».

Саид Султанов, полный спектр геологоразведочных работ, 92 сотрудника, половина отправлена в отпуск: «Доступ к кредитам только в теории, на деле это крайне сложный, дорогой, невыгодный, долгий и унизительный процесс. Часть бизнеса закроется через два месяца». 

Раис Исмаилов, производитель отделочного профиля, закрыл продажи, 25 человек из 30 отправлены в отпуск за свой счет: «КПН за 2019 год явно не смогу заплатить в сроки до 10 апреля, пенсионный и социальный налог за февраль тоже пока не платил».

Константин Горожанкин, сервис продажи билетов «Тикетон», 52 сотрудника, 3 уволены: «Доступа к кредитам в банках нет. Аналитик делал обзвон всех банков – до 15 апреля не дают. Личными связями добился кредитов под 18%. 7 лет собирал команду по крупицам, жаль будет ее потерять».

Зерап Мурзахметов, ювелирная сеть Serebroff, 40 ювелирных салонов по Казахстану, общее число партнеров – 200 человек: «После девальвации 2015 года образовалась огромная кредиторская задолженность, которую и так еле погашал. Планировали в этом году выйти из долгов, но нет…».

Юрий Пааль, ресторатор, закрыта вся сеть, без работы остались 64 человека: «Бизнес разорится, если карантин продлится более месяца».

Жасулан Асанулы, сеть фитнес-клубов, 250 сотрудников, все отправлены в отпуск с минимальной заработной платой: «Пробовали брать кредиты, но не давали даже в более благоприятное время».

Большая часть представителей малого бизнеса, принявших участие в опросе, работает в сфере услуг (образовательные центры, кафе и кофейни, химчистки). Они признаются, что смогут продержаться, не увольняя сотрудников, от силы месяц, и это в лучшем случае. Многие закрылись, потому что уже сейчас, не имея доходов, не в состоянии оплачивать аренду простаивающих помещений. 

Производители просят помощи

По данным НПП «Атамекен», с 12 по 23 марта в штаб по оценке ущерба, понесенного бизнесом, обратились представители 7 932 компаний. 52% из них работают в Алматы и Нур-Султане. Крупный бизнес представляют 185 компаний, средний – 1 002. 85% обращений – от малого бизнеса. 65% из них работают в сфере услуг, в торговле – 23%, производством заняты 12%.

В числе крупных компаний – производители электротехники, мучных и кондитерских изделий, сельскохозяйственных машин, химических реактивов, строительных материалов. Средние компании производят одеж­ду, продукты питания, спецтранспорт и строительные материалы. Мелкие предприятия работают в производстве и переработке сельхозпродукции, производят мебель, текстиль, картон. Типичные для всех проблемы – срыв поставок импортного сырья, вынужденное сокращение штата сотрудников, потребность в поддержке фонда оплаты труда и реструктурировании кредитных выплат.

В обрабатывающей промышленности из числа обратившихся в штаб работают 193 компании. Их общий штат составляет 40 645 работников, 8 тыс. из них могут попасть под сокращение. 90 компаний испытывают проблемы из-за нарушения графика поставок сырья и комплектующих. 80 компаний имеют займы в общей сумме в 145 млрд тенге, 5 компаний – займы в сумме $482,5 млн. 

По статистике обращений 58% компаний в силу обстоятельств вынуждены нарушать договорные обязательства. 54% отправляют сотрудников в бессрочный отпуск или переводят на неполный рабочий день. 60% имеют обязательства по аренде, 53% производителей заявили о критичном удорожании сырья, 45% не могут решить проблемы с доставкой сырья на производство.  20% не могут выплачивать зарплату, 19% сокращают штат работников, 4% не могут оплачивать услуги, в том числе коммунальные.

Меры поддержки, которые, по мнению производителей, способны укрепить положение компаний: 26% надеются на кредитное пополнение оборотных средств; 24,5% ждут налоговые каникулы, снижение ставки НДС и стоимости аренды; 22,4% высказались в пользу введения временного понижающего коэффициента на электроэнергию; 20,4% полагаются на инструменты субсидирования; 6,6% предпринимателей рассчитывают на внедрение временного понижающего коэффициента на услуги магистральной железнодорожной сети.

Как производители характеризуют свое положение

«Курсив» связался с некоторыми представителями производственного бизнеса Казахстана. Как заявил Игорь Проценко, директор мебельной компании ТорнадоPlus, производство работает на склад. Текущие контракты с крупными партнерами-недропользователями и строительными компаниями заморожены. Ресурсы компании на исходе, обязательства по налогам и зарплате закрыты, но наступает срок погашения кредита и выплаты очередной, мартовской зарплаты 45 работникам. Несмотря на падение тенге, цена продукции ТорнадоPlus не повышалась, хотя стоимость сырья растет. Например, металл подорожал на 10%, ламинированная плита и фурнитура – на 15%.

Проценко говорит, что в Алматы заморожены контракты на покупку мебели для ряда строительных объектов на общую сумму 220 млн тенге. Если учитывать, что строительство все равно придется завершать, государство могло бы в марте-апреле купить мебель у производителей напрямую, минуя процедуру конкурса. «Сбыт критически важен, без него производство не имеет смысла», – резюмирует Игорь Проценко.

Кадырсеит Айханов, директор ТОО «3ЕS-Инжиниринг», выпускающего экономичные светильники, также главной проблемой называет продажи. Компания предлагает свой продукт на условиях лизинга. Оплатив часть стоимости товара, клиенты далее платят производителю из сэкономленных на электроэнергии средств.

Все заключенные к моменту кризиса контракты заморожены, констатирует Айханов. Виной тому – отправленные на удаленную работу сотрудники и вынужденные каникулы в учебных заведениях. Заказчики придержали исполнение контрактов, ссылаясь на то, что с этими изменениями урезаны бюджеты на энергопотребление.

Запас комплектующих у «3ЕS-Инжиниринг» достаточен для трех месяцев работы. Повышать цену на продукцию компания пока не намерена. На время карантина работники старше 60 лет отправлены в отпуск с сохранением зарплаты.

Марат Баккулов, генеральный директор Алматинского вентиляторного завода (АВЗ), отмечает, что каждое серьезное падение курса национальной валюты увеличивает спрос на его продукцию. Доля валютного импорта в сырье, используемом заводом, не превышает 20%, в основном это электродвигатели российского производства. Металлы, которые используются в производстве вентиляторов, на бирже немного подешевели. Значительная часть рабочих контрактов заключена в твердой валюте. Чтобы обеспечить бесперебойную работу предприятия во время карантина, работникам из числа живущих в Алматы организовали жилье рядом с заводом.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif