Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1023 просмотра

Тысячи лифтов в Казахстане нуждаются в ремонте

Но денег на это нет

Фото: Shutterstock.com

В казахстанских многоэтажках насчитывается боле 23,5 тыс. лифтов. Значительная их часть требует ремонта или замены. Если ситуация не изменится в ближайшее время, то трагедии, подобные той, что в прошлом году произошла в Актобе с телеведущей, будут только множиться. На все это необходимы миллиарды тенге. Что происходит с «подъемниками» в регионах страны, разбирались корреспонденты «Курсива». 

Подъемники в Павлодарской области оказались без учета

Павлодарская область – единственная в Казахстане, где гос­органы не ведут учет лифтов жилого фонда. Несколько лет в регионе не утихает спор между территориальным подразделением МИИР РК – департаментом Комитета индустриального развития и промышленной безо­пасности – и акиматом. Они не борются за возможность проводить регистрацию подъемников и осуществлять контроль за их работой, а выясняют, на кого законами возложены эти обязанности.

До 2014 года таких дискуссий не возникало. Все опасные объекты и механизмы в промышленной отрасли и ЖКХ, включая лифты, находились под надзором департаментов промбезопасности. Но пять лет назад вышел в свет указ президента РК, разграничивающий полномочия органов власти разных уровней. Часть обязанностей, в том числе по учету и контролю, с этого времени закреплена за местными исполнительными органами. Появились и соответствующие стандарты. Но выполнить их непросто, уверяют в профильном управлении акимата, поскольку нет согласованности с другими документами, которыми руководствуются местные власти. 

«Если что-то менять, то это должно происходить на уровне законов и подзаконных актов. Техническими стандартами руководствуются обслуживающие организации. Но проблема в том, что проверить, соблюдают они их или нет, местные исполнительные органы не могут. Нет таких полномочий, хотя акиматы и наделили функциями контроля», – говорит представитель областного управления энергетики и ЖКХ Алия Абдыгалыкова.

Она пояснила, что работать полноценно не позволяют противоречия, в которые вступают положения Предпринимательского кодекса и Закона «О гражданской защите». Специализированные обслуживающие организации в своей работе руководствуются требованиями промышленной безопасности. Но статья 138 кодекса определяет виды деятельности, которые государственные органы подвергают контролю, и промышленная безопасность в нее не включена.

Также Закон «О гражданской защите» предписывает акиматам осуществлять контроль за эксплуатацией опасных технических устройств на объектах ЖКХ. Но функций надзора нет. Они, согласно 139-й статье кодекса, закреплены за департаментами Комитета индустриального развития и промышленной безопасности, и их действие распространяется на производственные объекты.

«Мы не в силах рассматривать досконально вопросы, связанные с техническими состоянием и безопасностью лифтов в жилых и социальных объектах. Во-первых, в штате государственные служащие – не инспекторы с техническим образованием. Во-вторых, проверить деятельность обслуживающих организаций не можем из-за коррупционного риска. Наказывать, штрафовать не можем. В наши полномочия входит сбор информации о состоянии лифтов путем запросов, опросов. Проводим работу с жильцами, КСК. На основании этих сведений, которые, надо думать, не всегда соответствуют действительности, ведем мониторинг», – говорит собеседница «Курсива».

Лебедь, рак и щука

Алия Абдыгалыкова настаивает, чтобы законодательство определило для акиматов скорее вспомогательную функцию в вопросе безопасности лифтового хозяйства. Здесь готовы оказывать всевозможное содействие другому уполномоченному органу. 

В свою очередь, в региональном департаменте промбезопасности ссылаются на то, что выполнять надзор за подъемниками и другими опасными механизмами его сотрудники могут только на промышленных предприятиях. 

«Указом о разграничении полномочий функции по их учету и контролю опасных объектов в сфере ЖКХ переданы в ведение местных исполнительных органов. Мы только в составе комиссий участвуем при сдаче таких механизмов в эксплуатацию», – отмечает руководитель отдела департамента по госнадзору над объектами Вячеслав Каменских

Между тем в других областях Казахстана с предложенным разграничением функций давно согласились, и акиматы занимаются учетом.

«Но стало ли от этого лучше? Мы единственные теперь хотим докопаться до сути. То есть хотим добиться разрешения спорного вопроса о компетенциях. Считаем, что нужно наделить один государственный орган всеми полномочиями по конт­ролю и надзору за опасными объектами в сфере ЖКХ. Если и возможности все предоставить, то эта работа не будет формальной», – говорит Алия Абдыгалыкова.

По ее мнению, с этого шага начнется наведение порядка в лифтовом хозяйстве. Пока в регионе оно живет своей жизнью. По официальным данным, здесь имеются 554 многоэтажных жилых дома, оборудованных подъемниками. В городах Павлодар, Экибастуз и Аксу насчитывается 1860 лифтов, из которых 885 отработали нормативный срок службы и их необходимо заменить, еще 253 нуждаются в ремонте. Ежегодно число таких механизмов увеличивается на 50–80 единиц, растет и количество обслуживающих лифты организаций.  Ведь данный вид деятельности не лицензируется, а такие предприятия не подлежат аккредитации. Они часто проходят перерегистрацию и меняют объекты обслуживания. 

Контролировать их деятельность специализированный отдел управления энергетики и ЖКХ не может. Здесь призывают жителей – собственников лифтов и КСК проявлять щепетильность в вопросе выбора обслуживающей организации.

Треть лифтов в Уральске работают сверх нормативов 

По данным отдела ЖКХ Уральска, в городе 407 лифтов (из них 390 пассажирских и 17 грузовых). В рабочем состоянии находится 238 пассажирских лифтов, еще 132 эксплуатируется с истекшим сроком службы и 20 лифтов не работает. С 2011 года обслуживание лифтового хозяйства передано в конкурентную среду – им занимаются частные компании.

Заведующий коммунальным сектором отдела ЖКХ Жубан Жумагалиев отмечает, что, несмотря на то, что треть лифтов в городе нуждается в замене, всего 10-15% уральцев готовы участвовать в программе модернизации, чтобы за свой счет установить новые лифты в своих дома.

За последние семь лет за счет самих жильцов произведена замена 18 лифтов. На 2019 год по программе модернизации запланирована замена 14 лифтов.

Безопасность или экономия?

Владелец ТОО «Алибилифт» Алиби Айталиев рассказал «Курсиву», что в Уральске его предприятие обслуживает 120 лифтов в жилых домах, еще 40 – на предприятиях. В Аксае на обслуживании у ТОО 44 лифта (около 100 аксайских подъемников нерабочие). 

За прошедший год в Уральске «Алибилифт» произвел монтаж 20 новых подъемников и их же взял на свое обслуживание. Алиби Айталиев признает, что старается не брать на обслуживание старые лифты, считает, что эксплуатировать технику с истекшим сроком службы небезопасно. 

«По программе модернизации ЖКХ жильцы неохотно соглашаются на установку лифтов – считают, что это дорого. В прошлом году мы заменили по модернизации всего один лифт, в этом году ни одного. При этом цены на лифты не стоят на месте: если в прошлом году российские подъемники стоили в среднем 10 млн тенге, то теперь из-за скачка курса рубля они подорожали на 15%», – рассказывает г-н Айталиев.

По его словам, большие проблемы есть у обслуживающих компаний с оплатой услуг по пользованию лифтами – всего 60% жильцов являются исправными плательщиками.

«Сейчас при запуске новых лифтов мы приглашаем представителя департамента ЧС, он обязательно должен быть в гос­комиссии при приемке лифтов в эксплуатацию. Требования к нам стали жестче, при этом жильцы не хотят идти нам навстречу в вопросах  обеспечения собственной же безопасности», – говорит собеседник издания. По его словам, раз в год предприятие должно провести планово-техническое обследование лифта, эта услуга стоит 25 тыс. тенге. Но платить готовы всего 10-15% жильцов.

Кто обслуживает, тот и отвечает

Руководитель отдела развития коммунального хозяйства управления энергетики и ЖКХ по ЗКО Бериккали Айткалиев сообщил «Курсиву», что возглавляемый им отдел занимается постановкой на учет опасных технических устройств, смонтированных на объектах жилищно-коммунального и бытового назначения. Так, на данный момент на учете стоит 519 подъемных устройств (включая не только лифты, но и грузовые подъемники, эскалаторы). Ежегодно, как уверяет г-н Айткалиев, все эти механизмы проходят технический осмотр. И даже те лифты, у которых вышел срок эксплуатации (он составляет 25 лет), могут эксплуатироваться, если экспертные организации выдадут заключение, что их работа безопасна. Бериккали Айткалиев отмечает, что, согласно правилам безопасности подъемных механизмов, ответственность за безопасность эксплуатируемого лифта несет обслуживающая организация, у которой должен быть аттестат на право проведения работ с грузовыми механизмами.

Каждый шестой лифт в шымкентских многоэтажках потенциально опасен для людей

Как рассказала «Курсиву» главный специалист управления жилья и жилищного строительства Шымкента Перизат Тажиева, за последние семь лет в Шымкенте по программе модернизации на возвратной основе был отремонтирован всего 21 лифт. «Сейчас ведется работа по поиску спонсоров на замену 12 лифтов. Несколько лет назад таким образом в одном доме удалось заменить сразу три лифта», – говорит Перизат Тажиева. Правда, это был единственный случай, когда крупная национальная компания помогла жителям города.

Сотрудники сервисной компании ТОО «Шымкентлифтмонтаж» обслуживают в Шымкенте 90 лифтов. По их словам, треть из них в аварийном состоянии. Технический директор ТОО «Шымкентлифтмонтаж» Рыскулбек Даурбаев сообщил «Курсиву», что 30 лифтов отработали свой эксплуатационный срок, который составляет 25 лет, и их надо менять. Однако жители высотных домов, на чьем балансе находятся лифты, сделать это не в состоянии. «Стоимость лифтов в среднем 7-8 млн тенге. С установкой, монтажом и наладкой такой лифт обойдется в 12-13 млн тенге», – пояснил Рыскулбек Даурбаев.

Поэтому старые лифты продолжают ремонтировать. Как пояснила бухгалтер организации Дана Досжанова, деньги на мелкий текущий ремонт, а также на заработную плату электромеханика и лифтера заложены в абонентскую плату и карточную систему обслуживания лифтов. 

«По желанию жильцов они могут либо платить нам абонентскую плату, либо покупать карточки. При абонплате с каждой квартиры независимо от количества проживающих ежемесячно взимается 700 тенге. Карточка стоит 1050 тенге, каждый спуск или подъем – 7 тенге. Пополнение карточки осуществляется сразу на 100 единиц, или 700 тенге. При этом если для ремонта необходимо купить расходные материалы стоимостью в пределах 10 тыс. тенге, то с жильцов деньги не собираются. Если свыше, то ее доплачивают жильцы. Однако устанавливаем запчасти и проводим ремонт бесплатно», – отметила Дана Досжанова.

Однако есть вариант решения проблемы. Как рассказал «Курсиву» бывший сотрудник компании, осуществляющей обслуживание и экспертное сопровождение лифтового хозяйства города, в свое время акимату Шымкента был предложен простой алгоритм действий.

«Достаточно создать ГКП и взять на баланс этого учреждения все городские лифты. Жители будут платить в течение года определенную абонентскую плату, как за свет, газ, воду или телефон. В этом случае из бюджета можно будет выделять деньги на ремонт или замену лифтов. Сейчас эту проблему решить можно еще проще, ведь в городе создано СПК «Shymkent». Ведь взяла же эта организация на себя ответственность по налаживанию работы пассажирского транспорта. Так почему бы ей не заняться лифтами?! На мой взгляд, это был бы оптимальный вариант», – считает собеседник.

Несчастных случаев, связанных с лифтами, как это было в других регионах страны, в Шымкенте не было. Но из-за того, что в некоторых домах они не работают, проживающие на верхних этажах горожане испытывают неудобства. А люди с ограниченными физическими возможностями и вовсе оказываются заточенными в своих квартирах. Как поделился житель микрорайона «Нурсат», инвалид 1-й группы Талгат Тлеубаев, по этой причине он уже девять месяцев не может выйти на улицу.

Мнение

Алишер Кулешев, руководитель ТОО «Спецэнергосервис»:

«У нас имеется лабораторное оборудование, при помощи которого наши специалисты могут провести визуально-измерительный контроль, цветную дефектоскопию и так далее. Все это называется одним термином «неразрушающий контроль». То есть мы можем измерить толщину металлоконструкции, обнаружить трещину или перекос лифтовых конструкций. Чаще всего выходит из строя электрическая часть. На состояние лифтов влияет также их неправильная эксплуатация, неграмотно проведенная сборка или неквалифицированный монтаж лифта.

Но в основном мы проводим обследование тех лифтов, у которых истек нормативный срок эксплуатации, указанный заводом-изготовителем в паспорте. Если эти данные не указаны, то, по нормативным документам, срок эксплуатации составляет 25 лет. В зависимости от состояния лифта дается технический отчет обследования и экспертизы. 
Если лифт технически неисправен, то по дефектной ведомости описывается, что надо заменить или исправить. Лифт на это время полностью останавливается. После того как дефекты устраняются, вновь проводятся испытания, и только после этого дается заключение на дальнейшую эксплуатацию, но не более чем на три года. Затем вновь надо проводить экспертизу. 

Списывать лифт или нет, решает его владелец. Как правило, люди говорят, что у них нет денег и они намерены его ремонтировать. Полную замену лифтов на моей практике (а это уже 12 лет) сделали единицы.

В последнее время появилась еще одна проблема: на лифты, установленные еще в советское время, уже нет запчастей. Поэтому чаще всего приходится делать их на заказ, что очень дорого. Поэтому такие старые лифты дешевле поменять.
Общую картину состояния лифтов по Шымкенту дать не могу, так как экспертных компаний по городу и Туркестанской области десятки. Мы в этом году обследовали лишь пять лифтов – все они подлежат ремонту».

В Карагандинской области лифты падают, но редко 

Всего в Карагандинской области числится свыше 1200 лифтов, функционирующих в жилых домах, больницах, административных зданиях. 978 из них сосредоточены в Караганде. Бесперебойную работу подъемников здесь обеспечивают более 10 компаний. 

Как говорит директор ТОО «Карагандалифт» Салават Кинзибаев, принятые в 2018 году национальные стандарты, жестко рег­ламентирующие требования к безопасной эксплуатации лифтового оборудования, до сих пор не работают. Поэтому он поддерживает включение ссылочной нормы в Закон РК «О гражданской защите», связанной с их обязательным применением. 

«Национальные стандарты конкретизируют Правила обеспечения промышленной безопасности при эксплуатации грузоподъемных механизмов, которыми мы пользуемся с 2014 года. В частности, они обязывают компании проходить аттестацию и обучать своих сотрудников, определяют порядок и периодичность планово-предупредительных ремонтов. Так как их фактического внедрения не произошло, сейчас обслуживанием лифтового хозяйства могут заниматься фирмы, не имеющие даже персонала, не говоря уже обо всем остальном», – сетует бизнесмен.

По мнению директора ТОО «Лифты Караганды» Олега Якубовского, существующее положение дел создает предпосылки для несчастных случаев.

«Если нацстандарты наконец заработают, некомпетентные фирмы отсеются. Наиболее остро проблема сейчас стоит в Алматы и Нур-Султане, где работают десятки компаний, не имеющих ни квалификации, ни опыта. Нельзя оставлять все так, как есть, иначе трагедии будут происходить снова», – считает собеседник. 

Делай, что хочешь 

Несмотря на высокую долю износа лифтов, в Караганде чрезвычайные происшествия происходят крайне редко. За последнее время освещение в СМИ получил лишь один случай двухлетней давности. Кабина, внутри которой находилась женщина с ребенком, стала стремительно падать вниз с высоты девятого этажа и вдруг затормозила. Обеих пассажиров из «заточения» вызволили спасатели. Что стало причиной неисправной работы подъемного оборудования, до сих пор неизвестно – никакого расследования по этому поводу не проводилось. 

«В этом году нам обещали создать отделы акиматов, которые будут осуществлять надзорные функции, но воз, как говорится, и ныне там. На местном уровне только регистрируют вновь вводимые лифты. Нашу работу сейчас никто не контролирует. Это плохо. Я всегда ратую, чтобы нам был возвращен обязательный технический контроль, была создана государственная техническая инспекция. И тогда изменится отношение к работе по техническому обслуживанию лифтов – требования по безопасности будут исполняться», – продолжает Якубовский. 

Действительно, сегодня местные исполнительные органы лишь ведут учет лифтов и разъясняют жителям государственную программу «Развитие регионов-2020», которая позволяет взять беспроцентный кредит на восстановление или замену подъемного оборудования. Вопрос можно решить и за счет целевых сборов. 

«Наложение штрафов на обслуживающие компании в наши компетенции не входит», – уточнил руководитель отдела ЖКХ и жизне­обеспечения акимата района имени Казыбек би Караганды Саят Карамендинов.  

Исходя из логики чиновников, лифты являются общим имуществом жильцов, следовательно, следить за их состоянием они должны сами. Поэтому на них и ляжет ответственность в случае ЧП.

Почем лифт?

Как говорит Салават Кинзибаев, существует методика обследования лифтов, отработавших нормативный срок. Если основные комплектующие в порядке, период эксплуатации продлевается, но не бесконечно – после 45 лет ремонт обычно становится бессмысленным. 

«Обновление лифтового хозяйства в Караганде происходит очень медленно: за последнее десятилетие жители приобрели в рассрочку и за наличные всего несколько десятков подъемников. Зачастую им сложно договориться между собой: кому-то нужен лифт, кому-то – кровля, кому-то – подвал.  С другой стороны, модернизация обходится недешево, в среднем 9 млн тенге. В эту стоимость входит приобретение и установка нового оборудования, демонтаж старого, пусконаладочные работы, замена кровли над машинным отделением», – поясняет предприниматель. 

По его словам, обслуживание лифтов подразумевает устранение аварийных ситуаций, а также проведение регулярных профилактических работ вне зависимости от наличия заявок. За подобные услуги с жителей одного подъезда берут в среднем 15 тыс. тенге ежемесячно. Обычно обслуживающие компании тратят деньги на новые запчасти, смазочные материалы, спецодежду и обучение персонала. При этом наиболее часто из строя выходят двигатели, приводы открывания дверей, предохранительные устройства.

Неутешительный прогноз 

Как оказалось, с каждым годом лифтовый бизнес приносит своим владельцам все меньше прибыли. Их траты увеличиваются из-за старения оборудования. 

«В 2008 году я первым открыл частную фирму в Караганде. Тогда еще можно было говорить о прибыльности. Запчасти стоили недорого и не требовали частой замены. Теперь только несущие тросы, от качества которых в первую очередь зависит безопасность пассажиров, обходятся в 1 млн тенге. В основном инциденты происходят по причине их обрыва. Так как обслуживающие компании экономят на комплектующих, а жители покупаются на их невысокий прайс», – дополняет Олег Якубовский. 

По его прогнозам, уже через два года доля лифтов, отслуживших свой нормативный срок, достигнет 80%. Учитывая, что жители неохотно идут на модернизацию, обязательное применение национальных стандартов может стать единственным выходом, который поможет избежать новых несчастных случаев.

Каждый пятый лифт в домах Восточного Казахстана требует замены.

В многоквартирных домах крупных городов ВКО насчитывается более 1,5 тыс. лифтов. По оценкам специалистов лифтового хозяйства, практически каждый пятый подъемник требует замены, поскольку их нормативный срок давно завершен. Выход один: восстанавливать давно неработающие лифты или проводить капитальный ремонт пока еще действующих. Однако только в Усть-Каменогорске работает специальная программа по капитальному ремонту лифтового хозяйства в жилом фонде города за счет бюджетных средств. В остальных городах ВКО содержание, ремонт и замена лифтов лежат на плечах собственников квартир.

Как сообщил «Курсиву» руководитель управления энергетики и ЖКХ ВКО Болат Акужанов, в 2019 году из 1605 лифтов в капитальном ремонте нуждаются 488, еще 318 необходимо заменить. Специалисты управления энергетики и ЖКХ ВКО посчитали, что для ремонта и замены лифтов на всей территории области потребуется не менее 4,5 млрд тенге. Так, по информации директора ТОО «Специализированное предприятие «Семейлифт» Сергея Калинина, капитальный ремонт лифта оценивается в сумму от 1,5 млн до 2,5 млн тенге.

Усть-Каменогорск: подарок городу

Чтобы на законных основаниях выделять средства на ремонт лифтов из местного бюджета, в 2007 году отделом ЖКХ Усть-Каменогорска была проведена работа с жильцами многоквартирных домов, где лифты либо вовсе не работали, либо срок их эксплуатации достигал допустимого предела. В последующие годы город планомерно восстанавливает их, выделяя бюджетные средства. 

Именно поэтому из всех крупных городов ВКО лишь в бюджет Усть-Каменогорска ежегодно выделяет средства на капитальный ремонт лифтов в многоквартирных домах. В среднем за год удается восстановить работу 10-14 подъемных механизмов. 

В целом за последние несколько лет в Усть-Каменогорске было восстановлено 87 лифтов. Источниками финансирования стали сборы жильцов многоквартирных домов, а также бюджетные средства города. 

Семей: свой дом – свой счет

По словам заместителя руководителя отдела ЖКХ и жилищной инспекции Семея Светланы Заурбековой, еще в 1994-1996 годах, в период экономического спада, лифты большинства жилых домов были разграблены. 

Обеспокоенная размерами обрушившегося на лифтовое хозяйство бедствия местная исполнительная власть города в 1996-1998 годах за счет средств городского бюджета города провела работы по ограничению доступа посторонних лиц к уцелевшим, но уже не работавшим на тот момент лифтам. Именно так, путем установки металлических дверей и замков, удалось спасти 270 лифтов. По тем временам сумма в 27 млн тенге, затраченная на эти работы, была для местного бюджета очень тяжелым бременем. 

Позже в Семипалатинске были организованы три сервисные компании, которые занялись восстановлением разграбленных лифтов. Предоставляя жильцам многоквартирных домов рассрочку по оплате за ремонтные работы, предприятия сумели восстановить 131 лифт. Из них только в 2019 году за счет жильцов было отремонтировано 11 подъемников. В нерабочем состоянии осталось еще 39.

По словам заведующей коммунальным сектором отдела ЖКХ и жилищной инспекции Семея Куралай Дюсенбаевой, на текущий момент изношенность лифтового хозяйства города оценивается в 70–80% от общего количества лифтов, расположенных в многоквартирных домах. Чтобы заменить старые лифты, требуется не менее 223,3 млн тенге.

«В 2019 году в Семее лифтовое хозяйство насчитывает 647 лифтов, из которых 631 находится в рабочем состоянии. Однако 476 подъемников уже давно отработали свой нормативный срок», – пояснила «Курсиву» Куралай Дюсенбаева.

По информации Светланой Заурбековой, есть реальная угроза запрета пользования лифтами, поскольку сроки их эксплуатации превысили все допустимые нормы. Так, 208 лифтов отработали нормативные сроки в 25-30 лет, 132 подъемника работают от 31 года до 35 лет, еще 60 единиц отработали от 36 до 40 лет.
  
«Но и это еще не самые старые лифты в городе. Возраст 15 подъемников свыше 43 лет. Разумеется, надежность работы оборудования данных лифтов является проблемой как для организаций, занимающихся их обслуживанием, так и для владельцев», – обозначила проблему Светлана Заурбекова.

Как отметили в отделе ЖКХ и жилищной инспекции Семея, за последние несколько лет в городе не было зарегистрировано несчастных случаев, связанных с неисправностью лифта в многоквартирном доме. 

По мнению специалистов жилищно-коммунального хозяйства Семея, к работе восстановления оставшихся без ремонта лифтов можно привлечь финансовую помощь со стороны предприятий крупного бизнеса. Затраты на этот проект могут составить около 400 млн тенге, без учета стоимости изготовления ПСД на восстановление неработающих лифтов. Также одним из возможных вариантов восстановления лифтов может стать передача лифтов в управление специализированных организаций.

Мнение 

Сергей Калинин, директор ТОО «Специализированное предприятие «Семейлифт»:

«На текущий момент из 204 лифтов, которые мы обслуживаем в жилых домах, 155 отслужили свой нормативный срок. Но есть и такие, что насчитывают более 40 лет постоянной эксплуатации. Это дома, расположенные по проспекту Шакарима, в самом центре Семея.

Разумеется, все это сказывается на качестве работы лифтов и на безопасности жильцов. Потому что даже тщательный контроль и постоянный ремонт лифтов не дают полной гарантии.

Стоимость лифта с демонтажом старого и монтажом нового лифта стоит 8 млн тенге. Сумма для жителей многоквартирного дома просто неподъемная. 

Только благодаря программе термомодернизации в 2011-2012 году удалось заменить 11 лифтов в нескольких домах Семея. Но уже несколько лет реализация этой программы приостановлена.

Поскольку средств на установку нового лифта не хватает, стараемся сохранить то, что есть. И восстанавливать те лифты, которые когда-то работали. И это опять-таки делается за счет самих жильцов. Стоимость капремонта оценивается от 1,5 млн до 2,5 млн тенге. Так как многие не могут собрать подобную сумму за один раз, мы стараемся предоставить клиентам рассрочку. Только за последние полтора месяца наша компания восстановила три лифта. 

Но этого явно недостаточно. Считаю, что необходима правительственная программа по замене лифтов в многоквартирных домах по всей территории Казахстана».

Екатерина Гуляева, Ксения Безкоровайная,  Наталья Хайкина,  Людмила Калашникова, Ирина Адылканова


572 просмотра

Зачем курсы импровизации студентам-айтишникам

Прежде, чем получить диплом, им придется проявить свои творческие способности

Фото: The Wall Street Journal

Получить степень по компьютерным наукам в Северо-Восточном университете – серьезная задача. Но ни теория вычислений, ни объектно-ориентированный дизайн не вызвали у студента Колина Маллони таких затруднений, как совсем другой предмет.

«Я откладывал его до последнего», – говорит Маллони, который весной получил диплом об окончании университета по специальности «Информатика и математика».

На занятиях по этому ужасному предмету он имитировал звуки, которые издают слоны, танцевал в стиле Майкла Джексона, а также был вынужден ворчать перед сокурсниками, играя роль викинга, плывущего на весельной лодке.

Как и все будущие специалисты-компьютерщики Северо-Восточного университета, Маллони был обязан прослушать курс по театральному мастерству и импровизации. И, как и другие, он признается, что боялся этих занятий. 

Большинство программистов утверждает, что им проще работать, сидя перед монитором компьютера, чем общаться с кем-то лицом к лицу. Другие просто не любят привлекать к себе внимание. На занятиях по импровизации «Велеречивый спикер» будущие специалисты по информатике не только знакомятся со сверстниками, но и работают в группах и поочередно становятся центром всеобщего внимания.

В рамках курса предусмотрены публичные выступления – причем по темам, которые с технологиями вовсе не связаны. Например, нужно поделиться с аудиторией семейными рецептами. Еще студенты учатся уверенно произносить откровенную тарабарщину, вроде «бутуга дубука манала футуса».

По словам президента университета Джозефа Э. Ауна, эти занятия являются способом защитить специалистов-компьютерщиков от превращения в «роботов» и помогают студентам приобрести уникальные человеческие навыки. В эпоху искусственного интеллекта такие качества, как эмпатия, креативность и командная работа обеспечивают молодым людям конкурентное преимущество перед машинами, считает Аун, который написал книгу на эту тему.

Впрочем, не все были согласны с тем, что это хорошая идея.

«Когда в 2016 году занятия стали обязательными для всех, мы видели много истерик и стенаний», – рассказывает Карла Э. Бродли, декан колледжа компьютерных наук Khoury.

Один из студентов, Зак Лоуэн, отложил прохождение курса на последний выпускной год. В первый же день занятий ему пришлось изображать, будто он катается на коньках, а затем идет по горячему песку.

«На самом деле у меня в голове была лишь одна мысль: «Боже, что здесь происходит?», – рассказывает он.

Лоуэн не испытывал страха перед подмостками, когда играл сцену сговора между враждующими наркокартелями, однако чувствовал себя скованно перед объективом видеокамеры во время имитации интервью.

«Я не был уверен, куда именно мне нужно смотреть, а профессор спросил меня о том, кто лучше всего знает мои слабые места», – вспоминает Лоуэн.

Учащаяся младших курсов Кейт­лин Ван, как она сама говорит, любит все планировать заранее, поэтому любая импровизация ее пугает: «Я не знаю, что произойдет, что я скажу или как люди будут реагировать на это», – делится Ван.

Однако она проявила силу воли и весной начала занятия на курсе импровизации. К своему удивлению, она сумела изобразить Симбу в 30-секундной версии мультфильма «Король лев», а также пропела часть выступления автора книги «Eat, Pray, Love» Элизабет Гилберт на TED Talk.

«Я понятия не имела, с какой мелодией мне нужно было петь», – говорит Ван.

Курс «Велеречивый оратор» оказался для некоторых выпускников не менее полезен, чем сложные предметы, которые они изучали в рамках специальности. 

Тиффани Сибер, выпускница 2016 года, вспоминает, что когда она пришла на занятия, студенты должны были построить машину Рубе Голдберга из своих тел. Это значит, что прикосновение руки приводило в движение чью-то ногу, а нога инициировала движение того, кто изображал, будто крутит колесо.

«Тогда я просто не могла понять, как все это связано с моей будущей работой», – признается она.

Однако сегодня Сибер работает инженером-программистом в Uber и перед презентациями часто использует «позу силы» – навык, приобретенный на тех занятиях. Для этого она отводит плечи назад, вытягивает грудь и равномерно распределяет вес собственного тела. Во время выступления она медленно ходит из стороны в сторону, привлекая внимание аудитории.

И теперь Сибер говорит: «Я не знаю ни одного инженера-программиста, который был бы избавлен от необходимости делать презентации».

Дани Калаччи, который посещал занятия в 2016 году, сегодня является соучредителем технологического стартапа Riff Learning Inc. По его словам, сама абсурдность заданий на этих занятиях помогла студентам стать сплоченными. В частности, в рамках одного такого задания требовалось, чтобы Калаччи помог сокурснику растянуться и встать прямо.

«Мне действительно понравилось участвовать в этом», – отмечает он.

Многие специалисты сходятся во мнении, что занятия по импровизации способны улучшить навыки командной работы и общения, необходимые для установления контакта с другими людьми. Ведь сегодня многие программные приложения создаются небольшими группами специалистов, в которых задействованы инженеры, копирайтеры и дизайнеры.

Занятия по импровизации в Северо-Восточном университете проводят профессора с театральным прошлым. На сегодня курс прослушали почти 800 специалистов по компьютерным наукам, и лишь немногие решили отказаться от него. Как правило, в комнате для занятий всего несколько стульев или столов. В один из дней студенты могут делать какие-то постановки по ролям, в другой – просто разбрасывать воображаемые предметы. На одном из занятий студенты должны были смотреть в глаза друг другу в течение 60 секунд. Тот, кто не выдерживал и начинал смеяться, должен был начать все с самого начала.

В рамках другого задания нужно было рассказать какую-нибудь шутку и рассмешить других. По словам Бреннана Киннела, он рассказал анекдот о пиве, короле и львах. Однако итог оказался «наихудшим из всех возможных вариантов» – никто даже не улыбнулся.

«Шутки всех остальных, по крайней мере, вызывали легкие смешки», – вздыхает Киннел, который закончил обучение в этом году и надеется добиться большего успеха в качестве веб-разработчика.

Кэтрин Маклин пришла на занятия в скептическом настроении.

«Это стереотип, в который мы верим сами – что программисты неразговорчивы, все сплошные ботаники и поголовно носят толстовки», – говорит она.

Однако со временем Маклин научилась использовать силу и тембр своего голоса, а также стала испытывать меньше дискомфорта, обсуждая темы, в которых не является экспертом. К примеру, ей пришлось участвовать в дискуссии, доказывая важность знаков зодиака, что для любого программиста непростая задача.

«Конечно же, было бы намного хуже, если бы в этот момент никто не смеялся», – признается она.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций