1227 просмотров

«SOS Детские деревни Казахстана» увеличили свою площадь

Идея детских деревень зародилась еще в далеком 1949 году в Австрии

Фото: Фонд «Халык»

Тогда в Австрии на идею создания детских деревень повлияли последствия Второй мировой войны и, как следствие, оставшиеся без присмотра тысячи сирот – детей войны. Основная идея заключалась в необходимости альтернативной замены бездушия казенных детских приютов, возможности погружения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в новую форму опеки, максимально приближенную к условиям полноценной семьи. Благая идея прижилась. Со временем социальная инициатива Германа Гмайнера, впервые реализованная в австрийском городе Имст, нашла поддержку во всей послевоенной Европе и по прошествии семи десятков лет продолжает распространяться по всему миру.

В Казахстане первый такой проект появился в непростые 1990-е - во времена крушения идеологии и традиционных семейных ценностей. В 1994 году в Алматы, по инициативе Сары Назарбаевой появилась первая деревня проекта «SOS Детские деревни Казахстана». Позже подобные деревни были открыты в новой столице и Темиртау. Всего за четверть века существования проекта «SOS Детские деревни Казахстана» взрастили более 300 и сейчас воспитывают 244 граждан Казахстана, многие из которых сегодня живут самостоятельной жизнью, создали семьи, работают и воспитывают своих собственных детей.

Но времена меняются, меняется и формат работы. Изначально воспитание ребенка проходило в условиях детской деревни, где он жил вместе с братьями, сестрами, мамой-воспитателем, но при этом посещал обычную школу. Ребенок играл, учился, общался в школе с однокашниками, но не всегда понимал, как же живут обычные семьи, что их окружает, какие проблемы они решают. Это создавало определенные трудности для социальной адаптации.

Чтобы решить эту проблему «SOS Детские деревни Казахстана» начали внедрять успешный европейский опыт адаптации SOS-семьи и ее воспитанников к условиям жизни современного урбанизированного общества. Первый позитивный опыт размещения семей в городские условия был начат еще в 2017 году.

13 сентября 2019 года на территории жилого комплекса (ЖК) «Өркендеу» аким Алматы Бакытжан Сагинтаев и учредитель частного фонда «Благотворительный фонд Halyk Динара Кулибаева посетили две многодетные семьи SOS Детской деревни Алматы, воспитывающих 8 и 6 детей, которые недавно въехали в новые многокомнатные квартиры большой площади, приобретенные на средства Фонда. Также на средства Фонда в новых квартирах была проведена полная чистовая отделка, приобретены и установлены вся необходимая мебель и бытовая техника.

- В этом году мы обратились в Фонд Halyk, при поддержке которого были приобретены две многокомнатные квартиры с внушительной жилплощадью в жилом комплексе (ЖК) «Өркендеу», - говорит национальный директор корпоративного фонда «SOS Детские деревни Казахстана» Гульжан Асанова, - В них въехали две SOS-семьи, одной из которых руководит семейная пара SOS-родителей: мама и папа. У семей появилась возможность обустроиться в уютном удобном жилом комплексе. Здесь условия другие, интеграция детей происходит не только в условиях общеобразовательных школ, которые они посещают, но и дома, во дворе. То есть ребенок полностью погружен в полноценную городскую жизнь.

В качестве примера можно привести успешную и опытную SOS-маму Жанаркуль Бектурову, обладательницу «Золотого кольца Почета» – особой награды. Жанаркуль за 15 лет работы воспитала три поколения детей, а это – 23 человека. Она вспоминает:

- Я работаю в SOS Детской деревне Алматы с ноября 2006 года. Конечно, поначалу было непросто. Мне самой было всего 28 лет, а тут восемь детей разного возраста на попечении... Трое из них – переходного возраста, другие чуть младше: Раиса, Ренат, Мадлена, два Александра, Жанара, Михаил. Дети разных национальностей – русские, татары, казахи, лезгины... Это были дети, которые по разным причинам стали одинокими, остались без родителей. И поэтому им первое время почему-то казалось, что я тоже ненадолго. Но я им твердо заявила: «Я вас не оставлю!». Воспитывала их как единую, дружную, сплоченную семью. На летние и зимние каникулы я забирала их к своим родителям в Тараз. Там они достаточно тесно общались со своими сверстниками, обучаясь всему тому, что дети перенимают от своих родных.

И я рада, что мои усилия не прошли даром. Первое поколение детей выросло. Сегодня моим первым деткам уже по 24-30 лет, это самостоятельные люди. У меня даже внуки есть, которые называют меня бабушкой.

Старший сын, Александр, закончил колледж новых технологий, работает в Караганде директором магазина, другой мой ребенок получил профессию повара-кондитера. Среди моих детей есть модельер, будущий бухгалтер. Все пристроены. И сейчас, когда встречаемся, они говорят: «Спасибо вам, мама, за то, что так много нам дали, подготовили к взрослой жизни, научили готовить! Это нам очень помогло.

Сейчас у меня на воспитании восемь детей и им очень понравились новые обустроенные и обставленные мебелью квартиры, которые приобрел Фонд Halyk. Думаю, дети легко пройдут адаптацию в новых условиях. Я же с высоты своего опыта мамы, воспитавшей 23 ребенка, максимально постараюсь им помочь. Помогут и старшие, взрослые дети. 

Мы полноценная семья, где все держится на доверии и постоянном общении с детьми всех поколений, которых я воспитала. Ведь до сих пор все семейные праздники - дни рождения, Новый год, мы отмечаем вместе. И когда старшие наведываются, приезжают к моим нынешним деткам, они как старшие братья и сестры, помогают им где делом, где советом.

banner_wsj.gif

199 просмотров

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg