Перейти к основному содержанию


3520 просмотров

Сколько стоит вырастить племенную лошадь

Интервью с Валерией Нефедовой

Фото с сайта конезавода «Карат»

Единственному в Карагандинской области заводу по разведению племенных лошадей больше четверти века. Сейчас из 140 лошадей, закупленных в первые годы работы, предприятие содержит 89 породистых кобыл и жеребцов. Во сколько обходится корм и уход за племенным поголовьем и какие услуги оказывает предприятие, чтобы держаться на плаву, в интервью «Курсиву» рассказала директор конного завода «Карат» Валерия Нефедова.

– Расскажите, сколько у вас коней и во сколько сегодня обходится содержание одной племенной лошади?

– Сейчас у нас 89 лошадей – английские и ахалтекинские. Мы завезли их с Луговского конного завода. У нас имеются жеребцы и кобылы со Словении, Германии, Англии. Больше ахалтекинцев, но есть и полукровки. Раньше было больше – 140 лошадей. Часть полукровных мы продали. 

На содержание одной лошади в месяц уходит больше 37 тыс. тенге. Это минимум, не считая добавок. Когда идет случка, жеребцов подкармливаем. Они получают яйца, морковь, сахар. Сено мы не покупаем, сами косим. На западе лошадей кормят сухими кормами, мы считаем, это неправильно. Кормить лошадь нужно шесть раз в день – три раза сеном, три раза овсом, ячменем.

– В каком возрасте лошадь готова к продаже? 

– Растим их до двух лет, потом готовим к работе или соревнованиям. Сегодня в Казахстане лошади в основном используются в национальных видах спорта. Когда лошадь показывает результат, тогда ее забирают известные производители. К примеру, у нас есть жеребец Анчар – это внук Абсента, олимпийского чемпиона. Потомство Анчара пользуется большим спросом. 

– Сколько в среднем стоит племенная лошадь английской или ахалтекинской породы?

– Понятно, что все затраты, которые мы несем, пока лошадь растет, закладываются в ее стоимость. Кроме этого, влияет на окончательную цену и то, что она умеет – хорошо бегать, брать барьеры. В среднем наши кони стоят от 1,5 миллионов до 2 миллионов тенге. Есть и такие, которые оцениваются в 4 миллиона тенге. А за рубежом такая лошадь может стоить $10 тысяч. 

– А куда и где вы реализуете своих лошадей?

– Мы продаем в Казахстане. Кто-то едет в Россию закупать лошадей. Но не совсем понятно, зачем? У нас есть свои ахалтекинцы-производители: и молодые, и взрослые. Они все прекрасны. 

– Вы говорите, что прежде чем продать лошадь, вы ее подготавливаете, тренируете. У вас действительно есть свои специалисты?

– Вы правы, отсутствие профессиональных кадров – это наша основная проблема. Не хватает тренеров, которые любят животных и могут тренировать лошадей, могут выстраивать план тренировок и четко представлять, каким должен быть результат. 

У каждой лошади есть свой характер, свои особенности. Например, английские лошади обладают утонченностью и грацией, но они не приспособлены к национальным видам спорта. Да, мы их готовим к этому, но условия тренировок у них пожестче. 

У нас работает тренер с Луговского завода, он мастер спорта по троеборью, он единственный, другого просто нет. Недавно взяли фельдшера, но он еще учится. Есть в штате также и один ветеринар. У нас очень мало профессиональных кадров. Элементарно пастухов не хватает, которые знают, как и где выпасать лошадь.

– Но ведь разведение племенных лошадей – не единственный источник дохода конного завода?

– Это основная наша деятельность. Кроме этого, у нас есть пять лошадей, которых мы подготовили к прокату. Они уравновешенные, спокойные, но они не умеют ни быстро бегать, ни высоко и правильно прыгать. Доход с них очень маленький. Прокат лошадей в зависимости от времени катания стоит от 2 до 7 тысяч тенге в час. Экскурсии проводим в небольших группах – это стоит 12 тысяч тенге, в больших группах до 25 человек – 40 тысяч тенге. Также мы сдаем в аренду денники. Есть люди, которые любят лошадей и хотят их содержать. Хозяева таких лошадей платят и за аренду, и за тренинг в месяц до 60 тысяч тенге.

– Каковы перспективы у конного завода?

– Мы готовим лошадей для спорта. Но есть и другие направления. Например, мы поддерживаем иппотерапию. Недавно двух людей с ограниченными возможностями отправляли на соревнования в Москву. 

В Темиртау есть школа пятиборцев, и сейчас будет подниматься вопрос, чтобы они здесь занимались, конечно, если будет выделено финансирование. Это и для нас поддержка, и в то же время перспективное направление. 


923 просмотра

Возможна ли в Казахстане политическая сатира

Кто и как шутил над отечественным политикумом

Иллюстрация: nuvolanevicata

На этой неделе в казахстанский кинопрокат вышел новый фильм известного комедийного актера и режиссера Нуртаса Адамбая «Аким». Фильм презентуется как сатирическая комедия, в которой авторы обещают в полной мере высмеять все особенности жизни провинциальных чиновников. Претензии на сатиру в отечественном кинематографе и вообще в юморе не так часты, поэтому мы решили вспомнить все попытки, когда-либо предпринимавшиеся казахстанскими режиссерами.

Едва только появилась новость о том, что Нуртас Адамбай снимает фильм о молодом акиме, направленном в небольшой городок, соцсети запестрили критикой. Мол, сравните масштабы высмеивания: если в Украине в ставшем уже легендарным сериале «Слуга народа» простой учитель становится президентом страны (а это и соответствующий уровень политической сатиры), то у нас это может быть максимум аким небольшого городка – отсюда и масштабы тем для высмеивания. Для сравнения: в той же России в сериалах «Домашний арест» и «Год культуры» фигуры для сатирического высмеивания и обличения – министры и губернаторы, что больше, чем у нас, но явно меньше, чем в Украине.

Тем не менее даже «Аким» может считаться тематическим прорывом, в особенности по сравнению в другими комедиями, где темами для осмеивания по-прежнему являются семейные отношения, бессрочная тойско-свадебная тематика, антагонизм деревенских и городских, простецких и гламурных. На эти темы сняты десятки фильмов, и многим они уже успели порядком поднадоесть. И если такого юмора на экране и сцене вполне достаточно, то сатира в наших краях всегда с трудом пробивала себе дорогу, и едва ли можно сказать, что пробила.

Кроме шуток

Если углубляться в историю, то, пожалуй, первые зачатки казахской сатиры появляются еще в знаменитых айтысах рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Тогда акыны – и такие легендарные, как Биржан-сал Кожагулов и Сара Тастанбекова, и чуть менее известные – обличали и чиновничий произвол местных феодалов, и угнетение царскими колонизаторами. Трудно сказать, насколько полноценной являлась эта сатира с точки зрения законов данного жанра, ибо у каждого акына была своя направленность. Кто-то был более ироничен, кто-то – менее. Но большей частью на айтысах было принято сразу атаковать болевые точки общества.

Впрочем, если в первые послереволюционные годы это еще было возможно, то уже в конце 20-х годов айтыс как жанр независимого высказывания сошел на нет. Это связано с общей политической обстановкой в стране. Теперь то, над чем смеяться, как правило, заказывала сама власть. По большей части это были внутренние враги – вредители и диверсанты либо внешние – поджигатели холодной войны, фашисты и реваншисты. Дошло до того, что юмористическая поляна оказалась настолько выхолощенной, что даже сами советские вожди в начале 50-х говорили: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины». Литературная среда на это отозвалась частушкой: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!»

Разумеется, в рамках тоталитарной системы полноценной сатиры не могло существовать – могла быть лишь ее имитация ровно в тех масштабах, которые обозначала власть. Другое дело, что уже во времена оттепели эти границы расширились и, скажем, внутри страны уже гораздо больше и смелее разрешалось шутить над бюрократами, руководителями низового звена.

Такая сатира цвела пышным цветом на страницах сатирического журнала «Ара» («Шмель»), как раз и ставшего журналистско-литературным порождением эпохи оттепели. Создатели журнала на первых страницах заявляли, что будут беспощадно бить кнутом сатиры бюрократов и очковтирателей, бездельников и чинуш, плодящих резолюции, клеветников и носителей фео­дально-байских пережитков, подхалимов и хапуг. Фактически «Ара» для Казахстана стал тем же, чем был для всего СССР легендарный журнал «Крокодил».

Не боясь попасть в звезды

Кроме того, не стоит забывать, что с 60-х годов во всем Союзе начинается расцвет телевизионной эпохи. Именно с того времени телевидение начало проникать в каждую семью, и это стало настоящей революцией в доставке сатирического жанра населению. Теперь смешное чаще не читают, а смотрят: «КВН», «Вокруг смеха», «Кабачок «13 стульев».

На стезе профессиональной эстрады в казахскоязычном секторе долгое время монополистом была, конечно, «Тамаша» – своего рода аналог всесоюзной программы «Вокруг смеха». Кстати, появились эти передачи в один и тот же год – 1978-й. Но «Тамаша» проживет намного дольше, аж до 2005 года.

«Рамки свободы творчества там были, конечно, советские. Но уровень актеров и литературного материала был, несомненно, выше, чем сейчас. Это был полноценный театр эстрадных миниатюр», – считает телевизионный режиссер Арман Карабаев.

Уже в 90-е и далее традиции «Тамаши» пытались было продолжить «Бауыржан-шоу», «Шымкент-шоу», но там вся тематика строилась на бытовом юморе.

Три, четыре… закончили

Впрочем, сравнивать процессы в сатирическом жанре в Казахстане и в целом в СССР не всегда уместно, ибо здешняя ситуация довольно существенно отличалась от того, что происходило на всесоюзной юмористической «поляне». Одно из самых главных отличий – это то, что КВН, появившийся в СССР в 1961 году, в Казахстане полноценно зажил лишь 30 лет спустя. В 60-е соревнования проходили лишь внутри вузов, а потом КВН и вовсе закрыли.

По большому счету, КВН зажил в Казахстане уже в 90-е годы, спустя шесть-семь лет после открытия возрожденного КВН в 1986 году. А его настоящий бум придется уже на 90-е. Значение этого явления переоценить сложно – спустя более чем 20 лет кавээнщики как в России, так и в Казахстане составят новую ударную силу на телевидении и в кино. Прошедшие школу высшей лиги у Александра Маслякова Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин и Нурлан Коянбаев сегодня составляют мейнстрим казахстанского кинематографа. Многие нашли себя и на ниве интернет-юмора, как, например, известный таксист Русик (Руслан Висингериев) или Меиржан Туребаев, ставший одним из самых известных вайнеров Казнета.

Пальцем в небо Кызыкстана

Впрочем, политическую сатиру пробовали осваивать и в Казахстане. В девяностые и первой половине нулевых и в КВН, и даже на отечественном телевидении шло несколько проектов, довольно смело высмеивавших чиновников и политиков. Это были тележурнал «Неделька» с Альбеком Тастайбековым и сатирическое шоу «77 кун».

«Началось все с обыкновенного капустника. Причем мы не ставили себе целью глумиться над политиками. Мы создавали новый виртуальный мир: изменяли их фамилии, даже переделали название страны на Кызыкстан, то есть смешной стан, – рассказывает один из создателей проекта «77 кун» телережиссер Арман Карабаев. – Позже вместо сатирического выпуска новостей появилась рубрика погоды. Только вместо погоды мы делали такой выпуск: сколько стоит место полицейского, учителя, какова их зарплата в разных регионах. Более того, мы тютелька в тютельку угадали, сколько стоит получить должность акима района в одной из южных областей, как раз в день его назначения. Там несколько кланов продвигали своих кандидатов. И когда мы в передаче назвали стоимость этой должности, то к нам приехала целая делегация из этого района и выпытывала, кто их нам сдал. А мы просто пальцем в небо ткнули».

Не отставали в те годы и кавээнщики. «Годах в 1996–2000-х мы довольно жестко шутили о политиках и чиновниках. Но у нас они обидчивые и даже на вполне безвинные шутки реагировали очень болезненно и советовали нам, что называется, фильтровать базар», – рассказывает Аскар Бисембин, в прошлом кавээнщик, а ныне кинорежиссер.

С тех пор эта тема заглохла, и вновь восторжествовал бытовой юмор, который и по сей день правит бал. Посему действительно сейчас только районный аким может быть фигурой для высмеивания. И пока остается лишь гадать, возьмут ли отечественные комедиографы новую высоту после премьеры «Акима» и высмеют ли руководителей более высокого уровня. А может быть, данную миссию выполнят на просторах интернета. Ведь сегодня веб-контент также набирает обороты. И в отличие от телевизионного он гораздо смелее и шире.

Правда, по сравнению даже с Россией в Казахстане веб-сериалы на зачаточном уровне. И пока они не спешат предъявлять политическую сатиру на суд зрителя, продолжая потчевать их тем же, чем и в полноформатном кино: комедиями, криминалом, в лучшем случае мистикой. Посему остается либо ждать, либо начать это делать самим.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций