Перейти к основному содержанию

3845 просмотров

Сколько стоит вырастить племенную лошадь

Интервью с Валерией Нефедовой

Фото с сайта конезавода «Карат»

Единственному в Карагандинской области заводу по разведению племенных лошадей больше четверти века. Сейчас из 140 лошадей, закупленных в первые годы работы, предприятие содержит 89 породистых кобыл и жеребцов. Во сколько обходится корм и уход за племенным поголовьем и какие услуги оказывает предприятие, чтобы держаться на плаву, в интервью «Курсиву» рассказала директор конного завода «Карат» Валерия Нефедова.

– Расскажите, сколько у вас коней и во сколько сегодня обходится содержание одной племенной лошади?

– Сейчас у нас 89 лошадей – английские и ахалтекинские. Мы завезли их с Луговского конного завода. У нас имеются жеребцы и кобылы со Словении, Германии, Англии. Больше ахалтекинцев, но есть и полукровки. Раньше было больше – 140 лошадей. Часть полукровных мы продали. 

На содержание одной лошади в месяц уходит больше 37 тыс. тенге. Это минимум, не считая добавок. Когда идет случка, жеребцов подкармливаем. Они получают яйца, морковь, сахар. Сено мы не покупаем, сами косим. На западе лошадей кормят сухими кормами, мы считаем, это неправильно. Кормить лошадь нужно шесть раз в день – три раза сеном, три раза овсом, ячменем.

– В каком возрасте лошадь готова к продаже? 

– Растим их до двух лет, потом готовим к работе или соревнованиям. Сегодня в Казахстане лошади в основном используются в национальных видах спорта. Когда лошадь показывает результат, тогда ее забирают известные производители. К примеру, у нас есть жеребец Анчар – это внук Абсента, олимпийского чемпиона. Потомство Анчара пользуется большим спросом. 

– Сколько в среднем стоит племенная лошадь английской или ахалтекинской породы?

– Понятно, что все затраты, которые мы несем, пока лошадь растет, закладываются в ее стоимость. Кроме этого, влияет на окончательную цену и то, что она умеет – хорошо бегать, брать барьеры. В среднем наши кони стоят от 1,5 миллионов до 2 миллионов тенге. Есть и такие, которые оцениваются в 4 миллиона тенге. А за рубежом такая лошадь может стоить $10 тысяч. 

– А куда и где вы реализуете своих лошадей?

– Мы продаем в Казахстане. Кто-то едет в Россию закупать лошадей. Но не совсем понятно, зачем? У нас есть свои ахалтекинцы-производители: и молодые, и взрослые. Они все прекрасны. 

– Вы говорите, что прежде чем продать лошадь, вы ее подготавливаете, тренируете. У вас действительно есть свои специалисты?

– Вы правы, отсутствие профессиональных кадров – это наша основная проблема. Не хватает тренеров, которые любят животных и могут тренировать лошадей, могут выстраивать план тренировок и четко представлять, каким должен быть результат. 

У каждой лошади есть свой характер, свои особенности. Например, английские лошади обладают утонченностью и грацией, но они не приспособлены к национальным видам спорта. Да, мы их готовим к этому, но условия тренировок у них пожестче. 

У нас работает тренер с Луговского завода, он мастер спорта по троеборью, он единственный, другого просто нет. Недавно взяли фельдшера, но он еще учится. Есть в штате также и один ветеринар. У нас очень мало профессиональных кадров. Элементарно пастухов не хватает, которые знают, как и где выпасать лошадь.

– Но ведь разведение племенных лошадей – не единственный источник дохода конного завода?

– Это основная наша деятельность. Кроме этого, у нас есть пять лошадей, которых мы подготовили к прокату. Они уравновешенные, спокойные, но они не умеют ни быстро бегать, ни высоко и правильно прыгать. Доход с них очень маленький. Прокат лошадей в зависимости от времени катания стоит от 2 до 7 тысяч тенге в час. Экскурсии проводим в небольших группах – это стоит 12 тысяч тенге, в больших группах до 25 человек – 40 тысяч тенге. Также мы сдаем в аренду денники. Есть люди, которые любят лошадей и хотят их содержать. Хозяева таких лошадей платят и за аренду, и за тренинг в месяц до 60 тысяч тенге.

– Каковы перспективы у конного завода?

– Мы готовим лошадей для спорта. Но есть и другие направления. Например, мы поддерживаем иппотерапию. Недавно двух людей с ограниченными возможностями отправляли на соревнования в Москву. 

В Темиртау есть школа пятиборцев, и сейчас будет подниматься вопрос, чтобы они здесь занимались, конечно, если будет выделено финансирование. Это и для нас поддержка, и в то же время перспективное направление. 

2155 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance