Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1303 просмотра

Появится ли в Казахстане реестр осужденных коррупционеров?

Эксперты высказали свое мнение

Фото: Shutterstock.com

Предложение Transparency Kazakhstan о создании публичного реестра осужденных все еще в стадии рассмотрения: отношение к нему неоднозначное как со стороны чиновников, так и экспертов.

Предложение от Transparency Kazakhstan по созданию открытого списка лиц, осужденных за уголовные коррупционные преступления, ушло в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции еще в декабре прошлого года.

В список было предложено включить такие данные осуж­денных, как фотография, ФИО осужденных, номер и наименование статей Уголовного кодекса, по которым они были осуждены, год, когда был вынесен приговор, характер наказания (штраф, общественные работы, ограничение свободы, условный срок, лишение свободы, конфискация имущества), а также примечание, какие должности этим лицам запрещено занимать пожизненно и какой деятельностью они не имеют права заниматься.

В общественном фонде предполагали, что такой черный список будет размещен на сайтах АДГСПК и Национального бюро по противодействию коррупции и станет одним из инструментов борьбы с коррупцией. В апреле 2019-го Данияр Сабирбаев, будучи тогда главой департамента антикоррупционной политики агентства, заявлял: к концу года сопротивление некоторых госорганов по формированию такого реестра будет преодолено, и список выйдет в свет. Однако во время августовской онлайн-конференции на портале BNews он признал, что противодействие появлению такого реестра до сих пор достаточно сильно.

«Мы взяли в работу это предложение, но это достаточно серьезный шаг – сделать такой реестр, – говорит Сабирбаев, теперь уже руководитель департамента добропорядочности Агентства по противодействию коррупции Республики Казахстан. – По мнению многих людей, в том числе представителей государственных органов, это чрезмерно. Чрезмерно, потому что мы нарушаем чуть ли не конституционные права осужденных: человек, совершивший преступление, уже получил соответствующее наказание – или заплатил штраф, или сел в тюрьму, а теперь мы рассматриваем фактически дополнительную меру наказания», – добавил он.

Сабирбаев считает, что вопрос создания реестра требует общественного обсуждения как со стороны юристов, так и со стороны гражданского общества. Агентство по противодействию коррупции готово провести общественные слушания по этому вопросу. 

По словам исполнительного директора Transparency Kazakhtan Ольги Шиян, аналоги предлагаемого реестра коррупционеров действуют в Германии, России и Кыргызстане и помогают обеспечить общественный контроль за исполнением запрета на занятие определенных должностей экс-чиновниками, имеющими судимость за коррупцию.

«Мы считаем, что такой реестр позволит наглядно оценить реальные результаты по искоренению коррупции и недопущению повторного трудоустройства осуж­денных за коррупцию на госслужбу, – говорит Шиян. – Кроме того, публичный список покажет как гражданам Казахстана, так и иностранцам, что борьба с коррупцией в стране идет, невзирая на должности».

Адвокат Джохар Утебеков сом­невается в том, что создание такого реестра является первоочередным шагом в борьбе с коррупцией.

«У нас огромное количество известных госдеятелей осуждено, включая двух премьеров бывших (Акежан Кажегельдин и Серик Ахметов. – «Курсив»), куда уже дальше в плане публичности? Мы и так знаем всех их в лицо – бывших премьеров, акимов, министров, вице-министров. Что изменилось-то от этого? Теперь получим возможность знать в лицо всех – и кто-то думает, что в этот реестр люди будут активно заходить и просматривать его?» – говорит Утебеков.

Первоочередными задачами в деле борьбы с коррупцией адвокат считает внедрение всеобщего декларирования в стране и выполнение 20-й статьи Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, которая предполагает активное уголовное преследование чиновников за доходы, которые они не могут обосновать. С точки зрения профилактики коррупционной преступности, эти меры дают наибольший эффект в других странах, отмечает Утебеков. 

Не ждать слишком многого от появления реестра советуют и российские юристы (в России с прошлого года действует публичный реестр утративших доверие чиновников). По мнению управляющего партнера коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимира Старинского, основное практическое назначение такого реестра – закрыть обратную дорогу на госслужбу попавшимся на коррупции, поскольку наконец систематизированы разрозненные прежде сведения о мотивах увольнения госслужащих.

«А вот с точки зрения превентивной составляющей ждать от такого реестра слишком многого не стоит – коррупции от этого меньше не станет», – резюмирует эксперт.


2992 просмотра

Почему Туркестанская и Кызылординская области не могут поделить воду

Казахстан ежегодно потребляет от 10 до 16 млрд кубометров поливной воды из реки Сырдарьи

Фото: BRAIN2HANDS

В Шымкенте прошло XXIV заседание Арало-Сырдарьинского бассейнового совета, на котором представители 23 организаций Казахстана решали 12 проблемных вопросов, связанных с вододелением на трансграничной реке Сырдарье. Наиболее жаркий спор разгорелся вокруг строительства канала машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал для обводнения Туркестана.

Воды все меньше – потребностей больше

По данным туркестанского филиала РГП «Казводхоз», водные ресурсы региона уменьшились на 15–20% по сравнению с прош­лым столетием. Но при этом в области постоянно осваиваются новые территории, для которых тоже нужна вода. В данный момент для обводнения Туркестана планируется построить канал для машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал. 

Как рассказал «Курсиву» директор ТОО «ЮжКазАгроПромПроект» Омирбек Болысбеков, Туркестанский канал имеет протяженность 142 км. Его конечная часть – а это около 50-60 км – находится в районе города Туркестана, где всегда ощущался дефицит водных ресурсов. Единственный источник, от которого питаются водой города Туркестан и Ордабасы, – Бугуньское водохранилище. Емкость этого водохранилища – 370 млн кубов воды, но запасов в нем хватает только до 1 августа.  

«Туркестану нужна вода. Вокруг города будет зеленый пояс, его надо обслуживать. Для того чтобы «напоить» город (речь идет о поливной воде. – «Курсив»), осуществляется сбор поверхностных вод – весенних паводков. Планируется строительство водохранилища, берега Туркестанского канала облицовываем, чтобы экономить воду. Но для стратегического города должен быть свой стратегический объект, – считает Омирбек Болысбеков.

По его информации, по реке Сырдарье Узбекистан дает годовую, квартальную, месячную норму. «Но в середине августа, когда растения вступают в самую ответственную фазу развития, от которой зависит урожай, нам воду не дают. Пока идут переговоры, пока откроют задвижки, проходит 15 дней. Но после того как фаза ушла, ты хоть заливай растения водой – урожая не будет», – говорит эксперт.

Поэтому и появилась идея построить канал, по которому при помощи машин вода будет подаваться в Туркестан по мере необходимости – от 20 до 80 млн кубов в год. 

А Кызылорда против

Однако на заседании совета против высказалась кызылординская сторона: рисоводческий регион тоже требует много воды. Представитель ТОО «Абай Даулет» Газиз Кулькеев рассказал «Курсиву», что поливной воды не хватает, и это отражается на урожае. 

«Тем крестьянским хозяйствам, которые расположены в начале системы полива, воды хватило, а вот тем, кто находится в конце, – нет. В этом году, например, мы планировали собрать 65 ц с га, а получили 60. Одна из причин – нехватка поливной воды», – утверждает рисовод.

В свою очередь главный инженер туркестанского филиала РГП «Казводхоз» Тулкин Балпиков отметил, что Кызылординская область на 100% зависит от Сырдарьи, поэтому малейшее изменение по использованию воды вызывает у специалистов Кызылорды вопросы.

«Но справедливости ради стоит сказать, что в Кызылординской области всего 180 тыс. га площадей, и они потребляют 2,8 млрд кубов воды в год. А в Туркестанской области поливных земель в три раза больше – почти 600 тыс. га, а воды здесь потреб­ляют чуть более 3 млрд куб. в год, то есть практически наравне. Поэтому сложившаяся ситуация не устраивает Туркестанскую область, надо договариваться», – пояснил в комментариях «Курсиву» Тулкин Балпиков. 

Каналу быть

По данным «ЮжКазАгроПромПроекта», в нижней части Туркестанской области на протяжении 20 лет из-за нехватки воды совсем не орошалось 26 тыс. га земель. Поэтому, как считает Омирбек Болысбеков, машинная водоподача из реки Сырдарьи для подпитки Туркестанского магистрального канала – это спасение.

«Для Туркестана Бугуньское водохранилище – пока единственный источник воды. Но искусственный канал есть искусственный. Бывают техногенные или природные аварии. Не дай бог с Бугуньским водохранилищем что-то случится. Пока его восстановят, все погибнет. Поэтому резерв в виде канала машинной водоподачи необходим, жизненно важен. Мы миллиарды вкладываем в развитие Туркестана, а завтра из-за отсутствия воды за 10 дней все можем потерять?! Поэтому каналу быть в любом случае. А с Кызылордой мы договоримся», – заявил глава «ЮжКазАгроПромПроекта». 

Стоимость строительства канала обойдется государству примерно в 15 млрд тенге.

Можно эффективнее, но дороже

Региональный советник программы трансграничного управления водными ресурсами Германского общества международного сотрудничества Александр Николаенко считает, что водные вопросы и связанные с этим споры – это нормальное явление, они происходят во всех странах. При этом он констатировал: «К сожалению, сейчас в Казахстане, насколько я вижу, есть некоторые предложения, общие идеи, но нет общей системы, нет конечного проработанного продукта». 

Эксперт также отметил, что для реального сокращения водопотерь нужно внедрять современные технологии, которые первоначально стоят очень дорого. «Экономический эффект будет накапливаться, и в конечном итоге страна получит прибыль в течение пяти-семи лет. Но повторюсь: первоначальные инвестиции очень большие», – сказал г-н Николаенко.
 
Он добавил, что, учитывая сложную обстановку по вододелению в регионе, правительство Германии выделяет в помощь странам Центральной Азии грантовые средства. С 2009 года по согласованию с государственными уполномоченными органами стран ЦА было реализовано 36 проектов на общую сумму около 38 млн евро. Их цель – исправить ситуацию и более эффективно использовать воду на трансграничных участках.

Напомним, Казахстан ежегодно забирает из Сырдарьи на границе с Узбекистаном не менее 12 млрд кубов воды. В маловодные годы количество воды составляет не менее 10 млрд, в многоводные – 14. В 2019 году, несмотря на засушливое и очень жаркое лето, Казахстан получил около 16 млрд кубов воды.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций