Перейти к основному содержанию

485 просмотров

Подробности пожара в нацпарке рассказали в МВД Казахстана

Общая площадь составила 183 га

Фото: КЧС МВД РК

Причина крупного природного пожара устанавливается, сказал председатель комитета по ЧС Владимир Беккер на брифинге в ведомстве. 

«В Бурабайском районе Акмолинской области, в 5 км от села Каражар, на открытой территории прошло загорание сухой травы на площади 162 га, пшеничных полей – на площади 18 га, а также лесных околков на территории РГУ «Бурабай» на площади 3 га. Общая площадь составила 183 га. В 18:20 пожар локализован. Производятся приливка и дотушивание. Жертв и пострадавших нет. Причина устанавливается», – сказал Беккер.

По его данным, в ликвидации пожара были задействованы личный состав ДЧС, а также работники национального парка.

«В целом в связи с погодой пожарная обстановка немного осложнилась. У нас самый высокий класс пожарной опасности в Павлодарской области – это чрезвычайная пожарная опасность. В течение ночи местами прошли дожди, в том числе и в Баянауле, и ситуация немного стабилизировалась», – дополнил он.

Всего вчера на территории республики произошло 24 природных пожара в Акмолинской, Карагандинской и Павлодарской областях, в том числе 5 – это пожары, которые произошли на территории лесных фондов. Так, в Акмолинской области в Ерейментауском районе, в 8 км от села Карагалы, на территории КРГУ «Национальный природный парк «Ерейментау» произошло загорание сухой травы на площади 110 га и лесных околков на площади 35 га. 

«Тушение было осложнено из-за сильного ветра... В 21:53 пожар ликвидирован, жертв и пострадавших нет. Причина пожара устанавливается», – резюмировал глава КЧС.

Ранее сообщалось, что в Баянаульском районе Павлодарской области на тушение лесного пожара были задействованы 500 человек и 120 единиц техники.

2640 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif