Перейти к основному содержанию

1748 просмотров

Почему успешные казахстанские бизнесмены выбирают триатлон

Несколько реальных историй 

ФОто: Shutterstock

«Отобраться на Кону» – так звучит мечта любого триатлета. Ежегодно в октябре на гавайском острове Каилуа-Кона проходит заключительная гонка по триатлону для сильнейших атлетов сезона. Все они – айронмены, много раз преодолевшие самую изматывающую гонку в мире. В этом году лучший из лучших определится 12 октября.

У триатлона много корней. Первые мультиспортивные соревнования на выносливость проводились во Франции в промежутке между мировыми войнами. В современном классическом виде триатлон сформировался в США в середине 1974 года. Это были общие тренировки и неофициальные соревнования для спортсменов, тренирующихся в видах на выносливость: пловцов, бегунов и велосипедистов.

Первая айронмен-дистанция, ставшая ныне классической, прошла в 1977 году на Гавайях. Именно тогда спортсмены впервые последовательно преодолели 2,4 мили вплавь (3,86 км), 112 миль велосипедной гонки (180,2 км) и 26,2 мили бега (42,2 км). С тех пор на Гавайях традиционно собираются сильнейшие айронмены года.

Начиная с 1985 года соревнования по триатлону стали проводиться за пределами США. Формируются национальные федерации триатлона. С 2016 года это олимпийский вид спорта, при этом дистанция Олимпиады короче профессиональной.

Феноменом последнего десятилетия стала популярность айронмена среди успешных бизнесменов. Сложнейшая дисциплина, изначально придуманная для универсального испытания профессиональных спортсменов, неожиданным образом стала увлечением состоятельных людей. Не миновало это поветрие и Казахстан. В чем причина? Свои версии ответов «Курсиву» дали три казахстанских айронмена из мира бизнеса.

Баланс – главное искусство ironman

Байжан Канафин, генеральный директор ТОО «Documentolog»

Байжан Канафин 2019-09-16 at 15.42.18123.jpg

Начал занятия бегом в 2016 году, в 2017-м принял участие в короткой дистанции Astana Triathlon. Понравилось разнообразие и серьезность физической нагрузки.

Бизнесмен отмечает, что регулярные тренировки дают возможность расслабляться после умственных нагрузок управленческой работы. Триатлон дисциплинирует, учит рационально использовать время.

Объем тренировочной работы зависит от цели, которую ставит перед собой спортсмен. Для достижения хорошей физической формы достаточно шести часов занятий в неделю, для роста результатов – не менее 10 часов. Сильнейшие триатлеты-любители мира тренируются не менее 30 часов в неделю.

Байжан Канафин считает нерациональными занятия триатлоном для любителя, который не реализован в иных сферах жизни. По его мнению, спорт на выносливость – большая наука. Важно учиться находить баланс между работой и тренировками. «Триатлон для тебя, а не ты для триатлона» – одно из «золотых правил» этого спорта.

Триатлон заставляет учиться новому, анализировать данные, расставлять приоритеты. Все эти навыки усиливают компетенции бизнесмена, делают его более серьезным конкурентом.

Ironman – спорт состоявшихся

Алексей Сидоренко, председатель правления АО «Агромашхолдинг»

Алексей Сидоров Ницца2.JPG

Искал увлечение, которое отвлекало бы от рутины управления большой компанией. Триатлон подошел идеально. Утренние тренировки позволяют побыть наедине с собой, распланировать грядущие дела и найти подход к нерешенным задачам. Велозанятия полны эмоций, адреналина и интересного общения, если проходят в группе. Бег удобен тем, что время на него всегда можно найти даже в командировках.

Ironman помогает предпринимателю эффективно осваивать искусство управления временем и делегирования обязанностей, дает возможность изучить любую проблему отвлеченно, со стороны. Преодоление дистанций становится индикатором уверенности в собственных силах.

Алексей Сидоренко подчеркивает разницу между триатлоном и айронменом. Триатлон – олимпийский вид спорта, который поддерживается государством через федерации. Ironman – коммерческий бренд для любителей спорта со своей спецификой, рейтингом и отбором лучших в возрастных группах.

Он считает ironmen спортом состоявшихся людей, поскольку для полноценных тренировок необходимы не только свободное время, но и серьезные расходы на снаряжение и спортивный инвентарь.

Дополнительная мотивация Ironman – спортивный туризм. Можно выбирать старты в разных частях мира, где увлеченные единомышленники проводят race week (предстартовую неделю), предвкушая большой спортивный праздник.

Вызов, которого не хватает в жизни

Виталий Тренкеншу, управляющий партнер IT-компании Datanomix

Виталий Тренкеншу 2019-09-13 at 22.04.43123.jpg

Много лет занимался борьбой, получил травму плеча, после чего переключился на плавание. Однажды, готовясь к деловой встрече, он изучал профайлы визави в соцсетях и обратил внимание на их увлеченность триатлоном. Погрузившись в тему, изучив физиологические особенности спорта на выносливость, пришел к выводу, что преодоление дистанции при условии добросовестной подготовки вполне возможно.

Другая причина включения в тренировки – эмоциональная. Четыре года назад, когда он решился на занятия триатлоном, компания уже крепко стояла на ногах, и управление бизнесом превратилось в рутину. Триатлон стал вызовом, которого не хватало в жизни.

Позже, участвуя в соревнованиях, он обратил внимание, что самая массовая возрастная группа участников – старше 40 лет. Подавляющее большинство их – состоявшиеся люди, привыкшие решать серьезные задачи и реализующие это качество через триатлон.

В этот спорт, отмечает Виталий Тренкеншу, надо вкладывать много энергии и времени. Ключевые организационные задачи для спортсмена – мотивация и тайм-менеджмент. Это накладывает серьезные ограничения: полноценно работать и тренироваться может человек, свободно планирующий свой график. С другой стороны, концентрация на большой личной цели заставляет бизнесмена более ответственно строить баланс между делами компании и личной жизнью.

183 просмотра

Вспоминая прагматизм Пола Волкера

Экс-глава ФРС умер в минувшее воскресенье в своем доме в возрасте 92 лет

Фото: Pierre Manevy, Daily Express, Getty Images

Когда я только начал писать про Федеральный резерв в 2001 году, Пол Волкер уже давно там не работал, однако он словно был здесь повсюду. Каждый раз, когда он что-то говорил, то создавал новостные поводы.

Столкнувшись с трудностями, к нему обращались различные организации, поскольку им нужен был человек, чьи личные качества и порядочность были бы безупречны. В 2008-м президент Барак Обама назначил его главой своего консультативного совета по экономике. А его преемники на посту председателя ФРС регулярно отмечали вклад Волкера в победу над инфляцией.

И все же, несмотря на все то уважение, которым Волкер пользовался вплоть до самой своей кончины, по серьезным макроэкономическим вопросам (инфляция, дефицит госбюджета, банковские операции) его преемники относились к нему как к «ястребу», время которых давно прошло.

Когда в самом начале финансового кризиса 2008 года ФРС разработала план спасения инвестиционного банка Bear Stearns, Волкер обрушился на регулятора с критикой за то, что тот «достиг пределов своих законных и подразумеваемых полномочий, нарушив давно устоявшиеся принципы и практики центробанка». Однако ФРС осталась непреклонной и продолжила оказывать банкам еще большую помощь.

Когда ФРС начала таргетировать инфляцию на уровне 2%, чтобы та не опустилась еще ниже, Волкер был настроен скептически.

«Я не понимаю этого», – заявил он в 2009-м. Регулятор, возмущался он, «целому поколению говорит, что половина их покупательской способности уходит в никуда».

Впрочем, ФРС продолжала инициировать все более агрессивные программы экономического стимулирования, чтобы не допустить снижения инфляции.

Когда дефицит федерального бюджета усилился, Волкер вместе с десятками других бывших политиков предупреждал о «долговом кризисе». Однако с тех пор федеральный долг продолжает расти и кризис все еще не наступил.

Критика из уст Волкера вполне понятна, если учесть, что с целью победить двузначную инфляцию перед лицом растущей безработицы и возмущения со стороны населения он довел базовую ставку почти до 20%.

Тем не менее более детальное изучение деятельности Волкера в годы его работы в правительстве показывает, что он был весьма прагматичным и не таким уж суровым, как его репутация и собственная память. На самом деле он регулярно подгонял и даже переписывал правила для того, чтобы справиться с хаосом вокруг.

В 1971 году дефицит торгового баланса и инфляция в США вызвали устойчивый отток золота, что угрожало привязке доллара к этому драгметаллу – стержню Бреттон-Вудской системы фиксированных валютных курсов. И тогда президент Ричард Никсон поручил Волкеру, занимавшему в те годы пост замминистра финансов, закрыть для золота это окно.

«Я очень не хочу этого делать, ведь я всю свою жизнь защищал Бреттон-Вудскую систему. Но теперь это просто необходимо, ибо мы не можем продолжать в том же духе», – заявил Волкер тогдашнему главе ФРС Артуру Бернсу, как пишет биограф Уильям Силбер.

В итоге этот шаг стал началом новой эры плавающих и порой страшно волатильных обменных курсов, которая продолжается по сей день.
Заняв пост председателя ФРС в 1979 году, Волкер искал нестандартные способы победить инфляцию и в итоге принял решение таргетировать денежную массу. Это привело к резким колебаниям процентных ставок и двум стремительным экономическим спадам, опустошившим экономику США. В 1982-м он начал снижать ставки, несмотря на то что инфляция по-прежнему оставалась на высоком уровне в одну цифру.

По словам Винсента Рейнхарта, который долгое время был высокопоставленным сотрудником ФРС, а сегодня является главным экономистом в Mellon Investment Management, Волкер вполне мог принять инфляцию на уровне 4%, поскольку у него не было формулы, определяющей стабильность цен, – речь шла просто о «состоянии души». Что еще более важно, Волкер боялся, что высокие ставки дестабилизируют мировую финансовую систему. Например, в течение всего 1982 года он был сильно обеспокоен угрозой банкротства Мексики, что несло потенциальные риски для десятков крупных американских банков, выступавших ее кредиторами. В итоге ФРС предоставила Мексике кредит для покрытия дефицита валютных резервов страны, а сам Волкер стал инициатором встречи между Мексикой и ее кредиторами. Последние согласились пересмотреть сроки выплаты долга. Это позволило избежать обесценивания кредитов, что могло привести к краху некоторых банков.

Два года спустя, когда седьмой по величине банк США Continental Illinois оказался на грани краха из-за рискованных корпоративных кредитов (прежде всего в сфере энергетики) и ненадежных, незастрахованных депозитов, в Штатах вновь возникла угроза кризиса. Волкер считал, что если Continental Illinois обанкротится, то напуганные люди начнут забирать свои вклады и из других крупных банков. В итоге ФРС предоставила Continental Illinois кредит, а Федеральная корпорация по страхованию депозитов помогла незастрахованным вкладчикам, позже установив свой контроль над всем банком. Этот эпизод побудил одного конгрессмена даже придумать специальное выражение – Too big to fail («слишком большой, чтобы обанкротиться»).

В 1989-м, через два года после ухода из ФРС, Волкер посетил конференцию экономистов в Кембридже (штат Массачусетс), посвященную финансовым кризисам. Там он выступил с предупреждением о том, что политики, неоднократно вмешиваясь в экономику, способны «закрепить те модели поведения, которые лишь усиливают риск». Позже, говоря о том, что он чувствовал, когда разрывался между необходимостью действовать и желанием избежать угрозы недобросовестности, Волкер рассказал, что еще в 1970-х, будучи главой Федерального резервного банка Нью-Йорка, он часто говорил себе:

«Все, что нужно этой стране, чтобы люди встряхнулись и стали более дисциплинированными, – это хорошее банкротство банка. Но, пожалуйста, Боже, не в моем районе».

В 2013-м, собирая материал для своей книги о кризисах и рисках «Защита от дурака», я навестил Волкера в Нью-Йорке и спросил его об этой реплике. С улыбкой он ответил: «Это было лишь моим признанием своей личной слабости».

Однако на самом деле это высказывание отражало его прагматизм, признание того, что такие достоинства, как жесткая экономия и риск недобросовестности, могут по-разному оцениваться внутри центрального банка и за его пределами. Это заставляет меня верить в то, что, несмотря на всю свою публичную критику, если бы Волкер управлял ФРС в течение последних 10 лет, он принял бы многие из тех решений, которые были приняты его преемниками.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance