Перейти к основному содержанию
4630 просмотров

Кто из глав постсоветских государств ведет свои странички в соцсетях

Сделали подборку президентских аккаунтов

Изображение: Shutterstock.com

Популярность политиков и общественных деятелей сегодня во многом определяется их присутствием в социальных сетях. Именно соцсети дают возможность обеспечить прямую связь с населением. Аккаунт с синей галочкой автоматически снимает вопрос о подлинности распространяемой информации. 

На постсоветском пространстве страницы и аккаунты в социальных сетях имеют практически все главы государств и правительств. Другое дело, что не все они отмечены синими галочками. И это позволяет предположить, что сами политики к ним отношения не имеют, а эти аккаунты созданы их сторонниками или даже недругами. Как, например, в случае с президентом России Владимиром Путиным. За ним только в Instagram значится сразу шесть страниц, самая популярная из которых имеет 776 тыс. подписчиков.

У каждого из глав государств и правительств есть свои предпочтения при использовании социальных сетей. Одни активнее в Twitter, другие чаще всего размещают свои посты в Facebook, третьи довольствуются публикациями на своих Telegram-каналах.

Telegram-logo.jpg

Больше всего подписчиков в социальных сетях на постсоветском пространстве имеет президент Украины Владимир Зеленский. Особенно часто его читают в Instagram, аудитория которого составляет 8,4 млн человек. Есть у украинского президента и официально подтвержденная страница в Facebook с 1 млн 011 тыс. 305 подписчиков. При этом надо заметить, что обе страницы регулярно обновляются, а сам Зеленский хоть и очень редко, но может вступить в дискуссию со своими читателями. Намного меньше у президента Украины подписчиков в социальной сети Twitter – всего 133,1 тыс. человек. 14 сентября Владимир Зеленский открыл и Telegram-канал, к которому уже подключились 19 806 человек. 

На втором условном месте популярности в социальных сетях расположился председатель правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев. Русскоязычную версию его страницы в Twitter читают 4,8 млн человек, англоязычную – 1 млн пользователей. Существенно меньше у Медведева в читателей в Instagram – 2,7 млн. Тогда как на его официальную страницу в Facebook подписаны 1 млн 388 тыс. 502 человека. Telegram-канала у главы правительства России не было никогда. 

Увеличивает число своих подписчиков в социальных сетях расположившийся на третьем месте условного рейтинга от «Курсива» президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. В Instagram на подкупающего своей улыбкой узбекского президента подписаны 2 млн человек, в Facebook – 254 981 человек, на его Telegram-канал регулярно заглядывают 231 901 участник этой соцсети; пресс-сервер Мирзиёева в Twitter имеет 18 700 постоянных читателей. Интересная деталь: все без исключения страницы президента Узбекистана в социальных сетях сразу же после своего открытия прошли про­цедуру верификации, тем самым исключив появление фейковых аккаунтов. Правда, есть и один нюанс: личного мнения Шавката Мирзиёева по поводу тех или иных событий в них встретить невозможно.

facebook.png

Не наблюдается собственного мнения и на страницах в социальных сетях, которые значатся за президентом Азербайджана. По числу подписчиков Ильхам Алиев с его исключительно официальными сообщениями на четвертом месте. Почти 590 тыс. человек читают его в Facebook, 369 тыс. – в Instagram и 337,8 тыс. подписчиков у Ильхама Алиева в Twitter. Telegram-канала у президента Азербайджана, похоже, еще нет.

На пятой строчке достаточно неожиданно находится премьер-министр Армении Никол Пашинян. Больше всего подписчиков у Пашиняна в социальной сети Facebook – 621 853 человека. В Instagram – 168 тыс., а в Twitter – 18 800 человек. Есть у армянского премьера и Telegram-канал. Однако особой популярностью он не пользуется – всего 644 подписчика, несмотря на то, что работает он уже второй год. Популярность Никола Пашиняна в Facebook во многом объясняется тем, что достаточно часто премьер-министр Армении общается со своими избирателями, используя функцию «прямого эфира» именно этой социальной сети. 

А вот шестая строчка за президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, который оперативно реагирует в социальных сетях на все наиболее важные события в стране и мире. Наиболее популярен он в Instagram, где имеет 667 тыс. подписчиков. Почти 132 тыс. человек читают казахстанского президента в Twitter. Вместе с тем ни одна из страниц в Facebook и Telegram, которые указывают на их принадлежность президенту Токаеву, подтверждения подлинности так и не получила. 

shutterstock_281364161.jpg

На седьмом условном месте президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков. Правда, активность кыргызского президента наблюдается лишь в Instagram, где на его страницу подписались 254 тыс. человек. Есть у Жээнбекова и страница в Facebook с 28 488 подписчиками. А вот в Twitter и Telegram его каналы деактивированы, поскольку длительное время абсолютно не использовались. И еще: ни одна из страниц кыргызского президента в социальных сетях процесс верификации не прошла, а значит, вполне может оказаться и ненастоящей. Хотя посты от собственного имени в них периодически все же появляются. 

Что касается лидеров других стран постсоветского пространства, то их страницы и каналы в социальных сетях большим числом подписчиков не отличаются. Во всяком случае, их читают меньше 200 тыс. человек. В частности, на страницу президента Молдовы Игоря Додона в Facebook подписаны 125 тыс. человек, в Instagram – 59,7 тыс., в Twitter – 10 тыс. 600, а в Telegram – 414 человек. 

Почти 99 тыс. подписчиков в Facebook имеет президент Грузии Саломе Зурабишвили, популярность которой резко возросла после ее отказа жить в центре Тбилиси в роскошной резиденции ее предшественника Михаила Саакашвили. В Twitter Зурабишвили читают 6 155 человек, а за обновлениями в Instagram следят лишь 3 422 подписчика. 

На страницы в социальных сетях президента Эстонии Керсти Кальюлайд подписаны более 62 тыс. человек в Facebook, 24,5 тыс. – в Twitter и 2 703 – в Instagram. 

У президента Литвы Гитанаса Науседы 48 тыс. подписчиков в Facebook, 45,3 тыс. – в Instagram и 4 369 – в Twitter.

Глава Латвии Эгилс Левитс имеет 24,8 тыс. подписчиков в Instagram, 4 118 – в Facebook, 3 738 человек читают его в Twitter. 

За новостями от главы Таджикистана Эмомали Рахмона в Facebook следят 10 165 человек, в Instagram – 1 465, а в Twitter – 1 426 подписчика. А президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов относительно активен лишь в социальной сети Instagram, где информации от него ждут лишь 588 человек. 

Президент Беларуси Александр Лукашенко вообще не присутствует в социальных сетях. Вероятнее всего, он, как и президент Российской Федерации Владимир Путин, предпочитает получать и распространять информацию по традиционным каналам коммуникаций.
 

1213 просмотров

Тайные покупатели обнаружили контрабанду в Шымкенте

Как остановить предприимчивых граждан, научившихся обходить границу без пошлин

Фото: Игорь Акимов

О налаженном импорте продукции из Узбекистана по серой схеме заявили в Палате предпринимателей Шымкента. Обнаружить нелегальный бизнес удалось благодаря методу «тайный покупатель». 

Откуда разница

Поводом для изучения ситуации непосредственно на границе послужили результаты зеркального анализа официальных показателей товарооборота между двумя странами – импорта и экспорта из Узбекистана в Казахстан. В прошлом году, согласно данным КГД МФ РК, объем импорта в РК из РУ исчислялся $844,3 млн, тогда как экспорт из Узбекистана в Казахстан, по сведениям Госкомитета РУ по статистике, составил $1354,9 млн. Разница в статданных двух стран в 2018 году составила $510,1 млн, а в среднем за 10 лет – $679,1 млн.

Специалисты палаты сделали вывод, что эту разницу образует так называемый серый импорт. Зеркальное сопоставление статистики по экспорту и импорту ученые-экономисты считают одним из методов оценки объ­емов теневых операций во внешней торговле. Чтобы выяснить, каким именно способом идет серый импорт из Узбекистана, сотрудники РПП выступили в роли тайных потенциальных покупателей. Как правило, они расспрашивали таксистов, посредников, что-то увидели собственными глазами и в итоге выявили всю схему.

«Сначала фуру товаров разгружают на узбекистанской территории. Так называемые «несуны», в основном это женщины, перетаскивают все на тележках мелкими партиями. Переходя границу как физические лица, они не декларируют товар и провозят его как ручную кладь. Дальше доносят его до машины на территории Казахстана. При необходимости оформляются сопроводительные документы, и груз едет до точки назначения», – рассказал «Курсиву» эксперт отдела сопровождения проектов Палаты предпринимателей Шымкента Бауыржан Бердалиев.

Также он подчеркнул, что это налаженный бизнес, распределенный посредниками по сферам. Непосредственно «несуны» берут за каждый килограмм перевезенного через границу товара примерно по 0,65 цента, то есть около 250 тенге. Тогда как при официальном оформлении таможенные пошлины и НДС обходятся дороже в 2–3 раза. 

«Фактически там действует целая армия «несунов», – отмечает Бердалиев. – В основном это граждане РУ, которые пересекают границу несколько раз в день, главным образом утром и вечером». 

Так как ограничений в количестве переходов границы нет, закон это делать позволяет. 

Страдает бизнес

Таким образом в Казахстан попадают текстиль, кондитерские изделия, ТНП, сухофрукты, стройматериалы, другие товары и продукты. В результате, как отмечает эксперт, страдают казахстанские товаропроизводители, которые не могут конкурировать с заведомо дешевой завозной продукцией.

Одним из ярких примеров этого, по словам Бауыржана Бердалиева, стало ТОО «Алтын Адам тiгiн фабрикасы», учредители которого заявляют, что ежедневно из Узбекистана идет нелегальный завоз около 10 тыс. костюмов.

При средней стоимости одного костюма $30, или 11,5 тыс. тенге, их годовой оборот составляет более $100 млн. Между тем, согласно официальным данным КГД МФ РК, в прошлом году из Узбекистана было завезено всего 8,5 млн штук мужских и женских костюмов, брюк и юбок на сумму $1,86 млн. В то время как казахстанская фабрика продает в год всего 20 тыс. костюмов, хотя ее мощности позволяют производить в 6 раз больше продукции. 

По словам Бауыржана Бердалиева, из-за более высокой себестоимости продукции – как минимум на 30% – и, соответственно, ее неконкурентоспособности в связи с огромным потоком серого импорта казахстанские компании уже вынуждены отдавать швейные работы на аутсорсинг предприятиям Узбекистана.

От неравноправных условий на рынке несут потери не только текстильщики, но и представители других отраслей экономики.

«Такая ситуация приводит к снижению производства продукции отечественных товаропроизводителей, сокращению рабочих мест, уменьшению налоговых поступлений в бюджет. Реализация дешевых товаров, ввезенных в Казахстан в обход официальных таможенных процедур, угрожает добросовестному предпринимательству. Фактически мы поддерживаем производителей Узбекистана», – резюмировал эксперт. 

Безымянный_112.png

Требуются защитные меры

Стоит отметить, что нелегальный импорт продукции на территорию Казахстана далеко не единственная проблема казахстанских предпринимателей. Бизнесмены и ранее поднимали вопросы акцизов, различных нетарифных и административных барьеров в виде нерегламентированных проверок, длительного растаможивания товаров, с которыми сталкиваются производители Казахстана при экспорте товаров в Узбекистан. 

В региональной палате также не исключают, что со следующего года казахстанским экспортерам станет еще сложнее пробиться на рынок Узбекистана. Напомним, 2 октября 2019 года вышло постановление президента РУ, согласно которому с 1 января 2020 года увеличиваются ставки таможенных пошлин и акцизных налогов на ряд ввозимых в Узбекистан товаров.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance