Перейти к основному содержанию

1535 просмотров

Как заработать на «живом» ботоксе

Что мешает превратить яйца рачка в цель для инвестиций?

Фото: Shutterstock.com

Ценный обитатель казахстанских соленых озер мог бы стать залогом успешного отечественного бизнеса. Но чаще упоминается в криминальных сводках как объект хищений для продажи по бросовой цене.

Вокруг крошечных ракообразных кипят нешуточные страсти. А все потому, что после особой переработки полученный продукт может стоить сотни долларов. Известные зарубежные компании Израиля, Италии, Испании и Китая используют экстракты из Artemia salina в создании наружных и инъекционных косметологических средств для aнтивозрастной терапии. Кремы или сыворотки, которые изготавливают на основе такого биосырья, оказывают визуальный эффект, сравнимый разве что с инъекциями ботокса. 

Бой не на кулаках

В Павлодарской области 18 августа произошел громкий скандал на соленом озере Маралды. Согласно информации регионального департамента полиции, охранники задержали браконьера с двумя мешками цист рачка Artemia salina. Это и послужило поводом для дальнейшего конфликта, который вспыхнул между жителями села Жылыбулак и сотрудниками охранного агентства, оказывающего услуги арендатору водоема.

Выяснение отношений переросло в драку. Люди в форме применили служебные травматические ружья с резиновыми пулями. Чтобы остановить противостояние, на место прибыли сотрудники СОБРа. В областную больницу за медицинской помощью с различными травмами обратились пятеро сельчан, после оказания первой помощи они были отпущены домой.

Начато досудебное расследование по признакам состава преступлений, предусмотренным ст. 389 УК РК – «Самоуправство», ст. 200 – «Угон транспортного средства», ст. 252 УК РК – «Превышение полномочий служащими частных охранных служб».

Не убивай, не кради

Браконьерство не редкость не только в Павлодарской области. В Северо-Казахстанской области полиция также борется с нелегальной добычей рачка на соленых озерах. Так, у жителя одного из сел Мамлютского района в ходе совместной операции природоохранной прокуратуры и полиции было изъято почти 4 тонны грунта с цистами Artemia salina. Ущерб государству оценили в сумму почти 500 тыс. тенге. В другом случае полицейские выявили факт незаконной добычи 24 тонн сырья, которое из СКО везли в Павлодарскую область.

Полной картины по состоянию всех соленых озер на предмет наличия в них рачка сегодня в Казахстане нет. Паспортизация одного озера обходится бюджету примерно в 1 млн тенге. Причем, по данным специалистов отдела животного мира и лесного хозяйства управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Павлодарской области, не в каждом соленом водоеме эта живность есть.

Artemia salina может выжить только в очень соленой воде: до 300 грамм соли на литр. Подходит то или иное озеро для промышленной добычи, можно решить только в августе, когда испаряется влага и предстает реальная картина. Тем не менее единственный способ искоренить браконьерство, получать налоги и контролировать объем добычи – это передача водоемов в аренду бизнесу. 

До глубокой переработки далеко

В 2017 году павлодарское ТОО «СтройБиоРесурс» приняло участие в конкурсе по закреплению соленых озер, в том числе и Маралды. Выиграли. Но спустя несколько месяцев итоги конкурса были оспорены в суде. Из 42 озер, выставленных на конкурс, только два заинтересовали Комитет лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза. Поводом стало обращение в министерство физических лиц о якобы допущенных нарушениях в ходе процедуры конкурса по закреплению рыбохозяйственных водоемов Павлодарской области.

Областной суд признал, что озера Маралды и Кызылкак были неправомерно переданы в пользование предпринимателю, решившему заниматься добычей цист Artemia salina. Судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК поддержала требование ведомства о расторжении договоров, отказав в пересмотре дела. Несмотря на то, что суд отменил решение конкурсной комиссии, бизнес озера не покинул, приостановив лишь добычу. В силе осталось постановление областного акимата по закреплению водоема за ТОО. Компания воспользовалась этим правом, выставив охрану вдоль озера.

Как сообщил «Курсиву» руководитель предприятия Артур Даноян, сегодня озеро Маралды закрепили за ТОО на 42 года для его разработки.

«В этом году отстояли право заниматься этим бизнесом. Пока квоту на добычу рачка мы не получили, надеемся решить этот вопрос до конца года. Сегодня мы только охраняем озеро, не даем другим собирать цисты, причем делали это все время, пока велись судебные разбирательства», – говорит спикер.

Бизнесмены имеют на руках необходимые материалы по исследованию озера, биологическое обоснование с указанием возможного объема добычи, ежегодно около 8 млн тенге вкладывают в научные изыскания. По данным специалиста ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства» Жанар Мажубаевой, в Казахстане только добывают обитателя соленых озер и реализуют за пределы страны по низкой цене. Речь идет о 3–4 тыс. тенге за кг. В Европе сухое и упакованное яйцо реализуется по цене $100 за кг.

«Появились компании, которые наладили промышленную переработку рачка. Они чистят, сушат продукт, как положено, и реализуют потребителям», – сообщила спикер «Курсиву». 

Станет ли яйцо яйцедолларом? 

В 2015 году нынешний министр энергетики Канат Бозумбаев, будучи акимом Павлодарской области, говорил о необходимости наладить экспорт этой продукции.

«Данный биоресурс обладает ценными свойствами за счет высокого содержания белка и широко используется в рыбоводстве, в кормопроизводстве, медицине, производстве пищевых добавок и биопрепаратов. Его переработка может стать интересным предложением для инвесторов и одним из экспортных направлений региона, и в следующем году мы надеемся вывести этот бизнес из тени», – заявил глава региона в ходе инвестфорума.

Впрочем, чтобы привлечь инвестора, его необходимо заинтересовать. Дело в том, что у каждого вида рачка, обитающего в том или ином озере, свои биологические свойства. Чтобы заинтересовать маркой, качеством и ценой, необходимо определиться с привлекательностью товара и рынком сбыта, а потом рассчитывать на инвестиции.
В 2017 году аким СКО Кумар Аксакалов предложил организовать добычу рачка в промышленных масштабах.

«Я уже полгода слышу про Artemia salina в Кызылжарском районе и инвесторов. Но кроме разговоров ничего не продвигается. Вместе с тем это доходный вид бизнеса, которым можно заниматься. В Алтайском крае это поставлено на промышленную основу. Они получают до 3,5 млрд тенге только от реализации Artemia salina. В Китай его везут», – отметил аким региона на совещании.

По информации регионального управления индустриально-инновационного развития, до конца текущего года планируется сдать одну из трех линий по переработке рачка Artemia salina. Строительство завода стоимостью около 1 млрд тенге в Петропавловске стартовало в начале 2018 года. На предприятии предусмотрено установить линии по переработке и фасовке рачка – до 3 тыс. тонн в год, по переработке рыбы – до 5 тыс. тонн в год и по производству кормовых добавок в стартовый корм для птицефабрик с объемом переработки 5 тыс. тонн в год.

В Павлодарской области 36 соленых озер закреплены за 12 недропользователями. По данным специалистов управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов, квота на добычу год от года растет. Если в 2013 году она составляла 685 тонн, то в текущем году – 1,1 тыс. тонн. Увеличение объемов добычи происходит за счет ввода в промышленный оборот новых озер. Недропользователи ежегодно оплачивают добычу цисты по единому коэффициенту. В прошлом году бюджет региона получил около 138 млн тенге, в текущем перечислят 127 млн тенге. Павлодарская область занимает лидирующую позицию в Казахстане по объемам промышленной заготовки цист – до 60% от общего объема по республике.

artemia.PNG

7402 просмотра

Как казахстанцам платить налоги в новом году

Собрали все самые важные изменения Налогового кодекса

Фото: Sambulov Yevgeniy

За два года действия нового Налогового кодекса в него внесено около трех тысяч изменений. Какие нормы появились в 2020 году и что они значат для бизнеса в материале «Курсива».

Изменения в Налоговом кодексе можно разделить на популярные и не очень. Например, трехлетнее освобождение от налогов микро- и малого бизнеса, введение правила «предупреждай, прежде чем штрафовать», бесспорно, приветствуются предпринимателями. Отмена патента для розничной торговли и полный ее перевод на контрольно-кассовый учет такого восторга уже не вызывают. Есть изменения, которые можно назвать откровенно непопулярными – так, с 1 января 2020 года работодателю необходимо перечислять в Государственный фонд социального медицинского страхования 1% от зарплаты наемного работника вдобавок к тем 1,5%, которые работодатель перечисляет из своих средств. 

Некоторые решения продолжают вызывать дискуссии – речь идет о, например, сокращении срока давности спора по налогам с пяти до трех лет. Бизнес и Налоговый комитет по-разному оценивают сроки внедрения изменений. Налоговый юрист Жангельды Сулейманов уверен, что, следуя букве закона, уже в текущем году доначисление налогов должно быть возможно лишь за три предыдущих года. Марат Султангазиев, председатель Комитета госдоходов МФ РК, разъясняя новую норму, говорит, что в новой редакции Налогового кодекса исковая давность по налоговому обязательству и требованию составляет пять лет. 

Действительно, если изучить статью 48 Налогового кодекса, нетрудно заметить, что после редактирования она сохранила обе нормы. Пункт 2 гласит: «Если иное не предусмотрено настоящей статьей, срок исковой давности составляет три года». А в пункте 3 указано:

«Срок исковой давности составляет пять лет с учетом особенностей, установленных настоящей статьей, для следующих категорий налогоплательщиков: 1) подлежащих налоговому мониторингу в соответствии с настоящим кодексом; 2) осуществляющих деятельность в соответствии с контрактом на недропользование».

Так что бизнес должен быть готов к тому, что трехлетний срок претензии за неправильно выплаченные налоги вступит в силу не раньше 2023 года. 

Кого освободили от налогов на три года

Микро- и малый бизнес Казахстана, работающий на основе патента или упрощенной налоговой декларации, освобожден от налога на прибыль и корпоративного подоходного налога сроком на три года. Микробизнес – это индивидуальные предприниматели или юридические лица, нанимающие до 15 человек и имеющие годовой доход до 30 тыс. МРП (примерно 76 млн тенге, или $195 тыс. в год). Малый бизнес – организация, где заняты до 100 человек, с предельным годовым доходом до 300 тыс. МРП (примерно 757 млн тенге, или $1,95 млн в год). Также от уплаты земельного налога освобождены сельхозкооперативы и крестьянские фермерские хозяйства.

Норма коснется интересов 1,2 млн предпринимателей и позволит им ежегодно экономить 180 млрд тенге, прикинул основатель группы компаний «Учет.kz» Максим Барышев. По оценке эксперта, результатами должны стать укрепление бизнеса и улучшение делового климата в стране.   
Налоговые каникулы не распространены на компании, работающие согласно общеустановленному налоговому режиму, то есть выплачивающие налоги с чистого дохода, и это ошибка, считает сооснователь и директор Республиканского центра помощи предпринимателям Дмитрий Казанцев. Эксперт говорит, что для снижения налоговой нагрузки эти предприниматели перейдут на упрощенный режим. Также Казанцев называет ошибочным решение не освобождать от налогов малый бизнес, занятый внешнеэкономической деятельностью.    

Что эксперты единодушно оценивают положительно, так это отмену фиксированного налога. Его платили владельцы игровых автоматов без выигрыша, игровых клубов (за бильярдный стол, дорожку кегельбана или боулинга, игровой компьютер), проката картинга, а также обменные пункты. Например, фиксированный налог на один компьютер в игровом клубе составлял 9 тыс. тенге в месяц. 

Мораторий на проверки – не индульгенция для нарушителей

Вступил в силу трехлетний мораторий на проверки малого и среднего бизнеса. Но это не означает индульгенцию на правонарушения. Существует 11 пунктов, снимающих это ограничение: возникновение угрозы жизни и здоровью людей или окружающей среды, нарушения правопорядка и т. д.

Дмитрий Казанцев фиксирует настрой части предпринимателей, полагающих трехлетний мораторий эквивалентом вседозволенности. Эксперт предупреждает, что игнорирование законных правил ведения бизнеса будет жестко наказываться. Максим Барышев отмечает, что прямые проверки бизнеса как форма работы в принципе уходят из арсенала чиновников. Сейчас проверить чистоплотность ведения бизнеса легко через электронную базу, где фиксируются все действия компаний. 

Розничная торговля: без патентов и с кассовой машиной

Розничная торговля всегда была самым «представительным» видом бизнеса из всех регулируемых патентом. Если в целом в Казахстане в 2019 году по патенту работали 239 тыс. предпринимателей, то в торговле из них были заняты 139 тыс.   

Патент подразумевает авансовую форму оплаты подоходного налога для фрилансеров рынка, оказывающих услуги p2p. Эта форма ведения дел предполагает, что предприниматель рассчитывает потенциальную прибыль и платит налог заранее, покупая патент, а в конце его действия корректирует налоговую выплату на основе реально полученной прибыли. Однако на практике этого не происходит – вот причина, почему продавцов перевели на упрощенную налоговую отчетность и обязали иметь контрольно-кассовые машины.

Дмитрий Казанцев видит в нововведении только плюсы: по его мнению, заполнить упрощенную декларацию не сложнее, чем оформить патент, а кассовые аппараты наведут порядок на рынках, которые традиционно работают всерую. Три года освобождения от налогов помогут торговле привыкнуть к новым правилам без стрессов. Барышев с утверждением о легкости заполнения упрощенной декларации не согласен и уверен, что предпринимателям придется привлекать бухгалтера, даже если раньше они обходились без него. Что же касается обязательного использования в торговле контрольно-кассовых машин, то эксперт обращает внимание на стоимость ведения бизнеса в Казахстане, которая составляет около 20 тыс. тенге в месяц, это помимо налогов. Основатель группы компаний «Учет.kz»  считает, что внедрению дорогостоящих кассовых решений стоило предпочесть развитие инструментов онлайн-оплаты товаров и услуг.

КПН от МСБ – в местный бюджет

Решение о том, что корпоративный подоходный налог МСБ будет уходить в местный бюджет, меняет привычную картину централизованного перераспределения республиканского бюджета. Дмитрий Казанцев отмечает, что нововведение, безусловно, полезно для крупных городов с устойчивым бизнес-климатом. Новая система создаст прямую заинтересованность местной власти в развитии предпринимательства. Максим Барышев предполагает, что новые условия повлекут появление новых инструментов распределения и контроля бюджета. 
Полезно заглядывать в свой «Налоговый кошелек»

Министерство финансов РК презентовало приложение «Налоговый кошелек». Это инструмент, который не только вовремя напомнит владельцу о сроке и размере текущих налоговых платежей, но и укажет корректные реквизиты. На балансе «Налогового кошелька» можно держать средства, которые автоматически будут списываться в счет уплаты налогов. 

Новый сервис улучшит отношения бизнеса и государства, предполагает Казанцев. По его оценке, только на банковских комиссиях предприниматели смогут сэкономить до 17 млрд тенге. 

В течение года в «Налоговом кошельке» должен появиться кэшбэк-сервис, 0,5% от суммы всех уплаченных налогов будет возвращаться обратно в кошелек, и их можно использовать для оплаты налогов. Изначально планировался возврат только с онлайн-платежей, однако теперь разрабатывается способ получения налоговой премии со всех покупок, подтвержденных чеком. По информации Максима Барышева, пилотный запуск налогового кэшбэк-сервиса назначен на лето текущего года.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance