Перейти к основному содержанию

1726 просмотров

Как заработать на «живом» ботоксе

Что мешает превратить яйца рачка в цель для инвестиций?

Фото: Shutterstock.com

Ценный обитатель казахстанских соленых озер мог бы стать залогом успешного отечественного бизнеса. Но чаще упоминается в криминальных сводках как объект хищений для продажи по бросовой цене.

Вокруг крошечных ракообразных кипят нешуточные страсти. А все потому, что после особой переработки полученный продукт может стоить сотни долларов. Известные зарубежные компании Израиля, Италии, Испании и Китая используют экстракты из Artemia salina в создании наружных и инъекционных косметологических средств для aнтивозрастной терапии. Кремы или сыворотки, которые изготавливают на основе такого биосырья, оказывают визуальный эффект, сравнимый разве что с инъекциями ботокса. 

Бой не на кулаках

В Павлодарской области 18 августа произошел громкий скандал на соленом озере Маралды. Согласно информации регионального департамента полиции, охранники задержали браконьера с двумя мешками цист рачка Artemia salina. Это и послужило поводом для дальнейшего конфликта, который вспыхнул между жителями села Жылыбулак и сотрудниками охранного агентства, оказывающего услуги арендатору водоема.

Выяснение отношений переросло в драку. Люди в форме применили служебные травматические ружья с резиновыми пулями. Чтобы остановить противостояние, на место прибыли сотрудники СОБРа. В областную больницу за медицинской помощью с различными травмами обратились пятеро сельчан, после оказания первой помощи они были отпущены домой.

Начато досудебное расследование по признакам состава преступлений, предусмотренным ст. 389 УК РК – «Самоуправство», ст. 200 – «Угон транспортного средства», ст. 252 УК РК – «Превышение полномочий служащими частных охранных служб».

Не убивай, не кради

Браконьерство не редкость не только в Павлодарской области. В Северо-Казахстанской области полиция также борется с нелегальной добычей рачка на соленых озерах. Так, у жителя одного из сел Мамлютского района в ходе совместной операции природоохранной прокуратуры и полиции было изъято почти 4 тонны грунта с цистами Artemia salina. Ущерб государству оценили в сумму почти 500 тыс. тенге. В другом случае полицейские выявили факт незаконной добычи 24 тонн сырья, которое из СКО везли в Павлодарскую область.

Полной картины по состоянию всех соленых озер на предмет наличия в них рачка сегодня в Казахстане нет. Паспортизация одного озера обходится бюджету примерно в 1 млн тенге. Причем, по данным специалистов отдела животного мира и лесного хозяйства управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов Павлодарской области, не в каждом соленом водоеме эта живность есть.

Artemia salina может выжить только в очень соленой воде: до 300 грамм соли на литр. Подходит то или иное озеро для промышленной добычи, можно решить только в августе, когда испаряется влага и предстает реальная картина. Тем не менее единственный способ искоренить браконьерство, получать налоги и контролировать объем добычи – это передача водоемов в аренду бизнесу. 

До глубокой переработки далеко

В 2017 году павлодарское ТОО «СтройБиоРесурс» приняло участие в конкурсе по закреплению соленых озер, в том числе и Маралды. Выиграли. Но спустя несколько месяцев итоги конкурса были оспорены в суде. Из 42 озер, выставленных на конкурс, только два заинтересовали Комитет лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза. Поводом стало обращение в министерство физических лиц о якобы допущенных нарушениях в ходе процедуры конкурса по закреплению рыбохозяйственных водоемов Павлодарской области.

Областной суд признал, что озера Маралды и Кызылкак были неправомерно переданы в пользование предпринимателю, решившему заниматься добычей цист Artemia salina. Судья судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК поддержала требование ведомства о расторжении договоров, отказав в пересмотре дела. Несмотря на то, что суд отменил решение конкурсной комиссии, бизнес озера не покинул, приостановив лишь добычу. В силе осталось постановление областного акимата по закреплению водоема за ТОО. Компания воспользовалась этим правом, выставив охрану вдоль озера.

Как сообщил «Курсиву» руководитель предприятия Артур Даноян, сегодня озеро Маралды закрепили за ТОО на 42 года для его разработки.

«В этом году отстояли право заниматься этим бизнесом. Пока квоту на добычу рачка мы не получили, надеемся решить этот вопрос до конца года. Сегодня мы только охраняем озеро, не даем другим собирать цисты, причем делали это все время, пока велись судебные разбирательства», – говорит спикер.

Бизнесмены имеют на руках необходимые материалы по исследованию озера, биологическое обоснование с указанием возможного объема добычи, ежегодно около 8 млн тенге вкладывают в научные изыскания. По данным специалиста ТОО «Научно-производственный центр рыбного хозяйства» Жанар Мажубаевой, в Казахстане только добывают обитателя соленых озер и реализуют за пределы страны по низкой цене. Речь идет о 3–4 тыс. тенге за кг. В Европе сухое и упакованное яйцо реализуется по цене $100 за кг.

«Появились компании, которые наладили промышленную переработку рачка. Они чистят, сушат продукт, как положено, и реализуют потребителям», – сообщила спикер «Курсиву». 

Станет ли яйцо яйцедолларом? 

В 2015 году нынешний министр энергетики Канат Бозумбаев, будучи акимом Павлодарской области, говорил о необходимости наладить экспорт этой продукции.

«Данный биоресурс обладает ценными свойствами за счет высокого содержания белка и широко используется в рыбоводстве, в кормопроизводстве, медицине, производстве пищевых добавок и биопрепаратов. Его переработка может стать интересным предложением для инвесторов и одним из экспортных направлений региона, и в следующем году мы надеемся вывести этот бизнес из тени», – заявил глава региона в ходе инвестфорума.

Впрочем, чтобы привлечь инвестора, его необходимо заинтересовать. Дело в том, что у каждого вида рачка, обитающего в том или ином озере, свои биологические свойства. Чтобы заинтересовать маркой, качеством и ценой, необходимо определиться с привлекательностью товара и рынком сбыта, а потом рассчитывать на инвестиции.
В 2017 году аким СКО Кумар Аксакалов предложил организовать добычу рачка в промышленных масштабах.

«Я уже полгода слышу про Artemia salina в Кызылжарском районе и инвесторов. Но кроме разговоров ничего не продвигается. Вместе с тем это доходный вид бизнеса, которым можно заниматься. В Алтайском крае это поставлено на промышленную основу. Они получают до 3,5 млрд тенге только от реализации Artemia salina. В Китай его везут», – отметил аким региона на совещании.

По информации регионального управления индустриально-инновационного развития, до конца текущего года планируется сдать одну из трех линий по переработке рачка Artemia salina. Строительство завода стоимостью около 1 млрд тенге в Петропавловске стартовало в начале 2018 года. На предприятии предусмотрено установить линии по переработке и фасовке рачка – до 3 тыс. тонн в год, по переработке рыбы – до 5 тыс. тонн в год и по производству кормовых добавок в стартовый корм для птицефабрик с объемом переработки 5 тыс. тонн в год.

В Павлодарской области 36 соленых озер закреплены за 12 недропользователями. По данным специалистов управления недропользования, окружающей среды и водных ресурсов, квота на добычу год от года растет. Если в 2013 году она составляла 685 тонн, то в текущем году – 1,1 тыс. тонн. Увеличение объемов добычи происходит за счет ввода в промышленный оборот новых озер. Недропользователи ежегодно оплачивают добычу цисты по единому коэффициенту. В прошлом году бюджет региона получил около 138 млн тенге, в текущем перечислят 127 млн тенге. Павлодарская область занимает лидирующую позицию в Казахстане по объемам промышленной заготовки цист – до 60% от общего объема по республике.

artemia.PNG

banner_wsj.gif

17400 просмотров

Фоторепортаж: как Западный Казахстан переживает карантин

Режим изоляции спровоцировали всего двое зараженных

Дом в Уральске, где проживала заболевшая COVID-19 девушка. 30.03.2020

Карантин в ЗКО называют одним из самых строгих в Казахстане: выходить из дома можно не дальше, чем на два километра, перемещаться в области на личном авто можно только по разрешению акимата. А еще провинциальных горожан беспокоит начало дачного сезона – выехать на участки и вернуться можно только в субботу и воскресенье.

И пришел Бука

Сообщение о том, что в Уральске появился зараженный коронавирусной инфекцией, появилось в сети 29 марта и почти на три часа опередило официальные данные. Рассылка, распространяемая в мессенджерах, содержала не только имя и фамилию заболевшей, но и подробный адрес проживания. Эту же информацию подхватили несколько городских пабликов. Примерно то же самое происходило и в городе Аксае: местные сообщества вовсю трубили о заболевшей. 

К тому моменту, как с обращением к жителям выступил главный санврач области, уже почти все знали, что коронавирус в ЗКО «завезли»: заболевшая в Уральске – внештатный сотрудник одного из региональных СМИ и вернулась из Атырауской области, куда ездила по работе, а заболевшая в Аксае - сотрудница нефтедобывающей компании и вернулась с отдыха из Москвы через приграничную к ЗКО Саратовскую область. Дома, где проживали заболевшие, оцепили и стали выявлять контактных.

Также заболевшая из Уральска сообщила СМИ, что обратится в прокуратуру и накажет виновных в утечке ее персональных данных.

«Уже к обеду мне стали звонить родные, друзья, коллеги, клиенты. Все были в курсе моей болезни, а потом прислали эту рассылку с адресом, именем и прочим. Кто это сделал? Я не преступник! У меня вирус, который гуляет по всему миру! Теперь меня клеймят», — рассказала девушка.

В полиции подтвердили, что начали досудебное расследование по факту неправомерного распространения личных данных.

Уже через день, 31 марта, оцепление дома в Уральске сняли. 

«В ходе эпидрасследования были определены близкие контактные, которые помещены в карантин. Проведено лабораторное исследование лиц, контактировавших с больными, результаты экспертизы отрицательные. По результатам экспертизы решено снять дом с карантина», – сообщили в департаменте качества и безопасности товаров и услуг в ЗКО.

Осторожно, двери закрываются!

P1090719.jpg
Автобусы обязали проводить дезинфекцию после каждого круга. 

С формулировкой «В связи с выявлением случаев заражения коронавирусом, чтобы обезопасить граждан» власти ЗКО ввели запрет на передвижение по городу и области. В прямом эфире выступал санитарный врач, который произносил долгую речь, но в итоге все свелось к пяти крупным «нельзя»:

  • жители могут ходить в магазин и аптеку не дальше, чем за два километра от дома (а выгуливать животных – не дальше, чем за 500 метров, и не дольше 30 минут);
  • нельзя собираться на улице группами более трех человек, если только вы не члены одной семьи;
  • нельзя ездить на личных машинах по городу без справки с места работы (а тем, кто передвигается по области, выдавали ограниченное количество спецпропусков в акимате). Сюда же относится и то, что количество автобусов сократили наполовину, они ездят только в черте городов Уральск и Аксай с 06.00 до 19.00, а из такси осталось только четыре официальных перевозчика. 

P1090513.jpgОдно из официальных такси. Перед выездом на линию и после схода с нее водителей проверяет врач. Внутри машины обязательно должны быть антисептики и санитайзеры, и после каждого рейса водитель должен делать санобработку машины.

Изначально постановление Арыспаева должно было вступить в силу с 00.00 31 марта, но власти решили дать жителям пару дней на завершение дел, приведение в порядок документов и получение пропусков. В области разрешения на работу обещали выдать только компаниям, деятельность которых жизненно необходима. Их одобрением занималась специальная рабочая группа. Многие фирмы на время карантина переквалифицировали свою деятельность: так, ателье стали шить многоразовые маски, а аптека №1, которая производит лекарственные порошки, объединилась с ТОО «Топан» и фирмой ТОО «Талап» для изготовления антисептика. 

P1090501.jpg
Производство антисептика. В день компании обещали изготавливать более 600 литров. Приобрести его можно в городских аптеках. Пятилитровая бутыль противомикробной жидкости обойдется уральцам в 13 тыс. тенге.

Убирать дворы и обрабатывать подъезды обязали местные КСК, но больше половины ничего не обрабатывают. Дезинфицировать подъезды в Уральске власти собирались за счет собственников квартир.

«В первую очередь это в интересах жильцов. Поэтому, если КСК будет обеспечивать надлежащую дезинфекцию, то сбор будет с собственников квартир», — пояснил заместитель руководителя отдела ЖКХ при акимате Уральска Канат Умралиев.  

Однако жители в социальных сетях продолжают сообщать, что КСК не предлагали им сдавать деньги на дезинфекцию.

Средства на закупку химрастворов для обработки улиц и скверов выделены из городского бюджета. 

«Выделено 94 млн тенге из резервного бюджета города. На эти деньги в первую очередь были закуплены маски, антисептики и спецодежда для полиции и других служб. Еще для дезинфекции были закуплены химреагенты. Ими обрабатывают места скопления людей и автобусы», — рассказал аким города Абат Шыныбеков.

P1090730.jpg
Сотрудники ДЭПа проводят санобработку улиц Уральска.

P1090754.jpgБлокпосты в Уральске установлены на каждом выезде из города.

Имбирный бум

Пока дачники Уральска переживают, что им позволили проезжать через блокпосты только в субботу и воскресенье и только по спискам, которые предоставляет Ассоциация садоводов, другие уральцы переживают о подорожании имбиря, лимона и чеснока.

P1090649.jpgТеперь закупать продукты в бакалее Центрального рынка могут только те, кто живет в радиусе двух километров от него.

Стоимость на эти продукты выросла в десятки раз. К примеру, килограмм имбиря в розницу в городе стоил около 3500 тенге за килограмм. Сейчас стоимость продукта варьируется от 20-33 тыс. тенге за килограмм. Лимоны с 600-800 тенге выросли до 3000 тенге за килограмм. В социальных сетях горожане пишут, что отдельные магазины позволяют себе продавать лимоны по 1000 тенге за штуку. Ситуацию спровоцировали массовые фейковые рассылки о том, что эти продукты помогают в борьбе с коронавирусом. Но факт остается фактом: цены на продукты, содержащие витамин С, выросли в разы. В управлении предпринимательства ЗКО данную ситуацию никак не комментируют, а за необоснованное повышение цен никто не был наказан.

P1090654.jpg
Стоимость имбиря в одном из городских супермаркетов.

P1090639.jpg
Вход в молочный павильон на рынке «Мирлан» в Уральске.

P1090646.jpg
Ряд хлебных ларьков внутри Центрального рынка.

P1090722.jpg
В супермаркеты (в зависимости от площади) не пускают более чем 5-10 человек сразу. В очереди на улице люди предпочитают держаться на расстоянии друг от друга.

P1090677.jpg
 
Количество открытых отделений банков в городе также сократили вдвое. В некоторых, чтобы людям было легче ожидать своей очереди, на улицу вынесли стулья.

Режим самоизоляции

Несмотря на все предостережения и усилия врачей и властей, добиться результатов в борьбе с коронавирусом можно только благодаря здравому смыслу, гигиене и самоизоляции, и в Уральске с последним пунктом все не так плохо. Людей на улице очень мало. В выходные шума машин практически нет, а по улицам ездят лишь патрульные машины. В рупор людей призывают оставаться дома и соблюдать режим личной гигиены. А также предупреждают о штрафах до 10 МРП (26 510 тенге) и лишении свободы до 15 суток за нарушение режима карантина. 

P1090609.jpg

Прохожие встречаются редко, но все – в масках.

P1090724.jpg
 
Проспект им. Назарбаева, суббота, 4 апреля. 

P1090738.jpg
Патрульные останавливали прохожих и предупреждали, что, выходя на улицу, необходимо надевать перчатки и маску.

Торговые площадки и рынки ЗКО закрыли еще 19 марта, чем вызвали возмущение продавцов, готовых проводить санобработку чаще. В настоящее время на территориях рынков функционируют только места продажи продуктов. После выявления двух случаев заражения 29 марта в области усилили карантин. Состояние пациенток с COVID-19 врачи оценивают как удовлетворительное. В настоящее время новых случаев заражения не выявлено. В стационарах области под наблюдением остаются 100 человек.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif