Перейти к основному содержанию


698 просмотров

Как сделать модную одежду из «мусора»

Evrnu и другие текстильные компании трансформируют старую одежду в ткань, пригодную для повторной переработки

Фото: Shutterstock.com

Появился тренд, который может дать фору апсайклингу, то есть переработке старой одежды для производства новой. И это создание из старой одежды новых материалов.

Evrnu – стартап из Сиэтла, специализирующийся на текстильных технологиях. Это одна из множества компаний, перерабатывающих старую одежду, покрывала и другие выброшенные предметы из ткани в новые волокна. Последние можно использовать для изготовления пригодной для вторичной переработки ткани, из которой снова шьют одежду. Поскольку процесс предусматривает производство новых волокон, то речь идет не о простой переработке старой одежды и пошиве новой, а о чем-то большем.

И хотя в большинстве случаев такие технологии все еще находятся на стадии разработки, Evrnu (произносится как «Эвер нью» – «Всегда новый») плавно переводит свою деятельность из лаборатории на рынок. В конце июня компания заявила о том, что произведенное по этой технологии волокно будет использоваться компанией Adidas для пошива ограниченного количества пригодных к переработке худи в стиле унисекс, дизайн для них разработала Стелла Маккартни. Эта одежда не поступит в продажу – ее передадут спортсменам. Evrnu планирует выпустить волокно на рынок в 2020 году, сделав его доступным для производителей тканей и одежды по всему миру.

kak-sdelat-modnuyu-odezhdu-iz-«musora»0.jpg

Волокно Evrnu производится из бросового текстиля, затем из волокна делаются нити, окрашиваются и используются для производства ткани. / Стэйси Флинн. Фото: Evrnu

«Сейчас в США потребители отправляют на свалку почти 80% текстиля. Эту модель поведения мы намерены изменить», – говорит Стэйси Флинн, исполнительный директор и соучредитель компании, основанной пять лет назад.

Производственный процесс Evrnu предусматривает измельчение и переработку выброшенной одежды в однородную массу. После того, как целлюлозная масса будет пропущена через фильтр на пилотной установке Evrnu, она превращается в волокно высшего качества. Затем, по словам представителей компании, из волокон делаются нити, окрашиваются и используются для производства ткани.

Многие потребители, особенно миллениалы и представители поколения Z, признаются – опасения по поводу влияния индустрии моды на окружающую среду отражаются на их покупках. Поэтому над вопросами переработки использованного или бросового текстиля в волокна, которые можно применять для изготовления пригодной для переработки одежды, трудятся сразу несколько компаний.

«Мы переживаем пик «материальной революции», – говорит Джули Гилхарт, консультант по моде с акцентом на вопросах, связанных с защитой окружающей среды и бывший фэшн-директор Barneys New York.

Хотя новые волокна и сделанные из них ткани решают одну из экологических проблем – позволяют перерабатывать материалы, которые в противном случае отправились бы на свалку, они могут стать причиной новых трудностей.

«Идея утилизации отходов и их переработка – это основа, но в целом речь идет об измерении воздействия этого процесса на окружающую среду», – говорит Гилхарт.

По словам Флинн, создание волокон «не является процессом с нулевым воздействием». Выбирая химикаты для производства волокна, Evrnu стремится применять коммерческие сольвенты, которые на 98% пригодны для повторного использования. Как отмечает глава компании, в их производственном процессе востребована лишь малая часть той электроэнергии, которая необходима при производстве полиэстера, поскольку растворители, используемые для переработки, не требуют экстремальных температур или давления. Также на этот процесс затрачивается гораздо меньше воды, чем для производства хлопка, говорит Флинн.

Ранее она стажировалась в компаниях Dupont и Target, где занималась снабжением, тестированием и разработкой тканей, а также в компании Eddie Bauer, где работала в качестве менеджера по развитию. Стартап Evrnu зародился после поездки в 2010 году в Китай, тогда Флинн была занята в стартапе из Сиэтла, который занимался переработкой полиэстера для его последующего использования в одежде. Во время поездки она увидела, «насколько серьезный урон наносит индустрия моды окружающей среде и живущим там людям». Получив степень MBA в области устойчивых систем, в 2014 году она стала соучредителем Evrnu.

Поначалу за одежду, изготовленную из нового материала, потребителям придется платить больше.

«Всегда, когда на рынке появляется новый продукт, в течение примерно пяти первых лет или около того действует ценовая надбавка, затем в силу вступает эффект масштаба и цена начинает выравниваться до среднего по рынку уровня. Наша цель – добиться того, чтобы это произошло в течение пятилетнего периода», – говорит Флинн.

Цены на готовую одежду из волокна при этом будут определять бренды, с которыми работает Evrnu.

В 2016 году стартап выступил партнером известного производителя Levi Strauss & Co., с которым они совместно разработали джинсы модели Levi’s 511, частично пошитые из прототипа волокна Evrnu, полученного в результате переработки старых футболок из хлопка. Как написал в своем электронном письме глава отдела Levi Strauss по глобальным инновациям Пол Диллинджер, «в компании верят в потенциал технологий, какие представляет Evrnu, поскольку они способны снизить зависимость от новых материалов».

kak-sdelat-modnuyu-odezhdu-iz-«musora»1.jpg

Фото: Levi Strauss & Co.

Evrnu стремится повысить стандарты одежды из экологически чистых материалов. «Мы хотели показать: используя пригодные для переработки экологические материалы, мы можем создавать продукты, которые выглядят лучше, более приятные и удобные, чем просто натуральные материалы сами по себе», – говорит Флинн.

В создание «зеленых» тканей также вкладывают средства и другие компании. В июне Chanel инвестировала в бостонскую компанию Evolved By Nature, разработавшую технологию трансформации протеина шелка в жидкость, которая затем может быть использована для производства одежды вместо синтетики и пластика.

kak-sdelat-modnuyu-odezhdu-iz-«musora»2.jpg

Блузка от H&M, пошитая из ткани, частично изготовленной из переработанных материалов, включая отходы цитрусовых плодов. Фото: H&M

Глобальный фонд H&M ежегодно организует конкурс инноваций, направленный на обеспечение устойчивости развития. Один из победителей прошлого года, подразделение Исследовательских институтов Швеции, разработал технологию использования неагрессивных химических веществ для отделения хлопка и полиэстера из ткани смешанного типа, так чтобы оба материала можно было использовать повторно.

Лондонская компания Worn Again Technologies использует технологию переработки, которая отделяет, очищает и извлекает молекулы из полиэстера и целлюлозы в хлопке в бросовом текстиле, бутылках и упаковке. Затем она перерабатывает их в новое сырье. В мае Worn Again заявила, что целый ряд компаний согласились использовать эти материалы, как только они будут готовы. На сегодняшний день в число таких компаний входят H&M, ASICS Europe и Kering Group, которой принадлежат Gucci, Balenciaga и другие известные бренды.

kak-sdelat-modnuyu-odezhdu-iz-«musora»3.jpg

Использованные рыболовные сети можно превратить в нейлоновую пряжу для изготовления одежды вроде этих шорт для плавания от Outerknown. Фото: Econyl; Outerknown

Итальянская фирма Aquafil S.p.A. перерабатывает такие отходы, как рыболовные сети и обрезки ткани, в нейлоновую пряжу под названием Econyl. Среди брендов, которые уже работали с Econyl – Stella McCartney и Outerknown, соучредителем которого является серфер Келли Слэйтер.

Все эти усилия различных компаний выходят за рамки просто переработки и превращаются в настоящее инженерное дело. По словам Джеффри Силбермана, профессора и заведующего кафедрой развития и маркетинга текстиля Технологического института моды (Флинн из Evrnu проходила здесь обучение и сейчас является членом консультативного совета института), после того, как волокна хлопка выделены из бросовой одежды, их можно восстановить, отрегулировать толщину, затем нарезать на определенную длину и воспроизвести, таким образом, пряжу наподобие более дорогих длинноволокнистых сортов вроде хлопка Supima и египетского хлопка.

«По сути это вопрос правильной коммуникации. Если для потребителя это будет звучать как что-то новое и захватывающее, это здорово. Если они решат, что это нечто схожее с генетической модификацией, то это плохо. Смогут ли компании передать потребителю месседж, что это действительно что-то новое и захватывающее? Не знаю», – говорит Силберман.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


923 просмотра

Возможна ли в Казахстане политическая сатира

Кто и как шутил над отечественным политикумом

Иллюстрация: nuvolanevicata

На этой неделе в казахстанский кинопрокат вышел новый фильм известного комедийного актера и режиссера Нуртаса Адамбая «Аким». Фильм презентуется как сатирическая комедия, в которой авторы обещают в полной мере высмеять все особенности жизни провинциальных чиновников. Претензии на сатиру в отечественном кинематографе и вообще в юморе не так часты, поэтому мы решили вспомнить все попытки, когда-либо предпринимавшиеся казахстанскими режиссерами.

Едва только появилась новость о том, что Нуртас Адамбай снимает фильм о молодом акиме, направленном в небольшой городок, соцсети запестрили критикой. Мол, сравните масштабы высмеивания: если в Украине в ставшем уже легендарным сериале «Слуга народа» простой учитель становится президентом страны (а это и соответствующий уровень политической сатиры), то у нас это может быть максимум аким небольшого городка – отсюда и масштабы тем для высмеивания. Для сравнения: в той же России в сериалах «Домашний арест» и «Год культуры» фигуры для сатирического высмеивания и обличения – министры и губернаторы, что больше, чем у нас, но явно меньше, чем в Украине.

Тем не менее даже «Аким» может считаться тематическим прорывом, в особенности по сравнению в другими комедиями, где темами для осмеивания по-прежнему являются семейные отношения, бессрочная тойско-свадебная тематика, антагонизм деревенских и городских, простецких и гламурных. На эти темы сняты десятки фильмов, и многим они уже успели порядком поднадоесть. И если такого юмора на экране и сцене вполне достаточно, то сатира в наших краях всегда с трудом пробивала себе дорогу, и едва ли можно сказать, что пробила.

Кроме шуток

Если углубляться в историю, то, пожалуй, первые зачатки казахской сатиры появляются еще в знаменитых айтысах рубежа позапрошлого и прошлого столетий. Тогда акыны – и такие легендарные, как Биржан-сал Кожагулов и Сара Тастанбекова, и чуть менее известные – обличали и чиновничий произвол местных феодалов, и угнетение царскими колонизаторами. Трудно сказать, насколько полноценной являлась эта сатира с точки зрения законов данного жанра, ибо у каждого акына была своя направленность. Кто-то был более ироничен, кто-то – менее. Но большей частью на айтысах было принято сразу атаковать болевые точки общества.

Впрочем, если в первые послереволюционные годы это еще было возможно, то уже в конце 20-х годов айтыс как жанр независимого высказывания сошел на нет. Это связано с общей политической обстановкой в стране. Теперь то, над чем смеяться, как правило, заказывала сама власть. По большей части это были внутренние враги – вредители и диверсанты либо внешние – поджигатели холодной войны, фашисты и реваншисты. Дошло до того, что юмористическая поляна оказалась настолько выхолощенной, что даже сами советские вожди в начале 50-х говорили: «Нам нужны советские Гоголи и Щедрины». Литературная среда на это отозвалась частушкой: «Нам нужны подобрее Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали!»

Разумеется, в рамках тоталитарной системы полноценной сатиры не могло существовать – могла быть лишь ее имитация ровно в тех масштабах, которые обозначала власть. Другое дело, что уже во времена оттепели эти границы расширились и, скажем, внутри страны уже гораздо больше и смелее разрешалось шутить над бюрократами, руководителями низового звена.

Такая сатира цвела пышным цветом на страницах сатирического журнала «Ара» («Шмель»), как раз и ставшего журналистско-литературным порождением эпохи оттепели. Создатели журнала на первых страницах заявляли, что будут беспощадно бить кнутом сатиры бюрократов и очковтирателей, бездельников и чинуш, плодящих резолюции, клеветников и носителей фео­дально-байских пережитков, подхалимов и хапуг. Фактически «Ара» для Казахстана стал тем же, чем был для всего СССР легендарный журнал «Крокодил».

Не боясь попасть в звезды

Кроме того, не стоит забывать, что с 60-х годов во всем Союзе начинается расцвет телевизионной эпохи. Именно с того времени телевидение начало проникать в каждую семью, и это стало настоящей революцией в доставке сатирического жанра населению. Теперь смешное чаще не читают, а смотрят: «КВН», «Вокруг смеха», «Кабачок «13 стульев».

На стезе профессиональной эстрады в казахскоязычном секторе долгое время монополистом была, конечно, «Тамаша» – своего рода аналог всесоюзной программы «Вокруг смеха». Кстати, появились эти передачи в один и тот же год – 1978-й. Но «Тамаша» проживет намного дольше, аж до 2005 года.

«Рамки свободы творчества там были, конечно, советские. Но уровень актеров и литературного материала был, несомненно, выше, чем сейчас. Это был полноценный театр эстрадных миниатюр», – считает телевизионный режиссер Арман Карабаев.

Уже в 90-е и далее традиции «Тамаши» пытались было продолжить «Бауыржан-шоу», «Шымкент-шоу», но там вся тематика строилась на бытовом юморе.

Три, четыре… закончили

Впрочем, сравнивать процессы в сатирическом жанре в Казахстане и в целом в СССР не всегда уместно, ибо здешняя ситуация довольно существенно отличалась от того, что происходило на всесоюзной юмористической «поляне». Одно из самых главных отличий – это то, что КВН, появившийся в СССР в 1961 году, в Казахстане полноценно зажил лишь 30 лет спустя. В 60-е соревнования проходили лишь внутри вузов, а потом КВН и вовсе закрыли.

По большому счету, КВН зажил в Казахстане уже в 90-е годы, спустя шесть-семь лет после открытия возрожденного КВН в 1986 году. А его настоящий бум придется уже на 90-е. Значение этого явления переоценить сложно – спустя более чем 20 лет кавээнщики как в России, так и в Казахстане составят новую ударную силу на телевидении и в кино. Прошедшие школу высшей лиги у Александра Маслякова Нуртас Адамбай, Аскар Бисембин и Нурлан Коянбаев сегодня составляют мейнстрим казахстанского кинематографа. Многие нашли себя и на ниве интернет-юмора, как, например, известный таксист Русик (Руслан Висингериев) или Меиржан Туребаев, ставший одним из самых известных вайнеров Казнета.

Пальцем в небо Кызыкстана

Впрочем, политическую сатиру пробовали осваивать и в Казахстане. В девяностые и первой половине нулевых и в КВН, и даже на отечественном телевидении шло несколько проектов, довольно смело высмеивавших чиновников и политиков. Это были тележурнал «Неделька» с Альбеком Тастайбековым и сатирическое шоу «77 кун».

«Началось все с обыкновенного капустника. Причем мы не ставили себе целью глумиться над политиками. Мы создавали новый виртуальный мир: изменяли их фамилии, даже переделали название страны на Кызыкстан, то есть смешной стан, – рассказывает один из создателей проекта «77 кун» телережиссер Арман Карабаев. – Позже вместо сатирического выпуска новостей появилась рубрика погоды. Только вместо погоды мы делали такой выпуск: сколько стоит место полицейского, учителя, какова их зарплата в разных регионах. Более того, мы тютелька в тютельку угадали, сколько стоит получить должность акима района в одной из южных областей, как раз в день его назначения. Там несколько кланов продвигали своих кандидатов. И когда мы в передаче назвали стоимость этой должности, то к нам приехала целая делегация из этого района и выпытывала, кто их нам сдал. А мы просто пальцем в небо ткнули».

Не отставали в те годы и кавээнщики. «Годах в 1996–2000-х мы довольно жестко шутили о политиках и чиновниках. Но у нас они обидчивые и даже на вполне безвинные шутки реагировали очень болезненно и советовали нам, что называется, фильтровать базар», – рассказывает Аскар Бисембин, в прошлом кавээнщик, а ныне кинорежиссер.

С тех пор эта тема заглохла, и вновь восторжествовал бытовой юмор, который и по сей день правит бал. Посему действительно сейчас только районный аким может быть фигурой для высмеивания. И пока остается лишь гадать, возьмут ли отечественные комедиографы новую высоту после премьеры «Акима» и высмеют ли руководителей более высокого уровня. А может быть, данную миссию выполнят на просторах интернета. Ведь сегодня веб-контент также набирает обороты. И в отличие от телевизионного он гораздо смелее и шире.

Правда, по сравнению даже с Россией в Казахстане веб-сериалы на зачаточном уровне. И пока они не спешат предъявлять политическую сатиру на суд зрителя, продолжая потчевать их тем же, чем и в полноформатном кино: комедиями, криминалом, в лучшем случае мистикой. Посему остается либо ждать, либо начать это делать самим.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций