Перейти к основному содержанию

6324 просмотра

Судебные исполнители смогут помочь деньгами должникам

Попавшим в трудную ситуацию

Создание социального фонда для решения вопросов должников, которые попали в трудную жизненную ситуацию, поможет погашению долгов и решению других вопросов, сообщил министр юстиции Казахстана Марат Бекетаев.

«Законопроект разрабатывается не министерством юстиции, а группой депутатов, но министерство юстиции активно участвует в этой работе. Естественно, потому что мы, регуляторы, в этой сфере. Касательно алиментного фонда – я впервые озвучил эту идею примерно месяц назад, когда мы собирали НПО. Уже сейчас, можно сказать, определенный анализ проведен, по опыту других стран они, как правило, называются социальные фонды», – сказал он на пресс-конференции 28 августа.

По его словам, есть разные модели фондирования таких фондов, в том числе с участием государства, благотворительных организаций и самих судебных исполнителей.

«Как это происходит. Например, судебные исполнители на своем общем собрании договариваются: каждый месяц мы все понемногу отчисляем деньги в такой социальный фонд. Для чего это нужно судебным исполнителям? Судебные исполнители на определенной стадии своего развития понимают, что они не могут требовать у своих должников в любой момент времени исполнения всех обязательств. Жизнь намного сложнее», – сказал Бекетаев.

Министр отметил, что иногда человек-должник попадает в трудную ситуацию: болеет, попадает в больницу или теряет работу.

«В этот момент ему нужно помочь, но эта помощь, самое интересное – никогда не безвозмездная. Невозможно просто взять и раздавать деньги. Что предполагают такие социальные фонды? Во-первых, есть ограничение по сумме. Допустим, должник по алиментам должен три миллиона тенге и есть ограничение по сумме, например, один миллион тенге. Есть ограничение по верхнему пределу – раз, есть ограничение по проценту от долга. Ни в одной стране 100% долга не закрывается за счет такого фонда», – сказал он.

Как правило, по его словам, социальный фонд может предоставить должнику около 50% от суммы долга. Эти деньги предоставляются с возвратом, с комиссией или без нее.

«Как это на практике работает. Должник попал в больницу, не может заплатить. Судебный исполнитель к нему приходит, видит, что у него трудная ситуация и денег нет. Он предлагает ему, иногда в письменном виде, и говорит: у тебя есть возможность обратиться в такой фонд. Этот фонд заплатит 50% твоего долга, но ты потом должен ему возвращать в течение пяти лет равными долями с процентной ставкой или без», – привел пример Бекетаев.

По его мнению, это очень хорошая помощь. «Он (должник) быстро часть долга закрывает и спокойно, найдя работу, закрывает долги перед социальным фондом. Но так, чтобы взять и заплатить за должника – такого не бывает. Это порождает иждивенческие настроения, и ни один фонд в мире не выдержит такой нагрузки. Это модель, которую мы предлагаем», – сказал он.

Министр считает, что в Казахстане нужно предложить модель, когда сами судоисполнители будут формировать такой фонд и нужно выставить ограничение по сумме выплаты.

«Мне кажется, 50% – это слишком много. У нас нет такого фонда сейчас и до его полноценного формирования, наверно, 20 или 30% от долга такой фонд на первом этапе должен закрывать. По сумме нужно считать экономическую модель. Еще один важный момент – не всем должникам такая помощь предполагается. Где-то формируются требования к таким должникам. Например, если инвалид: какие группы инвалидов могут обращаться за такой помощью. Либо он уже три или пять, шесть месяцев как потерял работу. Либо он в больнице находится сколько-то месяцев», – сказал он.

Бекетаев также сообщил об опыте требования алиментов казахстанками из-за рубежа.

«У нас есть случаи, когда женщины приходят (требовать выплаты алиментов из-за рубежа)… Казахстан вступил в международный союз судебных исполнителей. Мы отправляем туда документы для исполнения. По Германии на моей памяти из нескольких случаев два человека начали платить и оттуда приходят деньги, реальные перечисления», – сказал министр.

460 просмотров

Личные интервью: необходимость или пережиток прошлого

Рассказывает генеральный директор HireBee.kz Константин Куница

Фото: Shutterstock

Интервью face-to-face как инструмент исследования личности по-прежнему является одним из самых популярных в сфере рекрутмента. Однако часто возникает вопрос, насколько он эффективен, позволяет ли исключить ошибки найма и актуален ли в цифровой век. 

Есть предположение, что этот метод достаточно субъективен и опирается исключительно на первое впечатление рекрутера. Все-таки люди склонны совершать человеческие ошибки. С другой стороны, как по-другому можно узнать человека?

Наша команда ежедневно общается с профессиональными рекрутерами и, опираясь на свой опыт и мнение коллег, мы пришли к выводу, что собеседование будет эффективно и имеет гарантированную валидность при соблюдении нескольких условий.

1. Интервью проводит опытный рекрутер, в арсенале которого как минимум несколько видов интервью (интервью по компетенциям, биографическое интервью, стресс-интервью, групповое интервью, интервью – панельная сессия и т. д.) и он умеет их использовать.
2. Интервьюер исключает субъективную оценку и фиксирует ответы, поведенческие проявления и факты.
3. Интервьюер подготовился: изучил CV кандидата, провел дополнительные исследования и определил сценарий и цель интервью.

При этом не стоит забывать о чуде современного века и возможности проводить интервью онлайн, экономя время и ресурсы. 

«Я провожу личные собеседования крайне редко. Являюсь приверженцем первичного собеседования в формате онлайн – таким образом приход на собеседования кандидатов выше, удобнее назначить звонок в рабочее время и есть возможность подключиться к онлайн-беседе из любой точки мира. Кроме этого, онлайн-беседа – хорошая проверка для кандидата: вовремя ли подключился, не забыл ли о беседе и смог ли подключиться при помощи ссылки без консультации с рекрутером», – рассказала мне коллега Алина Оноколо, эксперт по подбору персонала Beeline Kazakhstan. 

Однако все зависит от цели интервью. Для первичного контакта достаточно онлайн-разговора, но, если вы настроены узнать о мотивации кандидата и определить ценностное соответствие команде и характеристику мыслительных особенностей, личное интервью будет максимально эффективным способом коммуникации. Ведь так интервьюеру доступен весь спектр проявлений собеседника: мимика, жесты, речь, взгляд. Это позволяет отследить максимальное количество индикаторов и сократить количество допущений. Но, конечно, при условии, что встреча проводится правильно и профессионально.

Мой опыт проведения личных интервью говорит, что их результативность довольно высока – в 70% случаев прогнозы соответствия должности или готовности решить поставленные задачи совпадали. А если кандидат будет работать в команде, то еще лучшей практикой будет знакомство с командой и непосредственным руководителем. Так можно проверить совместимость с будущими коллегами и дать дополнительную мотивацию. 

«Соискатели сами предпочитают личные встречи, так как это позволяет им окунуться в рабочую атмосферу сотрудников, увидеть офис, команду и понять, насколько у них может случиться «химия» с работодателем. Финальное решение мы принимаем после личной встречи, когда работодатель и кандидат понимают, сработаются они в дальнейшем или нет», – говорит начальник управления по подбору и найму людей Банка Хоум Кредит Назым Осербаева

Цель любого интервью – найти правильного кандидата, который вольется в команду, разделяет ценности компании и привнесет свой вклад в ее успех. Конечно, рекрутинг меняется вместе с развитием технологий, и мы оптимизируем процессы найма, экономя ресурсы. Но пока технологии не могут заменить эмоциональный интеллект, только человек поймет человека, а потому личные интервью остаются одним из главных инструментов отбора.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance