Перейти к основному содержанию

85159 просмотров

Почему произошел конфликт на Тенгизе

Собрали все самое важное

Фото: Shutterstock

По прошествии месяца после инцидента на Тенгизе работа по строительству завода третьего поколения (ЗТП) еще не возобновлена. Компания, занимавшаяся строительством, терпит убытки. А причиной конфликта могло стать отсутствие связи между руководством иностранной компании и казахстанскими работниками.

Cherchez la femme

Вкратце напомним, 29 июня работники компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP), ведущей строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР), устроили драку из-за фотографии казахстанской девушки, которую разместил у себя в социальной сети иностранный работник.

В компании «Курсиву» сообщили, что в результате беспорядков были повреждены офисные здания и другие служебные помещения CCEP.

«Также были зафиксированы факты пропажи имущества (рации) со склада компании. Однако наибольший ущерб компания понесла вследствие задержек строительных работ, что привело к дополнительным расходам, связанным с простоем персонала, и других факторов, которые повлияли на производительность и динамику проекта», – рассказали изданию на предприятии.

Здесь также отметили, что работа по строительству ЗТП на Тенгизе, которая была приостановлена в связи с беспорядками, еще не возобновлена.

«На остальных участках проекта будущего расширения беспорядков не было, но была проведена демобилизация персонала. К 1 июля все строительные объекты ПБР за исключением ЗТП работали в штатном режиме. Производственные объекты ТШО не прекращали работу», – сообщили «Курсиву» в отделе по связям с правительством и общественностью ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО).

Освобождены, но не сокращены

Между тем недавно 176 работников ТОО «Реформ строй», субподрядной организации ССЕР, оставшиеся без работы, обратились с жалобой в управление государственной инспекции труда Атырауской области. Как пояснил в комментариях «Курсиву» руководитель данного ведомства Игилик Аубакиров, у субподрядчика просто закончился объем работ, поэтому он вынужден был уволить рабочих.

«Контракт был заключен с марта 2018 года. В течение года работы были полностью выполнены. После завершения определенного вида работ действие заключенных трудовых договоров прекращается», – сказал он.

По его словам, у трудящихся компании «Реформ строй» контр­акт закончился в июне, но, несмотря на то, что в июле работы не производились, месячная заработная плата работникам будет выплачена полностью.

Госинспектор отметил, что сейчас межведомственная комиссия, созданная для исследования причин инцидента и организации труда на Тенгизе, продолжает свою работу.

Работодатель недоступен?

Стоит отметить, что после беспорядков на Тенгизе было много разных предположений о причинах, приведших к конфликту. Но главной остается версия о взаимоотношениях между работниками компании. Как отметил Игилик Аубакиров, рабочие хотели, чтобы руководство компании «услышало их».

«Обратной связи не было, не доносили информацию соответственно. То есть это упущение руководителей предприятия», – говорит г-н Аубакиров.

Ранее в социальных сетях сообщали, что у иностранных и казахстанских работников CCEP раздельное питание, местные трудящиеся жаловались на качество обслуживания в столовой. Однако в самой компании ответили, что все работники предприятия «обслуживаются на одинаковой основе независимо от расы, этнической принадлежности, возраста и религии».

«Любые обнаруженные нарушения подлежат рассмотрению в соответствии с политикой нулевой терпимости к дискриминации, принятой на проекте», – заверили в ССЕР.

Между тем председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана (KazService) Рашид Жаксылыков на брифинге, прошедшем несколько дней спустя после инцидента на Тенгизе, отметил, что часто конфликты на крупных проектах возникают из-за того, что иностранные компании в качестве супервайзеров, контролирующих работу персонала, наз­начают иностранцев, не имеющих опыта работы в Казахстане.

Напомним, что в одном из сообщений, распространенных в социальных сетях, говорилось, что Эли Дауд, из-за фотографии которого начался конфликт, работал в ССЕР главным администратором по логистике. В компании не подтвердили, но и не опровергли данную информацию, отметив лишь что «в соответствии с политикой компании по подбору персонала все работники, независимо от возраста, пола, религии и национальности, оцениваются по одним и тем же стандартам на основе их опыта и квалификации», соответственно, те кандидаты, которые успешно проходят техническую и квалификационную оценку, принимаются на работу.

Вместе с тем, как рассказал «Курсиву» заместитель председателя территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр Атырауской области» Едил Узакбай, нередки случаи, когда работодатели привлекают экспатов по одной категории, а работают они уже в Казахстане по другой.

«Бывает, что при привлечении иностранных специалистов компании указывают специальность инженера, но при этом не раскрывают подвид данной специальности. Например, инженер-геофизик ли им нужен или еще какой-нибудь другой специализации», – отмечает он.

Но, по данным ССЕР, сегодня на строительных объектах предприятия на Тенгизе заняты около 10 тыс. сотрудников, из которых 96%  казахстанцы и 4%  – иностранные работники. 

2338 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance