Перейти к основному содержанию

10555 просмотров

Казахстанские чиновники выходят в соцсети и оказываются в центре скандалов

Почему так происходит

Фото: Архив пресс-службы акимата Шымкента

Скандал вокруг с виду безобидного поста в Instagram теперь уже бывшего акима Шымкента Габидуллы Абдрахимова, который записал видео с приветом из Лондона, наглядно продемонстрировал недостаточную готовность чиновников налаживать связь с общественностью через социальные сети. Складывается впечатление, что, несмотря на специальные тренинги, ответственные представители госструктур по-прежнему не совсем понимают, как устроены соцсети и в каких случаях даже дежурные публикации в них могут иметь серьезные последствия. К тому же в стране до сих пор отсутствуют правила, регламентирующие поведение госслужащих в пуб­личном интернет-пространстве.

Поправки и «герои»

Начиная с 2013 года, когда влияние социальных сетей стало очевидным, государственные структуры большинства стран мира, транснациональные корпорации и редакции влиятельных СМИ внесли в свои кодексы корпоративной этики специальные дополнения. Все они жестко определяют поведение сотрудников при работе с интернетом.

Несоблюдение этих правил в лучшем случае предусматривает штрафные санкции с понижением в должности, в худшем – увольнение.

Поводом для внесения поправок стала череда скандальных публикаций в 2010–2014 годах. О Джофи Джозефе, Жюстин Сакко, Кристиане фон Беттихере и Екатерине Соловьевой до сих пор рассказывают на тренингах для правительственных чиновников и сотрудников транснацио­нальных корпораций.

Джофи Джозеф прославился тем, что будучи сотрудником Совета по национальной безо­пасности в администрации президента США Барака Обамы негативно отзывался о внешней политике Соединенных Штатов, одновременно высмеивая в Twitter своих коллег.

Теперь уже экс-директор по коммуникациям американской корпорации Empire Interactive Жюстин Сакко стала известна на весь мир после публикации все в том же Twitter своей фотографии с подписью расистского характера в адрес стран Африки.

Соратник немецкого канцлера Ангелы Меркель Кристиан фон Беттихер погорел на своей любви к 16-летней школьнице, разместив в Facebook их совместные фотографии.

Бывшая старшая бортпроводница «Аэрофлота» Екатерина Соловьева стала всемирным символом глупости и безрассудства из-за того, что поделилась в Twitter своей радостью в связи с крушением пассажирского авиа­лайнера Sukhoi SuperJet-100 в небе над Индонезией.

Четыре пункта

Существуют универсальные рекомендации поведения пуб­личных лиц в социальных сетях. В их основе лежит четыре пункта:

1.  Категорически не допускаются высказывания, которые могут быть истолкованы как мнение организации, с которой прямо или косвенно связан разместивший свое личное мнение пользователь социальными сетями.

2.  Запрещается публичное оскорбление в социальных сетях своих коллег и руководителей, а также крайне негативные высказывания в адрес других лиц и организаций.

3.  Недопустимо размещение в социальных сетях фото- и видеоматериалов сомнительного характера, которые могут быть неправильно восприняты общественностью и тем самым нанести ущерб репутации организации, с которой связан опуб­ликовавший их пользователь.

4.  Каждый сотрудник крупной компании и госструктуры несет ответственность за все свои ретвиты, лайки и репосты, поскольку это также может быть воспринято рядовыми гражданами в качестве официальной точки зрения по тому или иному вопросу.

Знания и практика

В Казахстане о существовании подобных правил в целом известно. С 2001 года немецкий фонд имени Фридриха Эберта периодически проводит тренинги для пресс-служб акиматов различного уровня, министерств, ведомств, а также системообразующих корпораций, привлекая к участию ведущих специалистов в области PR.

Но, как показывает практика, работа публичных лиц с социальными сетями еще далека от идеала. Рассказ о Лондоне Габидуллы Абдрахимова на фоне событий в Арыси или рассуждения о вреде открытой женской одежды для мужского здоровья от занимающего пост генерального директора открытого при поддержке правительства РК и Духовного управления мусульман Казахстана телеканала «Асыл арна» Мухамеджана Тазабека являются наиболее видимой частью существующей проблемы. В Facebook, Instagram, «В Контакте» и в «Одноклассниках» до сих пор можно встретить публикации сомнительного характера, где должностные лица не только делятся со всем миром своими впечатлениями по поводу удачной охоты или рыбалки где-нибудь за рубежом, но и демонстрируют далеко не дешевое снаряжение. Рассказы же о замечательном отдыхе в экзотических странах и вовсе дело обычное. Наконец, удивление вызывает и незащищенность личных профилей государственных чиновников для размещения в их хронике публикаций от сторонних пользователей, которые входят в число так называемых виртуальных друзей. И хорошо, если эти публикации носят доброжелательный характер – исключать провокаций все же нельзя.

С точки зрения эксперта

Ерлан Аскарбеков, один из ведущих в стране специалистов в области PR-технологий, часто выступает в роли тренера для государственных служащих Казахстана. По его наблюдениям, понимание сотрудниками акиматов, министерств и ведомств особенностей работы в соцсетях пока находится на плачевном уровне. «На проводимых тренингах в основном присутствуют руководители пресс-служб и департаментов по связям с общественностью. И в целом они понимают тонкости работы социальных сетей, знают, как происходит взаимодействие с общественностью. Первые лица государственных структур различного уровня появляются редко, ссылаясь на свою занятость. Это неправильно, поскольку сейчас большинство из них имеют аккаунты в социальных сетях, и может сложиться ситуация, что даже подготовленные пресс-секретари не успеют вовремя отреагировать на появившуюся в них нежелательную публикацию», – заметил в беседе с «Курсивом» Ерлан Аскарбеков.

Заодно он напомнил о требовании президента Токаева к министрам и акимам всех уровней активизировать работу с населением через социальные сети и непосредственное общение.

«Умение четко и доступно донести суть проводимых реформ и реализуемой госполитики становится неотъемлемым требованием к каждому руководителю», – заявил президент Казахстана, выступая 26 марта. И буквально тремя днями позже в Академии госслужбы состоялся трехдневный тренинг пресс-служб министерств и других центральных госорганов, где Аскарбеков принимал участие в качестве тренера. «На тренинге обнаружилось, что государственные пиарщики за 20 минут в условиях «учений» давали вполне профессиональные алгоритмы решений тех самых страшных репутационных кризисов, которые сотрясали различные ведомства в последние 10 лет.

К сожалению (и это отметили все участники), сами первые руководители в большинстве своем продолжают крайне легкомысленно и поверхностно относиться к повышению своей квалификации в этой сфере. До сих пор так и не начались массовые тренинги всех руководителей, начиная с уровня заместителя акима районного уровня и выше, хотя «Клуб PR-шы», неформальное объединение ведущих пиарщиков страны, давал такие рекомендации еще в 2013 году», – подчеркнул Ерлан Аскарбеков.

Он уверен, что небрежный подход к вопросу наносит ущерб на государственном уровне. «В итоге проигрывает государство в целом. Если сравнивать социальную политику Казахстана с другими странами бывшего СССР, то по целому ряду параметров мы находимся впереди. Условно нам можно поставить четверку с минусом ну или тройку с плюсом по самой строгой шкале. Однако из-за отсутствия правильного подхода к PR-политике, в том числе и с помощью социальных сетей, своими гражданами Казахстан воспринимается чуть ли на уровне нуля. А это очень плохо», – поделился своим мнением с «Курсивом» Ерлан Аскарбеков.

692 просмотра

Снэки из будущего

В новых вендинговых автоматах можно не только купить свежую здоровую пищу, но и приготовить ее на заказ

Фото: Briggo

Сложно представить, что при виде вендингового аппарата можно ощутить какие-то радостные чувства. Однако именно такие эмоции возникли у эндокринолога и специалиста по коррекции веса нью-йоркской больницы Маунт-Синай Дины Адимулам, когда она впервые увидела аппарат Farmer’s Fridge.

Благодаря внешней отделке под беленое дерево, гигантскому сенсорному экрану и встроенному отсеку для мусора, он выглядит совершенно иначе, чем обычные вендинговые аппараты. Вместо конфет и чипсов он выдает йогуртовые десерты, красочные баночки с салатами и вкусняшки вроде ананасово-кокосового чиа-пудинга (который для Адимулам скоро станет любимым).

«Я лечащий врач и работаю даже тогда, когда кафетерий уже закрыт, и обычно у меня не очень большой выбор. А этот вариант просто словно глоток свежего воздуха», – говорит она. 

Долгое время вендинговые аппараты были каналом сбыта не­здоровой еды – газированных напитков, соленых снэков и конфет с практически неограниченным сроком годности. Это облегчало работу компании-оператора, но в целом такая продукция была мало пригодной для перекусов. Сегодня благодаря ресторанам быстрого питания, где за $10 подают свежеприготовленные блюда (иногда местные), ожидания потребителей в отношении качества и удобства повышаются.

Это, наряду с ограниченным рынком труда (дешевле содержать вендинговые аппараты, чем платить людям), стало движущей силой для инноваций. 

«Люди хотят хороших вещей. И им нужно удобство», – говорит Джош Фюрштайн, генеральный директор компании Truebird, в офисе которой на территории военно-морской верфи в Бруклине в январе появился на свет робот-бариста. «Ожидание в очереди в кафе или ресторане отнимает время, кроме того, туда нужно еще прийти. Люди же хотят иметь доступ к тому, что им нужно, в режиме 24/7», – отмечает он.

Да, это так. Но лично я, тем не менее, была настроена скептически. Трудно выкинуть из памяти воспоминания о несвежем бутерброде с сыром или чашке отвратительного кофе в автомате.

Однако я была поражена качеством бутербродов и салатов, которые попробовала из торговых автоматов нового поколения. И в этом я не одинока.

Журналист Сэм Фромарц пишет о защите окружающей среды, а еще он профессиональный пекарь и автор книги In Search of the Perfect Loaf («В поисках идеального хлеба»). Фромарц решил попробовать еду из Farmer’s Fridge, когда увидел группу стюардесс, стоящих в очереди у автомата в чикагском аэропорту О’Хара.

«Я тогда подумал, что они наверняка знают, что делают, поэтому тоже встал в очередь», – рассказывает он. Он все еще восторгается салатом «Харвест» из яблок сорта Хани Крисп, сладкого картофеля, различной зелени и кускуса: «Салат был отменный!». «Настоящая еда в аэропорту. Кто бы мог подумать?» – добавляет он.

Все новые автоматы можно разделить на две категории: традиционные торговые автоматы, но с лучшей едой, и роботы, которые готовят еду на заказ.

im-153422.jpg

В первую группу входит Farmer’s Fridge с более чем 400 автоматами в офисных зданиях, больницах и фуд-кортах в шести американских штатах. Другой стартап из Нью-Йорка – Fresh Bow – имеет семь точек продаж и также относится к этой категории. У обеих компаний есть центральные комбинаты питания, где еда готовится ежедневно. Кухня Farmer’s Fridge в Чикаго площадью 50 тыс. кв. футов снабжает продукцией все автоматы компании; в другие штаты пища доставляется в автомобилях-рефрижераторах. Комбинат питания Fresh Bowl в Нижнем Манхэттене обслуживает семь своих аппаратов в Нью-Йорке. Примечательно, что обе компании заполняют свои автоматы продукцией, опираясь на последние данные о продажах – стоит задача доставлять только те товары, которые вероятнее всего будут проданы в этот же день.

По оценкам Farmer’s Fridge, в среднем салаты в компании готовятся, доставляются до автоматов и продаются в течение 36 часов, что намного быстрее аналогичных процессов в продуктовых магазинах. Кроме того, Farmer’s Fridge не станет продавать салат по истечении 48 часов. Учитывая, что новые торговые автоматы подключены к интернету, компании могут удаленно управлять запасами продуктов и контролировать условия хранения пищи. К примеру, чтобы обеспечить без­опасное хранение еды, Farmer’s Fridge снимает температурные показания каждые пять минут; автоматы самостоятельно отслеживают, как долго находится внутри каждое блюдо, и не станут выдавать его после того, как истечет срок годности.

При помощи собственного приложения компания может даже сообщить потребителям, есть ли их любимая чашка с тайской лапшой в соседнем автомате. Кроме того, Fresh Bowl поставила перед собой задачу снизить объем отходов от пищевой упаковки – именно на нее в США, по данным американского Агентства по охране окружающей среды, приходится 23% вывозимого на свалки мусора. Все салаты и снэки Fresh Bowl поставляются в стеклянной таре; за каждую возвращенную в автомат банку клиент получает бонус в размере $2 на следующую покупку.

В среднем около 85% покупателей возвращают баночки Fresh Bowl.

Ко второй категории автоматов – тех, которые могут готовить еду на заказ – относится калифорнийский стартап Chowbotics. У него есть больше сотни роботизированных машин по приготовлению салатов – в компании их называют

«Салли» – и еще сотни таких аппаратов должны появиться на рынке в этом году. Каждая «Салли» имеет 22 отделения, где хранится свежая зелень, овощи, фрукты, орехи и многое другое. Заказ можно сделать при помощи сенсорного экрана, куда в режиме реального времени – пока готовится блюдо – выводится информация о его питательной ценности. По словам Гаретта ДиСтефано, заведующего столовой Массачусетского университета, заказавшего «Салли» в этом году, для студентов сегодня очень важно иметь возможность выбирать здоровую пищу и подбирать блюда индивидуально под себя.

«Кроме того, я пробовал эту еду, и по вкусу она действительно хороша», – отмечает он. 

Еще один стартап – Le Bread Xpress из Сан-Франциско – изначально создавался с целью разработать автомат, способный выпекать багеты парижского качества. И хотя первая машина действительно могла похвастаться своим качеством (приготовленный ею хрустящий багет с легкостью прошел слепое тестирование вкуса, проведенное газетой San Francisco Chronicle), основателю компании Бенуа Эрве в конечном счете пришлось столкнуться с тем фактом, что американцы не покупают багеты в торговых центрах настолько часто, чтобы обеспечить успех торгового автомата, полностью посвященного одному продукту. В этом году его компания поменяла стратегию, представив в корпоративных столовых сразу пять машин Bake Xpress, которые готовят более широкий ассортимент продуктов, включая круассаны, пиццу и пирог с заварным кремом. К концу 2020 года Эрве планирует выпустить на рынок до 100 таких аппаратов.

Наибольший всплеск популярности в сегменте современных торговых машин приходится на кофе. Компания Briggo из Остина создала так называемые кофейные домики, которые выглядят как элитные тележки с кофе. Аппарат может готовить до 100 напитков в час, бариста при этом не требуется. Такие тележки уже можно встретить в зданиях крупных компаний, в продуктовых магазинах и в некоторых аэропортах. К апрелю 2021 года компания планирует установить подобные кофе-машины еще в 25 аэропортах. Между тем элегантный аппарат нового игрока на этом рынке – Truebird – использует для обжарки кофе высококлассные ростеры, вроде Stumptown, а затем в течение всего пары минут после получения заказа перемалывает их, взбивает паром свежее молоко и готовит капучино.

Более того, благодаря меньшим издержкам на оплату труда и оплату налогов, цена такого кофе ($3,25) выгоднее, чем в специализированных кофейнях. В планах Truebird в течение текущего года открыть в Нью-Йорке дополнительные точки продаж.

Несмотря на то, что некоторые такие автоматы можно встретить в общественных местах (к примеру, аппарат Fresh Bowl стоит в транспортно-пересадочном узле нью-йоркского метро «Фултон-центр»), большинство из них сегодня установлены в корпоративных офисах, в больницах и студенческих городках. Впрочем, уже сейчас генеральный директор Farmer’s Fridge Люк Сондерс присматривается к стадионам, музеям и заправочным станциям как к возможным будущим объектам для размещения своих аппаратов.

«Торговые автоматы со здоровой пищей больше не оксюморон. По сути, доступные и вкусные блюда – это новый стандарт качества», – говорит Сондерс.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif