Перейти к основному содержанию


8279 просмотров

Казахстанские чиновники выходят в соцсети и оказываются в центре скандалов

Почему так происходит

Фото: Архив пресс-службы акимата Шымкента

Скандал вокруг с виду безобидного поста в Instagram теперь уже бывшего акима Шымкента Габидуллы Абдрахимова, который записал видео с приветом из Лондона, наглядно продемонстрировал недостаточную готовность чиновников налаживать связь с общественностью через социальные сети. Складывается впечатление, что, несмотря на специальные тренинги, ответственные представители госструктур по-прежнему не совсем понимают, как устроены соцсети и в каких случаях даже дежурные публикации в них могут иметь серьезные последствия. К тому же в стране до сих пор отсутствуют правила, регламентирующие поведение госслужащих в пуб­личном интернет-пространстве.

Поправки и «герои»

Начиная с 2013 года, когда влияние социальных сетей стало очевидным, государственные структуры большинства стран мира, транснациональные корпорации и редакции влиятельных СМИ внесли в свои кодексы корпоративной этики специальные дополнения. Все они жестко определяют поведение сотрудников при работе с интернетом.

Несоблюдение этих правил в лучшем случае предусматривает штрафные санкции с понижением в должности, в худшем – увольнение.

Поводом для внесения поправок стала череда скандальных публикаций в 2010–2014 годах. О Джофи Джозефе, Жюстин Сакко, Кристиане фон Беттихере и Екатерине Соловьевой до сих пор рассказывают на тренингах для правительственных чиновников и сотрудников транснацио­нальных корпораций.

Джофи Джозеф прославился тем, что будучи сотрудником Совета по национальной безо­пасности в администрации президента США Барака Обамы негативно отзывался о внешней политике Соединенных Штатов, одновременно высмеивая в Twitter своих коллег.

Теперь уже экс-директор по коммуникациям американской корпорации Empire Interactive Жюстин Сакко стала известна на весь мир после публикации все в том же Twitter своей фотографии с подписью расистского характера в адрес стран Африки.

Соратник немецкого канцлера Ангелы Меркель Кристиан фон Беттихер погорел на своей любви к 16-летней школьнице, разместив в Facebook их совместные фотографии.

Бывшая старшая бортпроводница «Аэрофлота» Екатерина Соловьева стала всемирным символом глупости и безрассудства из-за того, что поделилась в Twitter своей радостью в связи с крушением пассажирского авиа­лайнера Sukhoi SuperJet-100 в небе над Индонезией.

Четыре пункта

Существуют универсальные рекомендации поведения пуб­личных лиц в социальных сетях. В их основе лежит четыре пункта:

1.  Категорически не допускаются высказывания, которые могут быть истолкованы как мнение организации, с которой прямо или косвенно связан разместивший свое личное мнение пользователь социальными сетями.

2.  Запрещается публичное оскорбление в социальных сетях своих коллег и руководителей, а также крайне негативные высказывания в адрес других лиц и организаций.

3.  Недопустимо размещение в социальных сетях фото- и видеоматериалов сомнительного характера, которые могут быть неправильно восприняты общественностью и тем самым нанести ущерб репутации организации, с которой связан опуб­ликовавший их пользователь.

4.  Каждый сотрудник крупной компании и госструктуры несет ответственность за все свои ретвиты, лайки и репосты, поскольку это также может быть воспринято рядовыми гражданами в качестве официальной точки зрения по тому или иному вопросу.

Знания и практика

В Казахстане о существовании подобных правил в целом известно. С 2001 года немецкий фонд имени Фридриха Эберта периодически проводит тренинги для пресс-служб акиматов различного уровня, министерств, ведомств, а также системообразующих корпораций, привлекая к участию ведущих специалистов в области PR.

Но, как показывает практика, работа публичных лиц с социальными сетями еще далека от идеала. Рассказ о Лондоне Габидуллы Абдрахимова на фоне событий в Арыси или рассуждения о вреде открытой женской одежды для мужского здоровья от занимающего пост генерального директора открытого при поддержке правительства РК и Духовного управления мусульман Казахстана телеканала «Асыл арна» Мухамеджана Тазабека являются наиболее видимой частью существующей проблемы. В Facebook, Instagram, «В Контакте» и в «Одноклассниках» до сих пор можно встретить публикации сомнительного характера, где должностные лица не только делятся со всем миром своими впечатлениями по поводу удачной охоты или рыбалки где-нибудь за рубежом, но и демонстрируют далеко не дешевое снаряжение. Рассказы же о замечательном отдыхе в экзотических странах и вовсе дело обычное. Наконец, удивление вызывает и незащищенность личных профилей государственных чиновников для размещения в их хронике публикаций от сторонних пользователей, которые входят в число так называемых виртуальных друзей. И хорошо, если эти публикации носят доброжелательный характер – исключать провокаций все же нельзя.

С точки зрения эксперта

Ерлан Аскарбеков, один из ведущих в стране специалистов в области PR-технологий, часто выступает в роли тренера для государственных служащих Казахстана. По его наблюдениям, понимание сотрудниками акиматов, министерств и ведомств особенностей работы в соцсетях пока находится на плачевном уровне. «На проводимых тренингах в основном присутствуют руководители пресс-служб и департаментов по связям с общественностью. И в целом они понимают тонкости работы социальных сетей, знают, как происходит взаимодействие с общественностью. Первые лица государственных структур различного уровня появляются редко, ссылаясь на свою занятость. Это неправильно, поскольку сейчас большинство из них имеют аккаунты в социальных сетях, и может сложиться ситуация, что даже подготовленные пресс-секретари не успеют вовремя отреагировать на появившуюся в них нежелательную публикацию», – заметил в беседе с «Курсивом» Ерлан Аскарбеков.

Заодно он напомнил о требовании президента Токаева к министрам и акимам всех уровней активизировать работу с населением через социальные сети и непосредственное общение.

«Умение четко и доступно донести суть проводимых реформ и реализуемой госполитики становится неотъемлемым требованием к каждому руководителю», – заявил президент Казахстана, выступая 26 марта. И буквально тремя днями позже в Академии госслужбы состоялся трехдневный тренинг пресс-служб министерств и других центральных госорганов, где Аскарбеков принимал участие в качестве тренера. «На тренинге обнаружилось, что государственные пиарщики за 20 минут в условиях «учений» давали вполне профессиональные алгоритмы решений тех самых страшных репутационных кризисов, которые сотрясали различные ведомства в последние 10 лет.

К сожалению (и это отметили все участники), сами первые руководители в большинстве своем продолжают крайне легкомысленно и поверхностно относиться к повышению своей квалификации в этой сфере. До сих пор так и не начались массовые тренинги всех руководителей, начиная с уровня заместителя акима районного уровня и выше, хотя «Клуб PR-шы», неформальное объединение ведущих пиарщиков страны, давал такие рекомендации еще в 2013 году», – подчеркнул Ерлан Аскарбеков.

Он уверен, что небрежный подход к вопросу наносит ущерб на государственном уровне. «В итоге проигрывает государство в целом. Если сравнивать социальную политику Казахстана с другими странами бывшего СССР, то по целому ряду параметров мы находимся впереди. Условно нам можно поставить четверку с минусом ну или тройку с плюсом по самой строгой шкале. Однако из-за отсутствия правильного подхода к PR-политике, в том числе и с помощью социальных сетей, своими гражданами Казахстан воспринимается чуть ли на уровне нуля. А это очень плохо», – поделился своим мнением с «Курсивом» Ерлан Аскарбеков.


1 просмотр

Как открыть частную школу в Кызылорде

История Софии Абдуразаковой

Фото автора

София Абдуразакова уверена, что частные школы – один из самых чистых и честных видов бизнеса. «Ты не просто занимаешься бизнесом – ты делаешь важные вещи для детей, для общества, для страны», убеждена предприниматель.

Без сторонней помощи

Мама троих детей, педагог по образованию, бизнес-тренер, член городского, затем областного общественных советов София Абдуразакова открыла одну из трех частных школ в Кызылорде осенью прошлого года.

«Все началось с консалтингового агентства, открытого в 2017 году, где три женщины с педагогическим образованием занимались разработкой различных проектов: по развитию агропромышленности и IT-технологий. Новым проектом для нас стала частная школа. Поначалу мы размещались в здании детсада, где обучали 40 детей в нулевом, первом и втором классах. На большее не рассчитывали. Затем оказалось, что желающих отдать детей в нашу школу много. И весной этого года мы переехали в новое здание. Теперь можем принять 320 детей с нулевого по 4-й классы», – рассказала София Абдуразакова.

По ее словам, среди учредителей проекта нет ни депутатов, ни крупных бизнесменов. Всего лишь женщины-педагоги со скромными возможностями.

Сумма стартового капитала составила 9 млн тенге собственных средств. На эти деньги арендовали первое здание, закупили мебель и другие необходимые вещи. Чтобы дети чувствовали себя уютно, учредители даже принесли вещи из дома. Сегодня, после переезда в новое здание, в бизнес было привлечено дополнительно более  6 млн тенге кредитов.

Между чиновниками и коллегами

Бизнес-леди рассказывает, что ей и ее коллегам пришлось столк­нуться с отсутствием достоверной информации, касающейся открытия бизнеса по частному школьному образованию.

«Например, мы не знали, куда и какие документы подавать для получения лицензии. Мы подавали документы в госорганы, получали замечания, отзывали документы, исправляли ошибки, обратно отправляли бумаги. Все это заняло очень много времени. Не хватало человека при акимате или Нацпалате, который бы знал, какие документы нужны, куда обращаться, что делать. Были и бюрократические моменты. Но нам все же удалось получить все разрешения и лицензию», – вспоминает София Абдуразакова.

Открытие новой частной школы встретили доброжелательно не все коллеги. По словам собеседницы, руководитель одной школы приняла их в штыки: мол, теперь частные школы будут расти, как грибы после дождя. Некоторые посчитали, что таким делом могут заниматься люди, у которых есть большой практический опыт.

Как призналась София Абдуразакова, она согласилась бы с такой позицией, но сегодня процесс получения знаний сильно отличается от школьного образования советского периода.

«Мне очень нравится образовательная политика казахско-турецких лицеев. У них есть общность, причастность к чему-то. Они получают знания, хорошее воспитание, у них сильные жизненные позиции, причем все это закладывается в лицее. Мы хотим, чтобы и наша школа была такой же», – говорит спикер.

Но при этом отмечает, что в школе полностью придерживаются учебных стандартов МОН РК.

О рентабельности и оплате

Сделать рентабельным этот вид бизнеса, напомним, призваны выделяемые с 1 января 2019 года государством субсидии на обучение детей в частных школах. Но здесь не все однозначно.

«Дело в том, что мы тоже подали заявки на получение субсидий с 1-й по 4-й классы. А у нас очень большой спрос на нулевые классы, которые не дотируются государством», – пояснила предпринимательница.

Тем не менее она уверена, что заниматься этим бизнесом выгодно.

«Есть определенные показатели, при достижении которых мы спокойно выходим на рентабельность. Мы не ставим задачу загрузить нашу школу до 1000 человек. Однако в Кызылорде бизнес строится таким образом, что, если один открыл частную школу, другой тоже хочет. У нас такое было с детсадами, которых больше 200 в городе. То же самое с тойханами, аптеками. Вопрос в том, кто потом останется после этого бума», – поделилась собеседница.

По ее мнению, рынок частных школ в стране очень серьезный. Стоимость обучения в школе – 50 тыс. тенге в месяц на ребенка. Но в Кызылорде этот рынок только начинает развиваться. И пока не многие видят выгоду.

«В 2013 году я открывала кофейню, где продавала кофе по 500 тенге за стаканчик. На меня многие кричали, почему такой дорогой кофе, когда на рынке можно купить за 35 тенге. Приходилось разъяснять, что входит в эту цену. Сегодня уже никого не волнует, что кофе стоит 500 тенге. Хотя в 2013 году в Алматы и в столице уже существовали сети кофеен, отдельные точки, где напиток продавали по 500 тенге и дороже, и все его покупали. Такая история сейчас и с частными школами в Кызылорде», – считает учредитель.

Бизнес-леди также поделилась планами на будущее – создать образовательный кластер. То есть получить для школы лицензию на обучение с 5-й по 9-й классы, открыть свой детский сад, а также колледж.

По информации управления образования Кызылординской области, в регионе насчитывается 293 школы, три из них частные. В прошлом году в них в общей сложности учились свыше 400 детей.

Как сообщила руководитель управления образования Майра Меделбекова, 1 сентября 2019 года планируется открытие еще трех новых частных школ, рассчитанных на 1450 детей. Всего в этом году в области пойдут учиться в школу 164 тыс. детей, это на 7 тыс. человек больше, чем в 2018-м.

В Кызылординской области наблюдается дефицит на 4 тыс. мест в школах, при этом есть перегруженные и незагруженные школы. Чтобы решить этот вопрос дисбаланса, ряд незагруженных школ сделали IT-школами. Проблему же с нехваткой школ надеются решить в том числе за счет учас­тия бизнеса.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций