Перейти к основному содержанию

10786 просмотров

Как алматинский журналист переехал в Канаду и заговорил по-французски

И чем новая родина отличается от прежней

Фото: Facebook Артема Миусова

Артем Миусов два года назад решил сменить страну и перебраться из бывшей столицы Казахстана в суровый климат пригорода Оттавы. О своем опыте он рассказал «Курсиву».

Решение о переезде мы с супругой приняли совместно. В первую очередь мотивы были социально-экономические. В плане социальной сферы Канада неплохо обеспечивает своих граждан. Да и экономика в общем-то довольно развита. 
Капитализм в Канаде не такой остервенелый, как в США. Да и брат жены, на тот момент несколько лет проживший в Канаде, рассказывал об этой стране разные хорошие вещи.

При переезде единственная сложность, с которой пришлось столкнуться, - это изучение французского языка. Поскольку мы подали документы по программе Квебека, нам нужно было показать довольно неплохое знание французского. 
Сложностей с устройством на работу у приезжих нет. Ведь Канада – это страна иммигрантов! Для начала можно устроиться на низкооплачиваемую позицию. В тот же Tim Horton’s (канадская сеть закусочных) или в компанию, близкую той отрасли, в которой вы работали на родине. Это даст определённый доход и возможность открыть кредитную карту, которая поможет наработать хорошую кредитную историю. 

Прекрасная экология, добрые и отзывчивые люди, возможность купить свой дом. Для детей это возможность получить хорошее образование. А серьёзных минусов пока не нашел, кроме холодных зим и ледяных дождей.
Жизнь в Казахстане и Канаде отличается кардинально. Благодаря развитому кредитованию среднестатистический канадец может себе позволить многое. Но и вкалывать приходится тоже, особенно если учесть, что оплата труда тут, как и в США, – почасовая. 

Пока что о возвращении не думали. 

В Казахстане для жизни вполне хватало полутора тысяч американских долларов. В Канаде на семью из четырёх человек нужно примерно четыре тысячи местных долларов. Продукты питания довольно дороги. 

Местные жители вполне доброжелательны. У меня уже довольно много друзей франкофонов и англофонов. Они открыты ко всему новому и любят поболтать и узнать что-то интересное о культуре твоей родной страны.

Льгот довольно много. Например, в Квебеке новоприбывшие иммигранты могут пойти учить французский язык и получать за это стипендию. Пусть небольшую, но всё же. Пособие на детей до 18 лет, в зависимости от достатка семьи, – примерно $600 в месяц. Также при покупке первого жилья в Канаде есть большая скидка по налогам. 

Тоска по родине есть. Точнее, по близким людям, которые остались в Казахстане. 

Моя семья уже в Канаде, вместе со мной. Дети уже свободно говорят на французском и английском. 
Жильё тут вполне доступно. Если не рассматривать такие крупные города, как Монреаль, Торонто и Ванкувер, где небольшой таунхаус может стоить под миллион, то средняя цена дома – $350-$400 тысяч. При этом ипотечное кредитование очень доступное – 3,25% на 25 лет. 

Медицина сильно отличается от казахстанской. Тут она построена на институте семейных врачей, то есть терапевтов широкого профиля. При приезде в страну получаешь карточку медицинского страхования и ищешь свободного семейного врача. Этот доктор назначает в случае чего анализы и консультации профильных специалистов. Но минус в том, что этих консультаций приходится ждать довольно долго. Бывает и полгода. 

Очень нравится, что тут разрешен правый поворот на красный свет! Очень хорошее правило. Опять же есть негласное правило: пропускать гусей и уток на дорогах. 

Плюсы жизни в Канаде: социальная защищённость, низкий уровень криминала, экология, большие возможности для иммигрантов, достаточно высокий уровень жизни.

Минусы: холодный климат, большой поток беженцев, сидящих на пособиях, несовершенная медицинская система.
 

8044 просмотра

Как выглядит дом Джеффа Безоса за $165 миллионов

Напольное покрытие его особняка, который глава Amazon купил у Дэвида Геффена, когда-то принадлежало Наполеону

Фото: Jimbartsch

Последние несколько лет оптимистично настроенные девелоперы из Лос-Анджелеса занимались строительством вычурных жилых домов из стекла с «конфетными комнатами», площадками для вертолетов и дорожками для боулинга. Все делалось с расчетом на то, что сверхбогатые покупатели смогут себе это позволить. Однако, судя по последним сделкам на сумму свыше $100 миллионов, самые взыскательные покупатели ищут на рынке недвижимости Лос-Анджелеса нечто иное – историю.

Исполнительный директор компании Amazon.com Inc. Джефф Безос заплатил $165 млн (рекордную сумму для района) за квинтэссенцию поместий старого Голливуда – особняк в григорианском стиле, построенный загадочным Джеком Уорнером, когда-то занимавшем пост президента компании Warner Bros.

im-153909.jpg

Последним хозяином поместья был известный в мире шоу-бизнеса импресарио Дэвид Геффен (ныне на заслуженном отдыхе). Сам Геффен в 1990 году заплатил за этот дом $47,5 млн, что также стало тогда рекордной суммой.

По данным информированного источника, в этой сделке с поместьем Уорнера посредники не участвовали.

Помимо поместья Уорнера Bezos Expeditions – зонтичная компания Безоса, владеющая газетой The Washington Post и его благотворительным фондом, также заплатила $90 млн за пустой участок в Лос-Анджелесе, ранее принадлежавший сооснователю Microsoft Полу Аллену, умершему в 2018 году.

Так что же именно можно купить за $165 млн в 2020 году?

Построенный в 1930-х годах особняк Уорнера площадью 13 600 футов пестрит работами известных американских художников. Более того, внутри есть даже напольное покрытие, которым когда-то владел Наполеон. Разумеется, там также предусмотрены бассейн и поле для гольфа на девять лунок (не совсем ясно, входили ли в стоимость сделки произведения искусства).

«Ни одна из резиденций сильных мира сего ни до, ни после не превосходила по своему размеру, великолепию и утонченности поместье Джека Уорнера в Энджело Драйв в районе Бенедикт Кэньон», – пишет в своей книге The Legendary Estates of Beverly Hills ветеран рынка недвижимости Лос-Анджелеса Джефф Хайланд. «Это не просто дом, это настоящий частный музей», – отмечает он.

IM.jpg

На ремонт дома Геффен потратил $45 млн, включая $20 млн на ландшафтный дизайн, о чем он рассказал The Wall Street Journal в 2006 году.

За последний год было заключено несколько крупных сделок с недвижимостью, однако они выбиваются из общей ситуации на переживающем спад рынке элитной недвижимости в США.

Новый дома Безоса – один из четырех особняков, которые с начала 2019 года были проданы в Лос-Анджелесе за сумму свыше $100 млн. Три из этих четырех домов – это настоящее голливудское наследие.

Первый из домов – Spelling Manor, особняк в районе Холм­би Хиллз с 14 спальнями и 27 комнатами, построенный телевизионным продюсером Аароном Спеллингом и его супругой Кэнди Спеллинг. До последнего времени дом принадлежал дочери владельца «Формулы-1» Петре Экклстоун, но в июле прошлого года поместье было продано за $119,75 млн – на тот момент это был новый рекорд для Лос-Анджелеса.

im-154006.jpg

Экклстоун, которая сама приобрела особняк всего через неделю после того, как увидела его впервые, потратила не один миллион долларов на серьезный ремонт – он занял 12 недель и потребовал участия 500 рабочих. Расположившийся на участке в пять акров особняк площадью 56 500 квад­ратных футов (это больше площади Белого дома) имеет две дорожки для боулинга, винный погреб и комнату для дегустаций, а также тренажерный зал и салон красоты. Кроме того, в поместье есть бассейн, теннисный корт, английский сад и большая круглая парковка на 100 машин с фонтаном.

По данным информированного источника, недвижимость приобрел покупатель из Саудовской Аравии.

В конце прошлого года медиамагнат Лаклан Мердок, сын Руперта Мердока, приобрел собственный кусочек истории Лос-Анджелеса в виде гигантского дома в стиле шато, который появлялся в телевизионном шоу The Beverly Hillbillies под названием «поместье Клампетт». Мердок является сопредседателем холдинга News Corp, которому принадлежит компания DowJones&Co., издатель The Wall Street Journal.

Поместье, которое на самом деле называется «Чартвелл», раскинулось на 10 акрах земли. Оно принадлежало покойному медиамиллиардеру Джеральду Перенсио и было спроектировано архитектором Самнером Сполдингом в 1930-х годах во французском неоклассическом стиле. Наиболее интересными особеннос­тями дома стали большой бальный зал, теннисный корт и уникальный винный погреб на 12 тыс. бутылок.

Еще одной сделкой на сумму свыше $100 млн на рынке недвижимости Лос-Анджелеса в прошлом году стала продажа в Малибу дома, принадлежавшего вице-председателю NBC Universal Рону Мейеру. По словам риелторов, ценность объекта обусловлена дизайном авторства Чарльза Гватми и локацией – дом расположен недалеко от пляжа.

im-154005.jpg

В этом доме есть собственная библиотека, домашний кинотеатр и тренажерный зал.

Тренд на девятизначные суммы сделок с недвижимостью в Лос-Анджелесе зародился в 2016 году – тогда за $100 млн был продан особняк Playboy Mansion – дворец вечеринок, принадлежавший Хью Хефнеру.

im-154014.jpg

Особняк был выкуплен наследником компании – производителя кексов Twinkies Дареном Метропулосом, жившим по соседству и мечтавшим объединить оба поместья.

Несмотря на свою репутацию, особняк был широко известен в риелторском сообществе как исторический дом, нуждающийся в ремонте. Построенный в 1920-х годах, он оформлен в готическом стиле Тюдор, имеет 29 комнат, теннисный корт и бассейн.

В рамках сделки новый владелец получил лицензию на зоопарк, а также самого Хефнера, которому, согласно договору купли-продажи, разрешалось жить в доме всю оставшуюся жизнь.
Мистер Хефнер умер в 2017 году.

Несмотря на эту череду крупных сделок, девелоперам из Лос-Анджелеса еще предстоит преодолеть отметку в $100 млн с новыми домами.

Особняк «Миллиардер» был построен бизнесменом Брюсом Маковским для продажи. В октябре прошлого года этот дом был приобретен за $94 млн. В «Миллиардере» предусмотрен лифт, отделанный крокодиловой кожей, автомобили и мотоциклы на $30 млн, «конфетная стена», вертолет на крыше (исключительно декоративный) и огромный открытый киноэкран, поднимающийся позади впечатляющего бассейна длиной 85 футов.

«Если у вас есть «конфетная стена», ее можно скопировать. Землю же скопировать нельзя», – говорит Маурисио Умански, основатель компании Agency, которая является одним из игроков на местном рынке элитной недвижимости.
 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif