Перейти к основному содержанию

1173 просмотра

Гламур в траве

Домовладельцы устанавливают на своей земле специальные палатки для тех, кто хотел бы сменить обстановку, никуда не уезжая

Фото: Shutterstock

Когда дизайнеру Кену Фулку хочется сменить обстановку, ему не нужно далеко ходить. Он просто идет к тентовой палатке на склоне холма на своем собственном ранчо Дарем в округе Напа, штат Калифорния. Там есть все необходимое: кровать размера queen-size с декоративными подушками под зебру, антикварные табуретки из кожи и бар с виски.

«Это моя версия кемпинга. То особенное место, куда можно улизнуть, чтобы вздремнуть, выпить коктейль или посидеть у костра», – говорит Фулк о своей палатке 12 на 14 футов, которую он прозвал «Хемингуэй» из-за ее брутального декора.

Впрочем, когда настроение больше соответствует модному течению в стиле «бабушкин шик» (Granny Style), он останавливается во второй палатке, расположенной поблизости всего в нескольких футах. В этой палатке характерные черты интерьера – разноцветные фонари, старый пароходный кофр и белая металлическая кровать с кружевным постельным бельем от Ralph Lauren.

Когда-то давно глэмпинг как общение с природой в комфортных условиях был забавой лишь королей и султанов. Но теперь домовладельцы приобретают дорогие нарядные палатки, чтобы отдохнуть от привычных забот, не покидая при этом своей собственности и даже не выпадая из рабочего графика.

«Глэмпинг– это история не про ночевки в спальном мешке, а скорее про настоящие кровати с полноценной постелью и стульями для террасы, чтобы сидеть на крыльце и смотреть на звезды, наслаждаясь при этом бокалом вина», – говорит Сара Дусек, соучредитель Американской ассоциации глэмпинга, созданной в прошлом году, а также соучредитель и генеральный директор Under Canvas – консорциума палаточных курортов в восьми национальных парках, где предусмотрены дровяные печи, кровати размера кинг-сайз и ванные комнаты с органическими туалетными принадлежностями.

По словам Дусек, в последние годы спрос на отдых в палатках класса люкс рос в геометрической прогрессии. К примеру, появившийся в 2014 году сайт Glamping Hub, предоставляющий услуги по поиску жилья на время отпуска аналогично тому, как это делает Airbnb, сегодня насчитывает в США более 21 тыс. постоянных участников, предлагая различные варианты ночевок – от палаток для сафари и юрт до переоборудованных зернохранилищ.

«Мы всегда занимались глэмпингом, просто раньше не было такого термина», – говорит Айви Файф, менеджер по маркетингу компании Colorado Yurt, специализирующейся на изготовлении на заказ юрт и палаток для кемпингов, курортов и частных клиентов, отмечая, что «самый большой рост мы наблюдаем в последние пять лет».

Впервые термин «глэмпинг» появился в Оксфордском словаре английского языка в 2016 году, однако само это явление имеет многовековую историю. В 1520 году король Англии Генрих VIII и французский король Франциск I,
оба со своей свитой, на время двухнедельного рыцарского турнира разбили лагерь в палатках, сотканных из парчи, благодаря чему эта местность получила название «Поле золотой парчи». Турецкие султаны также использовали богато вышитые палатки для проведения различных церемоний, экскурсий и во время военных походов.

53-летний Фулк и его друг музыкант Курт Вуттон также владеют недвижимостью в Сан-Франциско, Нью-Йорке и Провинс­тауне, штат Массачусетс. Обе палатки они заказали после того, как в 2005 году приобрели 80 акров земли в округе Напа, и, пока проходила реконструкция их старого дома (примерно 1940 года постройки), они жили в палатках. Позже специально для вечеринок они построили просторное помещение на металлическом каркасе, а также деревянную хижину наподобие художественных мастерских начала XX века в Провинстауне.

Обе палатки изготовлены калифорнийской компанией Sweetwater Bungalows, они имеют простой деревянный каркас, но сконструированы таким образом, что способны выдерживать сильный ветер и проливной дождь. Стены из виниловой ткани и натяжной потолок пропускают свет и звук, а деревянные двери и оконные рамы придают ощущение надежности. От мусора и влаги палатку защищает специальный тент, называемый fly.

«Внутри вы не будете чувствовать себя персонажами сериала "Семейка Брейди", чья палатка норовила рухнуть, скорее ощущения как в фильме «Из Африки», – рассказывает Фулк. Палатки поставляются в четырех базовых моделях трех размеров по цене от $4900 до $10250. Самую большую модель размером 14 на 20 футов можно разделить на две комнаты.

«Большинство наших клиентов – это люди, у кого есть и другая недвижимость, поэтому наши палатки они используют как дополнительную комнату для гостей, в качестве офиса, художественной студии или как место для отдыха», – говорит основатель Sweetwater Bungalows Блэр Патерсон.

В отличие от гостевых домов и студий, построенных из кирпича и бетона, палатки обычно классифицируются как временные сооружения, что является плюсом при решении вопросов местного зонирования. И, несмотря на то, что в зависимости от муниципалитета правила могут отличаться, обычно для строительства палаток, площадь которых не превышает 200 квадратных футов, разрешение не требуется.

Фулк израсходовал порядка $30 тыс. на каждую из своих палаток, включая затраты на строительство основания и мансарды, а также на обстановку. «Вероятно, на постельные принадлежности я потратил больше, чем на саму палатку», – отмечает он.

Рядом с палатками есть костровая чаша, гриль и уличный душ; химический туалет спрятан в лесу. Однако там нет электричества и подключения к интернету. И хотя лагерь находится в нескольких минутах ходьбы от дома, Фулк предпочитает для поездок туда использовать свой Land Rover Defender 1965 года, загрузив его провизией, включая «хорошее вино и немного качественного шоколада».

«Это как мини-отпуск во время отпуска. Самое удивительное в этих палатках – это то, что мы построили их 15 лет назад, но за это время совершенно ничего с ними не делали, только убирались. Каким-то образом, несмотря на ветер и дождь, они не портятся», – говорит Фулк.

Однако для тех, кто хочет заниматься глэмпингом круглый год и даже в более суровых климатических условиях, наилучшим выбором могут стать юрты – крепкие куполообразные палатки родом из Центральной Азии.

«Юрты намного легче согревать и охлаждать», – говорит Айви Файф из Colorado Yurt Co. Кроме того, если укрепить конструкцию дополнительными упорами и более крепкими стропилами, то юрта также сможет выдерживать сильный ветер и большие снеговые нагрузки. Юрты, которые компания делает на заказ, по диаметру варьируются от 16 до 30 футов и стоят $9–20 тыс.

Дэвид Марен, старший вице-президент денверской фирмы Spire Digital, разрабатывающей программное обеспечение, в 2018 году заказал у Colorado Yurt Co. 16-футовую юрту для своего дома в Эвергрине, штат Колорадо, примерно за $14 тысяч (включая доставку). Разрешение на строительство такой вспомогательной конструкции он получил весьма быстро.

Юрта была установлена на специальной платформе посреди сосновой рощи. Тут часто мимо проходят лоси, черные медведи и другие дикие животные.

«Началось все с того, что я стал думать о том, каково это – ночевать в юрте всей семьей и слышать рев лося и рык горного льва», – рассказывает 46-летний Марен, который живет вместе со своей супругой – 45-летней Кортни Марен и двумя маленькими детьми.

Помимо больших окон, французских дверей и тонированного купольного потолка утепленная юрта отличается усиленным каркасом, который позволяет ей выдерживать снежный покров на крыше высотой 5 футов.

Уютную атмосферу внутри поддерживает работающая на природном газе норвежская плита с термостатом Jotul. Кроме того, надежную связь между юртой и террасой дома Маренов обеспечивают два 85-метровых зиплайна, они работают даже в самый сильный снегопад. По словам главы семейства, общая стоимость «лесной избушки», включая джакузи на 500 галлонов и печь Pyro Tower для копчения лосося и выпечки пиццы, составила более $46 тыс. «Мы поставили себе цель еженедельно проводить одну ночь в юрте всей семьей, чтобы общаться, а не «зависать» в экранах гаджетов», – говорит он.

Впрочем, в юрте есть электричество, кабельное телевидение и высокоскоростной интернет. Иногда Марен использует ее в качестве домашнего офиса.

«Только что прямо из юрты мы закрыли сделку на $5 миллионов», – смеется он.

Перевод с английского языка – Танат Кожманов.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1396 просмотров

Какие данные о вас на самом деле собирают приложения

Рассказывает управляющий директор «Лаборатории Касперского» в Казахстане, Центральной Азии и Монголии

Фото: Shutterstock

Большинство приложений собирают ту или иную информацию о пользователе. Иногда данные необходимы программам для работы – например, навигатору нужна информация о вашем местоположении, чтобы проложить удобный маршрут. Также нередко разработчики используют информацию о вас для монетизации или улучшения сервиса, предварительно заручившись вашим согласием. Например, собирают анонимную статистику, чтобы понять, в каком направлении развивать программу.

Однако некоторые разработчики могут злоупотреблять вашим доверием: собирать информацию, которая никак не связана с функциональностью их программы, и продавать ваши данные третьим лицам, причем нередко втайне от вас. По счастью, в сети есть сервисы, с помощью которых вы можете вывести такое приложение на чистую воду.

Например, сервис AppCensus дает возможность узнать, какие личные данные и куда отправляет приложение. Для этого применяется метод динамического анализа: программу устанавливают на реальное мобильное устройство, предоставляют ей все запрашиваемые разрешения и активно используют ее в течение определенного промежутка времени. При этом специалисты сервиса отслеживают, какие данные, кому именно и в каком виде – зашифрованном или незашифрованном – она отправляет.

Такой подход позволяет получить результат, отражающий реальное поведение приложения. Если вас что-то смущает в той информации, которую может выдать AppCensus, вы сможете отказаться от программы и поискать более скромный аналог, не пытающийся разнюхать о вас слишком много. Однако информация на AppCensus может оказаться неполной: программу тестируют лишь ограниченное время, а часть функций приложения может активироваться далеко не сразу. К тому же AppCensus изучает только бесплатные и общедоступные Android-приложения.

В отличие от AppCensus другой сервис – Exodus Privacy – изучает не поведение, а само приложение. В частности, сервис оценивает разрешения, которые запрашивает программа, и ищет встроенные трекеры – сторонние модули, предназначенные для сбора данных о вас и ваших действиях. Как правило, разработчики добавляют в свои приложения трекеры рекламных сетей, с помощью которых те пытаются узнать вас как можно лучше и показывать персонализированные объявления. Сейчас сервису известно более 200 видов таких трекеров.

Что касается разрешений, то Exodus Privacy оценивает их с точки зрения опасности для вас и ваших данных. Если приложение запрашивает доступы, которые могут угрожать приватности или нарушить защиту устройства, сервис это отметит. Если вам кажется, что потенциально опасные разрешения не нужны приложению для нормальной работы, лучше их ему не выдавать. В случае необходимости вы сможете расширить его права позже.

Пользоваться обоими сервисами очень просто. Достаточно ввести название программы в поле поиска – и вы получите исчерпывающую информацию о том, какими данными она интересуется и куда их отправляет. Exodus в отличие от AppCensus позволяет не только выбирать приложения из списка, но и самостоятельно указывать, какие программы взять из Google Play для изучения.

Для примера нами была исследована селфи-камера с 5 млн установок из Google Play. Exodus Privacy показывает, что она использует четыре рекламных трекера и требует доступ не только к камере, но и к местоположению устройства, которое для ее работы не обязательно, и к информации о телефоне и звонках, которая ей уж точно ни к чему. Также сервис отметил потенциально опасные разрешения: логичный для приложения доступ к камере и памяти устройства и более сомнительный доступ к местоположению и информации о телефоне.

иллюстрация Вадим.png

Иллюстрация: Вадим Квятковский

Анализ того же приложения, предложенный AppCensus, только добавляет вопросов: по данным сервиса, селфи-камера не просто получает доступ к местонахождению вашего смартфона или планшета, но и отправляет эту информацию вместе с IMEI (уникальным идентификатором вашего устройства в сотовой сети), MAC-адресом (еще одним уникальным номером, по которому устройство можно опознать в интернете и локальных сетях) и Android ID (номером, который присваивается вашей системе при первом запуске) на некий китайский IP-адрес в незашифрованном виде. То есть про благие побуждения можно забыть.

Получается, что к данным, по которым можно однозначно отслеживать перемещения вашего гаджета, получает доступ кто-то в Китае, а еще кто угодно может перехватить их при передаче. Кому эти данные продаются или передаются – тоже хороший вопрос. При этом в политике приватности разработчики заявляют, что не собирают личные данные о пользователе и не передают никому информацию о местоположении устройства.

Можно ли защититься от слежки?

Как видите, популярное приложение с ничем не примечательной политикой приватности может подвергать опасности чувствительные данные. Поэтому мы рекомендуем относиться к мобильным программам с осторожностью.

  • Не устанавливайте приложения на устройство просто так. Они могут следить за вами, даже если вы ими не пользуетесь и не открываете. А если уже установленная программа вам не нужна, удалите ее.
  • Перед установкой неизвестных вам приложений проверяйте их при помощи сервисов AppCensus и Exodus Privacy. Если результат анализа вас смутит, откажитесь от программы и поищите другую.
  • Не выдавайте приложениям все разрешения подряд. Если вам неясно, зачем программе доступ к той или иной информации, откажите ей. 
  • Контролировать выданные программам права удобно при помощи специального защитного ПО.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance