Перейти к основному содержанию

6329 просмотров

Замглавы управделами акима ВКО обвиняют в растрате 47 млн тенге

Она свою вину отрицает

Фото: Shutterstock

В суде №2 Усть-Каменогорска третий месяц рассматривается резонансное дело в отношении бывшего заместителя руководителя управления делами акима ВКО. Сауле Сейтказину обвиняют в том, что она якобы похитила и растратила крупную сумму, предназначенную для приобретения дорогих сувениров для гостей акимата ВКО. 

По данным из судебных документов, Сауле Сейтказина обвиняется в совершении преступления по статье 189 УК РК «Присвоение или растрата вверенного чужого имущества». Вместе с ней на скамье подсудимых оказался один из поставщиков сувенирной продукции Еркын Букушев, который, согласно выдержке из постановления судьи, «оказал пособничество в растрате бюджетных средств в размере 16 млн тенге». Основой обвинительного заключения стал отчет частной аудиторской проверки, выявившей недостачу и показания сотрудницы управления, завскладом Татьяны Исеневой.

В ходе открытого для прессы судебного процесса выяснилось, что еще во время следствия некто возместил государству ущерб в 42 млн тенге якобы от имени подсудимой, использовав ее персональные данные. Эту информацию корреспонденту Kursiv.kz сообщила сама Сауле Сейтказина.

При допросе свидетеля Руслана Кайырсынова, бывшего руководителя управделами ВКО, начальника обвиняемой, стало ясно, что именно он выплатил ущерб за счет личных средств, продав квартиру и взяв денег в долг. Мужчина признался в этом в зале суда. Его слова зафиксированы на видеоролике с заседания суда. Мотивы, по которым бывший начальник это сделал, он объяснил так:

«Прежний адвокат ко мне подошел, сказал: «Если ущерб заплатит (Сауле Сейтказина. – «Kursiv.kz»), реального лишения свободы не будет». У меня было сострадание. Я переживал, у меня была паника. Нашел деньги и погасил ущерб», – сказал Руслан Кайырсынов.

Сауле Сейтказина в разговоре с журналистом Kursiv.kz сообщила, что ей действительно предлагали подписать процессуальное соглашение, выплатить ущерб и признать вину в обмен на условный срок. При этом квитанции о погашении уже были в наличии. Но женщина на соглашение не пошла, так как, по ее словам, никакого преступления она не совершала.

«Я даже не являюсь материально-ответственным лицом, при этом из всего управления претензии были предъявлены только мне. Хотя ни видео-, ни аудиофайлов передачи денег или каких-то других доказательств у обвинения нет. Только мнение сотрудников управления и некоего гражданина С., таксиста, который слышал какой-то разговор между пассажирами, проявил гражданскую позицию и написал заявление якобы о систематических взятках мне и Кайырсынову. Ни к завскладом, подотчетному лицу, ни к материально-ответственному бухгалтеру никаких обвинений не предъявлено», – поясняла Сауле Сейтказина.

В период расследования сам Руслан Кайырсынов, судя по его выступлению на заседании в суде, избежал уголовного преследования, ему был объявлен строгий выговор. В суде господин Кайырсынов заявил, что и вовсе никакой недостачи не было. Таинственный гражданин С., информация о котором пока недоступна для СМИ, не является на заседания.

Материально-ответственный за склад работник управления Татьяна Исенева в ходе судебных разбирательств сказала, что лично факт передачи денег не видела. Девушка, которая в настоящее время занимает должность заместителя управления делами акима ВКО, лишь утверждала, что «если дверь в кабинете замруководителя закрыта, то, значит, приносят деньги». Эти слова зафиксированы в судебных документах.

В то же время экс-заместитель управления делами акима области подала исковое заявление против Агентства РК по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО за то, что, не дожидаясь решения суда во время заседаний акимата, ее назвали виновной. По информации пресс-службы Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО, иск бывшего заместителя руководителя управления делами акима ВКО основан на том, что во время презентации в акимате она была названа в числе чиновников, уличенных в коррупции. Дело рассматривается в Усть-Каменогорском городском суде.

Согласно информации председателя судебной коллегии по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда Кайрата Чакпантаева, дело Сауле Сейтказиной еще рассматривается в суде первой инстанции. Представители суда готовы будут прокомментировать его только после того, как процесс завершится и будет принято решение о виновности или невиновности обвиняемой.

3697 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif