Перейти к основному содержанию

1 просмотр

В Кызылординской области выделят дополнительно 5 млрд тенге на пособия

В области уточняют данные получателей адресной социальной помощи

фото: shutterstock.com

В Кызылординской области намерены усилить работу комиссии, которая рассматривает заявки на получение соцпомощи. При прогнозе численности получателей АСП в 65 тысяч человек, фактически назначена помощь 114 тысячам. В связи с этим предусматривается выделение дополнительных 5,1 млрд тенге.

По данным руководителя управления координации занятости и социальных программ Кызылординской области Талгата Дуйсебаева, в 2019 году на оказание АСП предусмотрено 9,6 млрд тенге (8,3 млрд тенге – из республиканского бюджета, 1,3 млрд тенге – из местных бюджетов).

«На 1 июля 2019 года назначена и выплачена 22 170 семьям (114 657 человек) помощь в размере 6,4 млрд тенге. В том числе 72 752 детям в возрасте до 18 лет выплачено по 20 789 тенге», – сообщил чиновник.

К слову, в числе получателей АСП 63,5% – это дети до 18 лет, 0,9% – пенсионеры, 0,6% – инвалиды, 4,5% – студенты дневной формы обучения, 14,6% – пособия по уходу за ребенком, 13% – работающие в момент обращения, 1,1% – самозанятые, 1% – безработные, 0,8% – пособия по уходу за детьми-инвалидами 1-й и 2-й групп.

Сейчас в среднем по области на семью приходится 105–107 тыс. тенге АСП.

Кроме того, в 3,3 раза увеличилась численность получателей АСП – с 34 312  до 114 657 человек. В 2,2 раза увеличился средний размер оказываемой помощи – с 6 177 тенге до 14 989 тенге.

Также по 3 198 семьям, ранее получавшим АСП, произведен перерасчет и 100%-ная выплата.

По данным управления, на основании заключенных соцконтрактов 1 084 трудоспособных получателей адресной соцпомощи были вовлечены в активные формы содействия, из них 485 человек устроены на постоянные рабочие места.

По словам Талгата Дуйсебаева, с конца апреля, когда стали производить первые выплаты АСП, начался ажиотаж. За помощью обратились около 50 тысяч семей, но более половины из них получили отказ в связи с превышением дохода.

Впрочем, согласно закону, каждый квартал люди могут подавать заявки на получение соцпомощи. И если у них уменьшится среднедушевой доход на семью, они могут рассчитывать на получение АСП.

«Изначально мы планировали, что численность получателей адресной соцпомощи будет меньше, но она уже превышает допустимые нормы в два раза. Рассчитывали на 65 тысяч человек, а получилось 114 тысяч. В связи с чем предусматривается выделение дополнительных 5,1 млрд тенге. Но мы будем проверять всех получателей. Может быть, кто-то скрыл доходы, сменил прописку и т.д.», – делится Талгат Дуйсебаев.

Поэтому будет усилена работа комиссии, которая рассматривает заявки на получение соцпомощи, и местных участковых.

Вместе с тем отмечается, что основная масса получателей уже обратилась за помощью, те самые 22,1 тысячи семей побывали в органах соцзанятости в апреле, мае и июне. Ожидается, что в ближайшие недели за получением соцпомощи могут обратиться еще, но уже в меньших количествах.

На вопрос, как обстоят дела с получением АСП  у жителей других регионов страны, чиновник сообщил, что этот вопрос уже отрегулирован и выплаты приостановлены.

Чаще всего в Приаралье, с надеждой на получение двойной соцпомощи, приезжали из Туркестана.

«К примеру, у человека в другом городе может быть большой добротный дом, техника, хозяйство. Для получения помощи он выписывается из своего дома, приезжает в Кызылорду, прописывается где-то во времянке, и фактически у него ничего нет. Почти аналогичным образом приезжают в Кызылорду и жители районов. Сельчане тоже стали так делать, чтобы получить АСП», – отмечает Дуйсебаев.

Сейчас, по словам нашего спикера, комиссия изучает этот момент. Кроме того, задается вопросами, почему человек переехал из района в областной центр, делает запросы в местные госорганы.

В среднем, как оказалось, на получение ответов из районов требуется несколько часов или максимум три недели. Для ускорения этого процесса сейчас дорабатывается в ходе эксплуатации база данных получателей АСП.

Как оказалось, около 60 получателей помощи – это горожане, жители Кызылорды. У сельчан есть личное подсобное хозяйство, домашний скот, огороды и т.д. – все это учитывается при подсчете среднедушевого дохода.

Вместе с тем 65% горожан-получателей – это люди, которые приехали в областной центр из районов: не нашли дома работу и переехали в Кызылорду, где живут на окраинах.

«Проблема еще в том, что у многих получателей нет жилья, они временно прописаны в Кызылорде, в Байконуре. Если в областном центре в очереди стоит множество людей, то в Байконуре все жители – квартиросъемщики, жилье принадлежит государству», – отмечает спикер.

По словам Дуйсебаева, у 13% работающих получателей АСП зарплата может быть разной (минимальная зарплата в РК – 42 500 тенге), например, 70-80 тыс. тенге. Если человек получает 80 тыс. тенге, но при этом у него четверо детей, плюс жена и он сам, то делим его 80 тыс. тенге зарплаты на шестерых и получаем 13,3 тысячи тенге среднедушевого дохода на семью. Он автоматически подпадает под критерии получения соцпомощи.

«Человек может зарабатывать и 120 тысяч тенге в месяц, и то он может подпасть под программу адресной соцпомощи, если у него семья большая», – говорит чиновник.

К слову, среди тех, кого успела перепроверить комиссия и выявила переплату АСП, оказалось около 20 семей. После недолгих разговоров они вернули в бюджет страны около 3 млн тенге.

2318 просмотров

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif