Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2385 просмотров

Сможет ли Маркаколь стать туристическим раем

Туристический кластер Маркакольского заповедника переживает не лучшие времена

Фото: markakol-zapovednik.kz

Туристический кластер Маркакольского заповедника переживает не лучшие времена. Объем предоставленных сервисных услуг в небольших гостевых домиках по всему Курчумскому району едва достигает 25 млн тенге в год. «Курсив» узнал, по каким причинам гости не едут любоваться Маркаколем – заповедным озером «ста рек и родников».

Мало, слишком мало

Маркаколь – одно из самых удивительных мест Восточного Казахстана – относится к Курчумскому району. Озеро находится в горах, на высоте 1,5 тыс. метров над уровнем моря, побережье покрыто лесом. В Маркаколь впадает несколько десятков больших, малых речек и ключей, а вытекает только одна – река Калжыр. Сам водоем расположен в центре Маркакольского национального природного заповедника. В Казахстане лишь в Маркаколе водится краснокнижный ускуч – рыба из семейства лососевых.

За свою красоту и уникальную природу Маркаколь называют второй Швейцарией. Но, в отличие от европейской страны, туристов на побережье озера крайне мало. Согласно информации Комитета по статистике, за прошлый год Курчумский район принял и разместил в гостиницах и гостевых домах 3,7 тыс. гостей. Объем оказанных услуг оценивается в 47 млн тенге, из них за кратковременное пребывание в одноэтажных домах, бунгало – 25 млн тенге.

«Статистика показывает только тех приезжих, которые были официально зарегистрированы. Но их не так много. Например, в селе Урунхайка на берегу Маркаколя имеют регистрацию только два индивидуальных предпринимателя, предоставляющих сервисные услуги для туристов в небольших домах. Остальные гости останавливаются на ночлег в жилищах сельчан неофициально. Это примерно 10–15 семей», – сказал в интервью «Курсиву» руководитель отдела предпринимательства и сельского хозяйства Курчумского района Серик Ашманов.

Туристы хотят рыбачить

Хозяйка одного из гостевых домов села Урунхайка, предприниматель Раушан Мустафина рассказывает, что большая часть туристов – это рыбаки, приезжающие сюда ради того, чтобы посидеть с удочкой, пожарить рыбу на костре.

«Главная проблема, которая серьезно тормозит развитие туризма в нашем заповедном краю, – это множество запретов. Все инициативы бизнеса или властей упираются в постановление «Об особо охраняемых природных территориях». Построить даже небольшой домик на побережье нельзя, рыбалка для гостей запрещена. Чтобы провести туристическую группу по побережью в течение нескольких дней, нужно получить разрешения МЧС, руководства заповедника, Маркакольского лесхоза», – говорит Раушан Мустафина.

Она добивается того, чтобы закон сделал небольшое послабление для туристов-рыбаков. Чтобы им позволили покупать лицензии на вылов хотя бы двух-трех килограммов ускуча или хариуса. Просто чтобы покушать в походе, сварить уху. Или другой альтернативный вариант – рыбалка в формате «поймал – отпустил». Заядлые спиннингисты, проехавшие больше суток по бездорожью, согласны даже на рыбалку ради рыбалки.

«Чтобы инициировать этот процесс, нужно получить заключение специалистов аккредитованной научной организации в сфере биоресурсов. Эксперты должны провести исследования и сказать, сколько в озере рыбы и сколько можно выловить. Я неоднократно обращалась и в Министерство сельского хозяйства, и в акимат области с просьбой поддержать инициативу. Но до тех пор, пока в законодательство не будут внесены изменения, ничего не поменяется», – отмечает Раушан Мустафина.

Заместитель акима Курчумского района Ерлан Шораянов согласен с мнением о том, что статус заповедного места отчасти мешает развитию туристического кластера. И хотя потенциал в этой сфере у Курчума большой, отмечает он, но закон есть закон, и местные исполнительные органы обязаны его соблюдать.

Без воды среди воды

Другой вопрос для роста показателей в туризме – это неразвитая инфраструктура района. И речь идет даже не о плохих дорогах и необходимости переправляться через паром. В селах на побережье Маркаколя нет централизованного водоснабжения, канализации, плохо ловит сотовая связь. Люди, живущие в Урунхайке, вынуждены ходить к речке с флягами. А чтобы пробурить скважину в своем дворе или выкопать яму для септика, нужно вызывать технику из райцентра. И предприниматели идут на эти дополнительные расходы, потому что знают, что турист, который приехал любоваться дикой природой, жить хочет в комфортных условиях. 

«Мы пока отрабатываем вопрос с водоснабжением. Если своими силами не решим, будем обращаться в вышестоящие инстанции», – пояснил «Курсиву» Ерлан Шораянов.

По данным акимата ВКО, в Курчумском районе по итогам прошлого года разработано семь проектов по водоснабжению на общую сумму 5,4 млрд тенге. Из них на 2019 год выделено лишь 633 млн тенге на прокладку водопровода в селе Калжыр. Остальные проекты передвинуты на следующие годы.

«Есть бизнесмены, готовые вкладывать инвестиции в развитие гостиничного бизнеса в Урунхайке. Недавно крупная компания ТОО «Kazglamping» вышла с инициативой построить недалеко от Маркаколя гостиницу европейского типа. Объем планируемых вложений – около 1 млрд тенге. Если решатся все спорные моменты по земле, то они готовы вкладывать средства», – прокомментировал Серик Ашманов.

И бизнесмены, и чиновники сходятся во мнении – для развития туризма на заповедных берегах нужно ослабить требования, уменьшить количество запретов. Тогда и туристов будет больше, и инвесторов.


44485 просмотров

Почему произошел конфликт на Тенгизе

Собрали все самое важное

Фото: Shutterstock

По прошествии месяца после инцидента на Тенгизе работа по строительству завода третьего поколения (ЗТП) еще не возобновлена. Компания, занимавшаяся строительством, терпит убытки. А причиной конфликта могло стать отсутствие связи между руководством иностранной компании и казахстанскими работниками.

Cherchez la femme

Вкратце напомним, 29 июня работники компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP), ведущей строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР), устроили драку из-за фотографии казахстанской девушки, которую разместил у себя в социальной сети иностранный работник.

В компании «Курсиву» сообщили, что в результате беспорядков были повреждены офисные здания и другие служебные помещения CCEP.

«Также были зафиксированы факты пропажи имущества (рации) со склада компании. Однако наибольший ущерб компания понесла вследствие задержек строительных работ, что привело к дополнительным расходам, связанным с простоем персонала, и других факторов, которые повлияли на производительность и динамику проекта», – рассказали изданию на предприятии.

Здесь также отметили, что работа по строительству ЗТП на Тенгизе, которая была приостановлена в связи с беспорядками, еще не возобновлена.

«На остальных участках проекта будущего расширения беспорядков не было, но была проведена демобилизация персонала. К 1 июля все строительные объекты ПБР за исключением ЗТП работали в штатном режиме. Производственные объекты ТШО не прекращали работу», – сообщили «Курсиву» в отделе по связям с правительством и общественностью ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО).

Освобождены, но не сокращены

Между тем недавно 176 работников ТОО «Реформ строй», субподрядной организации ССЕР, оставшиеся без работы, обратились с жалобой в управление государственной инспекции труда Атырауской области. Как пояснил в комментариях «Курсиву» руководитель данного ведомства Игилик Аубакиров, у субподрядчика просто закончился объем работ, поэтому он вынужден был уволить рабочих.

«Контракт был заключен с марта 2018 года. В течение года работы были полностью выполнены. После завершения определенного вида работ действие заключенных трудовых договоров прекращается», – сказал он.

По его словам, у трудящихся компании «Реформ строй» контр­акт закончился в июне, но, несмотря на то, что в июле работы не производились, месячная заработная плата работникам будет выплачена полностью.

Госинспектор отметил, что сейчас межведомственная комиссия, созданная для исследования причин инцидента и организации труда на Тенгизе, продолжает свою работу.

Работодатель недоступен?

Стоит отметить, что после беспорядков на Тенгизе было много разных предположений о причинах, приведших к конфликту. Но главной остается версия о взаимоотношениях между работниками компании. Как отметил Игилик Аубакиров, рабочие хотели, чтобы руководство компании «услышало их».

«Обратной связи не было, не доносили информацию соответственно. То есть это упущение руководителей предприятия», – говорит г-н Аубакиров.

Ранее в социальных сетях сообщали, что у иностранных и казахстанских работников CCEP раздельное питание, местные трудящиеся жаловались на качество обслуживания в столовой. Однако в самой компании ответили, что все работники предприятия «обслуживаются на одинаковой основе независимо от расы, этнической принадлежности, возраста и религии».

«Любые обнаруженные нарушения подлежат рассмотрению в соответствии с политикой нулевой терпимости к дискриминации, принятой на проекте», – заверили в ССЕР.

Между тем председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана (KazService) Рашид Жаксылыков на брифинге, прошедшем несколько дней спустя после инцидента на Тенгизе, отметил, что часто конфликты на крупных проектах возникают из-за того, что иностранные компании в качестве супервайзеров, контролирующих работу персонала, наз­начают иностранцев, не имеющих опыта работы в Казахстане.

Напомним, что в одном из сообщений, распространенных в социальных сетях, говорилось, что Эли Дауд, из-за фотографии которого начался конфликт, работал в ССЕР главным администратором по логистике. В компании не подтвердили, но и не опровергли данную информацию, отметив лишь что «в соответствии с политикой компании по подбору персонала все работники, независимо от возраста, пола, религии и национальности, оцениваются по одним и тем же стандартам на основе их опыта и квалификации», соответственно, те кандидаты, которые успешно проходят техническую и квалификационную оценку, принимаются на работу.

Вместе с тем, как рассказал «Курсиву» заместитель председателя территориального объединения профсоюзов «Профсоюзный центр Атырауской области» Едил Узакбай, нередки случаи, когда работодатели привлекают экспатов по одной категории, а работают они уже в Казахстане по другой.

«Бывает, что при привлечении иностранных специалистов компании указывают специальность инженера, но при этом не раскрывают подвид данной специальности. Например, инженер-геофизик ли им нужен или еще какой-нибудь другой специализации», – отмечает он.

Но, по данным ССЕР, сегодня на строительных объектах предприятия на Тенгизе заняты около 10 тыс. сотрудников, из которых 96%  казахстанцы и 4%  – иностранные работники. 

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций