Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Около 150 тыс. гастарбайтеров работает в Казахстане

Из них из стран Евразийского экономического союза в республике трудится около 30 тыс. человек

Фото: Lewis Tse Pui Lung / Shutterstock.com

Иностранцев, которые прибывают в Казахстан на работу, можно условно поделить на три категории, сказал и.о. председателя комитета труда, социальной защиты и миграции Министерства труда и соцзащиты РК Ерлан Райганиев.

Во-первых, по словам Райганиева, это иностранная рабочая сила, которая привлекается в рамках существующей системы, согласно ей работодатели должны получать разрешение на привлечение рабочей силы.

«Кроме этого, у нас есть другая категория – это люди, которые трудятся в домашних хозяйствах у физических лиц. Вы все знаете, что у нас очень много людей, которые нанимают людей из близлежащих государств, то есть, это государства, с кем у нас имеется безвизовый режим до трех месяцев – это такие страны, как Узбекистан, Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан и прочие страны СНГ», – сказал он в ходе онлайн-конференции 30 июля.

«И третья категория, которая называется «трудящиеся стран Евразийского экономического союза». Вот эти три категории занимают у нас наибольший вес. По количеству – по первой категории у нас на сегодня трудится около 22 тыс. иностранной рабочей силы у работодателей и в предприятиях, по трудовым мигрантам – это относится к компетенции органов внутренних дел. На сегодня, насколько я знаю, выдано около 200 тыс. трудовых разрешений, из них продлено 50 (тысяч) и можно сказать, что фактически на территории Республики Казахстан находится около 150 тыс. иностранцев – трудовых иммигрантов. И по третьей категории – это из стран ЕАЭС – у нас ежегодно около 30 000», – добавил представитель минтруда.

При этом Райганиев напомнил, что в рамках договоренностей с ЕАЭС имеется свободное передвижение рабочей силы.

По его словам, в основном экспаты привлекаются в сферы, в которых нет квалифицированных специалистов.

«На сегодня наша система ориентирована на то, чтобы выдавать разрешения иностранным специалистам только по дефицитным профессиям. Само собой, у нас рынок труда, конечно же, развивается. Вместе с тем, экономика страны тоже в стадии активного развития. То есть, мы знаем, что есть очень много инновационных проектов, которые сейчас внедряются по республике, кроме этого, есть такие высокотехнологичные отрасли, как, например, IT, научно-технические разработки, где, конечно же, требуются высококвалифицированные специалисты со знанием и международным опытом», – привел он пример.

3733 просмотра

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif