Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1423 просмотра

Какое количество особо опасных химикатов остается в Карагандинской области

И что с ними делать

Фото: Каиржан Галиев

За последние 11 лет с трех предприятий и одной радиолокационной станции региона вывезли 700 тонн ПХД-содержащих отходов, которые приводят к мутациям в организме человека. По подсчетам экологов, это всего лишь малая часть от имеющихся запасов.

Из «грязной дюжины»

В 2001 году открылась для подписания Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях. Изначально в ней содержались наименования 12 особо опасных химических соединений, получивших в обиходе название «грязная дюжина». Помимо прочих веществ, в этот список попали полихлорированные дифенилы (ПХД) – жидкости, которые раньше широко использовались в качестве диэлектрика в электрическом оборудовании. Они предотвращают образование электрического разряда, не подвергаются старению и разложению.

Вместе с тем, по утверждению медиков, обладая свойством накапливаться в жировой ткани, ПХД негативно воздействуют на здоровье человека. Они разрушают иммунную систему, провоцируют рак и приводят к возникновению мутаций.

Казахстан ратифицировал Стокгольмскую конвенцию в 2007 году. Тем самым он принял обязательства по запрету производства, использования и обезвреживанию имеющихся запасов ПХД.

Попытка – не пытка

В нашей стране нет производств, способных безопасно утилизировать полихлорированные дифенилы. Первая партия опасных отходов была вывезена отсюда в 2008 году. Согласно размещенным в открытом доступе данным предварительной инвентаризации ПХД-содержащего оборудования, по состоянию на 2003 год в Карагандинской области насчитывалось 105 трансформаторов, 1262 конденсатора и шесть конденсаторных установок.

«После развала Советского Союза на берегу Балхаша российские военные запустили радиолокационную станцию «Дарьял-У». Однако Казахстан отказался принимать ее в эксплуатацию. В 2004 году объект был продан на металлолом частной фирме. Во время осмотра станции мы обнаружили конденсаторы с ПХД, часть которых была вскрыта, и порекомендовали купившему военную базу ТОО «Меркурий Плюс» обратиться к правительству с просьбой оказать финансовую помощь в вывозе опасных отходов», – вспоминает директор Карагандинского областного экологического музея Дмитрий Калмыков.

В итоге, по его словам, из бюджета было выделено около одного млрд тенге для утилизации в Германии 15 тыс. конденсаторов, в сумме весящих около 600 т. Но потом произошел громкий скандал. Оказалось, что деньги украдены. На скамье подсудимых впервые в истории независимого Казахстана оказался министр окружающей среды Нурлан Искаков. Суд приговорил его к четырем годам тюрьмы.

Тихая катастрофа

Всего с «Дарьял-У» было вывезено две трети зараженного оборудования. Одна часть конденсаторов была отправлена самолетом, другая – поездом. ТОО «Меркурий Плюс» – единственная компания, которой удалось это сделать наземным сообщением. Позже соседние государства запретили транзит ПХД-содержащих отходов по своей территории.

«Немецкая компания «Juwenta DB GmbH», взявшая на себя обязательства по уничтожению конденсаторов, направляла отходы для уничтожения на завод ENVIO в Дортмунде. Как выяснилось позже, этот завод многие годы нарушал немецкое законодательство. Вокруг предприятия в реках находили утопленное оборудование. Системы вентиляции и очистки на предприятии не работали. Сотрудники брали домой стирать загрязненную спецодежду. В результате в крови работников завода и даже у членов их семей содержание ПХД превышало разрешенные уровни в сотни раз. В конечном счете завод за нарушения обанкротили. Поэтому мы не можем гарантировано утверждать, что опасный груз был уничтожен», –  говорит Дмитрий Калмыков.

Сегодня, по его информации, на складе возле разрушенного здания радиолокационной станции «Дарьял-У» находятся 5,5 тыс. неутилизированных конденсаторов. Можно только догадываться, какое количество вредных веществ с момента доставки сюда опасного электрооборудования попало в окружающую среду.

Вместе с тем республиканские и областные власти до сих пор не предприняли мер по разработке проекта, касающегося очистки и рекультивации территории бывшего военного объекта, который был загрязнен ПХД в ходе демонтажа конденсаторов, так как рабочие их ломали для того, чтобы украсть медные детали. Токсичное вещество при этом проливалось по всей территории всего в 100 м от берега Балхаша. Об этой экологической проблеме чиновники предпочитают молчать.

Помощь из-за границы

Благодаря реализации проекта ПРООН в 2014 и 2015 годах из Казахстана был вывезен опасный груз общим весом 232 тонны, который карагандинское ТОО «Промотход Казахстан» собрал на шести крупных предприятиях всего Казахстана.

В последующем он был уничтожен на заводе компании «Треди» во французском городе Лионе, куда их доставила греческая компания «Полиэко». Деньги на проведение перечисленных мероприятий выделил ГЭФ – Глобальный Экологический Фонд ООН.

Наряду с остальными компаниями, от жидкостей из загрязненных трансформаторов тогда избавилось АО «АрселорМиттал Темиртау», откуда было вывезено около 90 тонн вредных веществ. Это составило почти 40% от общей массы отправленного за рубеж опасного груза. Всего, по данным повторной инвентаризации, на начало 2010 годов в Казахстане насчитывалось 10 тыс. тонн стойких органических загрязнителей из «грязного списка», включая ПХД.

Первая ласточка

Согласно Экологическому кодексу РК, все предприятия обязаны провести инвентаризацию ПХД-содержащего оборудования и полностью избавиться от него к 2025 году, в противном случае их ожидают административные санкции.  

В июне 2019 года экспорт ядовитых отходов общим весом 72 тонн впервые был осуществлен за счет собственных средств четырех крупных предприятий страны, два из которых расположено в Карагандинской области – ТОО «Қарағанды Жарық» и ТОО «Корпорация «Казахмыс». На их долю пришлось более половины указанного веса. И, по всей видимости, это далеко не все их запасы. По авиамаршруту Караганда – Лион опасный груз отправила компания EcoProf KZ.

«Мы выезжали на промышленные объекты, где проводили упаковку отходов в соответствии с экологическими требованиями. И пока они находились на складе временного хранения, оформляли соглашение между двумя странами, получали лицензию на экспорт. Вывоз прошел успешно. Свои обязательства мы выполнили», – рассказала «Курсиву» директор фирмы Индира Нуртаканова.

По ее словам, экспорт ПХД-содержащих отходов обошелся предприятиям недешево, поскольку их трансграничная перевозка может осуществляться только по воздуху. При этом в каждом конкретном случае расчеты производились индивидуально в зависимости от вида и габаритов отходов.

Неизведанные запасы

В целом за 11 лет Карагандинская область избавилась от ПХД-содержащих отходов общим весом около 700 тонн. Однако сколько единиц зараженного оборудования здесь еще остается, никому неизвестно.

За  информацией «Курсив» обратился с официальным запросом в областной департамент экологии, но ответа мы пока так и не получили.

Как предполагает Дмитрий Калмыков, запасы ПХД-содержащих отходов на территории области составляют несколько тысяч тонн.

«Точными сведениями не владеет даже государство, так как одни предприятия провели инвентаризацию, а другие – нет. Дело в том, что административный штраф за непроведение ПХД-инвентаризации достаточно невелик. И поэтому многие компании просто игнорируют требования законодательства или еще хуже – фальсифицируют результаты инвентаризации», – подводит итог эколог.


379 просмотров

«SOS Детские деревни Казахстана» увеличили свою площадь

Идея детских деревень зародилась еще в далеком 1949 году в Австрии

Фото: Фонд «Халык»

Тогда в Австрии на идею создания детских деревень повлияли последствия Второй мировой войны и, как следствие, оставшиеся без присмотра тысячи сирот – детей войны. Основная идея заключалась в необходимости альтернативной замены бездушия казенных детских приютов, возможности погружения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в новую форму опеки, максимально приближенную к условиям полноценной семьи. Благая идея прижилась. Со временем социальная инициатива Германа Гмайнера, впервые реализованная в австрийском городе Имст, нашла поддержку во всей послевоенной Европе и по прошествии семи десятков лет продолжает распространяться по всему миру.

В Казахстане первый такой проект появился в непростые 1990-е - во времена крушения идеологии и традиционных семейных ценностей. В 1994 году в Алматы, по инициативе Сары Назарбаевой появилась первая деревня проекта «SOS Детские деревни Казахстана». Позже подобные деревни были открыты в новой столице и Темиртау. Всего за четверть века существования проекта «SOS Детские деревни Казахстана» взрастили более 300 и сейчас воспитывают 244 граждан Казахстана, многие из которых сегодня живут самостоятельной жизнью, создали семьи, работают и воспитывают своих собственных детей.

Но времена меняются, меняется и формат работы. Изначально воспитание ребенка проходило в условиях детской деревни, где он жил вместе с братьями, сестрами, мамой-воспитателем, но при этом посещал обычную школу. Ребенок играл, учился, общался в школе с однокашниками, но не всегда понимал, как же живут обычные семьи, что их окружает, какие проблемы они решают. Это создавало определенные трудности для социальной адаптации.

Чтобы решить эту проблему «SOS Детские деревни Казахстана» начали внедрять успешный европейский опыт адаптации SOS-семьи и ее воспитанников к условиям жизни современного урбанизированного общества. Первый позитивный опыт размещения семей в городские условия был начат еще в 2017 году.

13 сентября 2019 года на территории жилого комплекса (ЖК) «Өркендеу» аким Алматы Бакытжан Сагинтаев и учредитель частного фонда «Благотворительный фонд Halyk Динара Кулибаева посетили две многодетные семьи SOS Детской деревни Алматы, воспитывающих 8 и 6 детей, которые недавно въехали в новые многокомнатные квартиры большой площади, приобретенные на средства Фонда. Также на средства Фонда в новых квартирах была проведена полная чистовая отделка, приобретены и установлены вся необходимая мебель и бытовая техника.

- В этом году мы обратились в Фонд Halyk, при поддержке которого были приобретены две многокомнатные квартиры с внушительной жилплощадью в жилом комплексе (ЖК) «Өркендеу», - говорит национальный директор корпоративного фонда «SOS Детские деревни Казахстана» Гульжан Асанова, - В них въехали две SOS-семьи, одной из которых руководит семейная пара SOS-родителей: мама и папа. У семей появилась возможность обустроиться в уютном удобном жилом комплексе. Здесь условия другие, интеграция детей происходит не только в условиях общеобразовательных школ, которые они посещают, но и дома, во дворе. То есть ребенок полностью погружен в полноценную городскую жизнь.

В качестве примера можно привести успешную и опытную SOS-маму Жанаркуль Бектурову, обладательницу «Золотого кольца Почета» – особой награды. Жанаркуль за 15 лет работы воспитала три поколения детей, а это – 23 человека. Она вспоминает:

- Я работаю в SOS Детской деревне Алматы с ноября 2006 года. Конечно, поначалу было непросто. Мне самой было всего 28 лет, а тут восемь детей разного возраста на попечении... Трое из них – переходного возраста, другие чуть младше: Раиса, Ренат, Мадлена, два Александра, Жанара, Михаил. Дети разных национальностей – русские, татары, казахи, лезгины... Это были дети, которые по разным причинам стали одинокими, остались без родителей. И поэтому им первое время почему-то казалось, что я тоже ненадолго. Но я им твердо заявила: «Я вас не оставлю!». Воспитывала их как единую, дружную, сплоченную семью. На летние и зимние каникулы я забирала их к своим родителям в Тараз. Там они достаточно тесно общались со своими сверстниками, обучаясь всему тому, что дети перенимают от своих родных.

И я рада, что мои усилия не прошли даром. Первое поколение детей выросло. Сегодня моим первым деткам уже по 24-30 лет, это самостоятельные люди. У меня даже внуки есть, которые называют меня бабушкой.

Старший сын, Александр, закончил колледж новых технологий, работает в Караганде директором магазина, другой мой ребенок получил профессию повара-кондитера. Среди моих детей есть модельер, будущий бухгалтер. Все пристроены. И сейчас, когда встречаемся, они говорят: «Спасибо вам, мама, за то, что так много нам дали, подготовили к взрослой жизни, научили готовить! Это нам очень помогло.

Сейчас у меня на воспитании восемь детей и им очень понравились новые обустроенные и обставленные мебелью квартиры, которые приобрел Фонд Halyk. Думаю, дети легко пройдут адаптацию в новых условиях. Я же с высоты своего опыта мамы, воспитавшей 23 ребенка, максимально постараюсь им помочь. Помогут и старшие, взрослые дети. 

Мы полноценная семья, где все держится на доверии и постоянном общении с детьми всех поколений, которых я воспитала. Ведь до сих пор все семейные праздники - дни рождения, Новый год, мы отмечаем вместе. И когда старшие наведываются, приезжают к моим нынешним деткам, они как старшие братья и сестры, помогают им где делом, где советом.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций