Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1493 просмотра

Какое количество особо опасных химикатов остается в Карагандинской области

И что с ними делать

Фото: Каиржан Галиев

За последние 11 лет с трех предприятий и одной радиолокационной станции региона вывезли 700 тонн ПХД-содержащих отходов, которые приводят к мутациям в организме человека. По подсчетам экологов, это всего лишь малая часть от имеющихся запасов.

Из «грязной дюжины»

В 2001 году открылась для подписания Стокгольмская конвенция о стойких органических загрязнителях. Изначально в ней содержались наименования 12 особо опасных химических соединений, получивших в обиходе название «грязная дюжина». Помимо прочих веществ, в этот список попали полихлорированные дифенилы (ПХД) – жидкости, которые раньше широко использовались в качестве диэлектрика в электрическом оборудовании. Они предотвращают образование электрического разряда, не подвергаются старению и разложению.

Вместе с тем, по утверждению медиков, обладая свойством накапливаться в жировой ткани, ПХД негативно воздействуют на здоровье человека. Они разрушают иммунную систему, провоцируют рак и приводят к возникновению мутаций.

Казахстан ратифицировал Стокгольмскую конвенцию в 2007 году. Тем самым он принял обязательства по запрету производства, использования и обезвреживанию имеющихся запасов ПХД.

Попытка – не пытка

В нашей стране нет производств, способных безопасно утилизировать полихлорированные дифенилы. Первая партия опасных отходов была вывезена отсюда в 2008 году. Согласно размещенным в открытом доступе данным предварительной инвентаризации ПХД-содержащего оборудования, по состоянию на 2003 год в Карагандинской области насчитывалось 105 трансформаторов, 1262 конденсатора и шесть конденсаторных установок.

«После развала Советского Союза на берегу Балхаша российские военные запустили радиолокационную станцию «Дарьял-У». Однако Казахстан отказался принимать ее в эксплуатацию. В 2004 году объект был продан на металлолом частной фирме. Во время осмотра станции мы обнаружили конденсаторы с ПХД, часть которых была вскрыта, и порекомендовали купившему военную базу ТОО «Меркурий Плюс» обратиться к правительству с просьбой оказать финансовую помощь в вывозе опасных отходов», – вспоминает директор Карагандинского областного экологического музея Дмитрий Калмыков.

В итоге, по его словам, из бюджета было выделено около одного млрд тенге для утилизации в Германии 15 тыс. конденсаторов, в сумме весящих около 600 т. Но потом произошел громкий скандал. Оказалось, что деньги украдены. На скамье подсудимых впервые в истории независимого Казахстана оказался министр окружающей среды Нурлан Искаков. Суд приговорил его к четырем годам тюрьмы.

Тихая катастрофа

Всего с «Дарьял-У» было вывезено две трети зараженного оборудования. Одна часть конденсаторов была отправлена самолетом, другая – поездом. ТОО «Меркурий Плюс» – единственная компания, которой удалось это сделать наземным сообщением. Позже соседние государства запретили транзит ПХД-содержащих отходов по своей территории.

«Немецкая компания «Juwenta DB GmbH», взявшая на себя обязательства по уничтожению конденсаторов, направляла отходы для уничтожения на завод ENVIO в Дортмунде. Как выяснилось позже, этот завод многие годы нарушал немецкое законодательство. Вокруг предприятия в реках находили утопленное оборудование. Системы вентиляции и очистки на предприятии не работали. Сотрудники брали домой стирать загрязненную спецодежду. В результате в крови работников завода и даже у членов их семей содержание ПХД превышало разрешенные уровни в сотни раз. В конечном счете завод за нарушения обанкротили. Поэтому мы не можем гарантировано утверждать, что опасный груз был уничтожен», –  говорит Дмитрий Калмыков.

Сегодня, по его информации, на складе возле разрушенного здания радиолокационной станции «Дарьял-У» находятся 5,5 тыс. неутилизированных конденсаторов. Можно только догадываться, какое количество вредных веществ с момента доставки сюда опасного электрооборудования попало в окружающую среду.

Вместе с тем республиканские и областные власти до сих пор не предприняли мер по разработке проекта, касающегося очистки и рекультивации территории бывшего военного объекта, который был загрязнен ПХД в ходе демонтажа конденсаторов, так как рабочие их ломали для того, чтобы украсть медные детали. Токсичное вещество при этом проливалось по всей территории всего в 100 м от берега Балхаша. Об этой экологической проблеме чиновники предпочитают молчать.

Помощь из-за границы

Благодаря реализации проекта ПРООН в 2014 и 2015 годах из Казахстана был вывезен опасный груз общим весом 232 тонны, который карагандинское ТОО «Промотход Казахстан» собрал на шести крупных предприятиях всего Казахстана.

В последующем он был уничтожен на заводе компании «Треди» во французском городе Лионе, куда их доставила греческая компания «Полиэко». Деньги на проведение перечисленных мероприятий выделил ГЭФ – Глобальный Экологический Фонд ООН.

Наряду с остальными компаниями, от жидкостей из загрязненных трансформаторов тогда избавилось АО «АрселорМиттал Темиртау», откуда было вывезено около 90 тонн вредных веществ. Это составило почти 40% от общей массы отправленного за рубеж опасного груза. Всего, по данным повторной инвентаризации, на начало 2010 годов в Казахстане насчитывалось 10 тыс. тонн стойких органических загрязнителей из «грязного списка», включая ПХД.

Первая ласточка

Согласно Экологическому кодексу РК, все предприятия обязаны провести инвентаризацию ПХД-содержащего оборудования и полностью избавиться от него к 2025 году, в противном случае их ожидают административные санкции.  

В июне 2019 года экспорт ядовитых отходов общим весом 72 тонн впервые был осуществлен за счет собственных средств четырех крупных предприятий страны, два из которых расположено в Карагандинской области – ТОО «Қарағанды Жарық» и ТОО «Корпорация «Казахмыс». На их долю пришлось более половины указанного веса. И, по всей видимости, это далеко не все их запасы. По авиамаршруту Караганда – Лион опасный груз отправила компания EcoProf KZ.

«Мы выезжали на промышленные объекты, где проводили упаковку отходов в соответствии с экологическими требованиями. И пока они находились на складе временного хранения, оформляли соглашение между двумя странами, получали лицензию на экспорт. Вывоз прошел успешно. Свои обязательства мы выполнили», – рассказала «Курсиву» директор фирмы Индира Нуртаканова.

По ее словам, экспорт ПХД-содержащих отходов обошелся предприятиям недешево, поскольку их трансграничная перевозка может осуществляться только по воздуху. При этом в каждом конкретном случае расчеты производились индивидуально в зависимости от вида и габаритов отходов.

Неизведанные запасы

В целом за 11 лет Карагандинская область избавилась от ПХД-содержащих отходов общим весом около 700 тонн. Однако сколько единиц зараженного оборудования здесь еще остается, никому неизвестно.

За  информацией «Курсив» обратился с официальным запросом в областной департамент экологии, но ответа мы пока так и не получили.

Как предполагает Дмитрий Калмыков, запасы ПХД-содержащих отходов на территории области составляют несколько тысяч тонн.

«Точными сведениями не владеет даже государство, так как одни предприятия провели инвентаризацию, а другие – нет. Дело в том, что административный штраф за непроведение ПХД-инвентаризации достаточно невелик. И поэтому многие компании просто игнорируют требования законодательства или еще хуже – фальсифицируют результаты инвентаризации», – подводит итог эколог.


1894 просмотра

Как госуслуги будут распознавать лица казахстанцев

Рассказываем о плюсах и минусах

Фото: Shutterstock

Платформа электронного правительства развивается в сторону доступности услуг «в любое время в любом месте», другими словами, доступа к сервисам eGov с помощью мобильных устройств. Сегодня уровень проникновения смартфонов в Казахстане – около 67%, 2/3 населения Казахстана уже не мыслят себя без этих устройств. Для многих пользователей смартфон, а не персональный компьютер – это единственное вычислительное устройство, единственная точка выхода в интернет, а значит, и единственная точка входа в мир дистанционных государственных услуг.

От ЭЦП к смс

Развитие мобильного eGov в какой-то степени сдерживала аутентификация через цифровую подпись. ЭЦП – надежная, но крайне неудобная. Ахиллесова пята ЭЦП – сложность процедур, связанных с ее получением и использованием. Еще один момент: ЭЦП нужно где-то хранить. Наконец, срок действия: у ЭЦП он ограничен. В начале года анонсировалась работа по совмещению электронно-цифровой подписи и SIM-карты, начались пилотные проекты. Мобильная альтернатива ЭЦП должна была быть запущена до конца года, но на презентации цифровых новинок осени министр цифрового развития об этом варианте не упоминал.

Более демократичным процесс аутентификации на портале eGov стал после того, как появилась возможность делать это через одноразовые смс-пароли. По оценке экспертов, связка логин+пароль+одноразовый пароль (его пользователь получает по смс) является «чемпионом» в части клиентского опыта – это дешево, быстро, удобно и очень эффективно. Несмотря на рост «страшилок», связанных с перехватом смс и подменой номеров, специалисты признают, что в основном такие кейсы остаются достаточно дорогостоящими и ориентируются в основном на то, чтобы встроиться в финансовые транзакции. Судя по всему, это понимают и создатели eGov, поэтому можно предположить, что доля операций с использованием одноразовых паролей в структуре услуг электронного правительства будет расти.

Привязать ЭЦП к Face ID

О возможности подтверждать запрос госуслуг с помощью Face ID Министерство цифрового развития заявило на прошлой неделе. Строго говоря, Face ID не является заменой электронной цифровой подписи – это просто невозможно не только ввиду того, что технологии имеют разную природу, но и по законодательным соображениям. Поэтому речь идет о том, чтобы привязать Face ID к ЭЦП, сделать транзакции с использованием электронной цифровой подписи более удобными, что называется, user-frendly. Министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Аскар Жумагалиев, анонсируя использование Face ID в мобильном приложении eGov, написал на личной странице в Facebook: «Во-первых, в нем [приложении] очень легко пользоваться ЭЦП, ее можно привязать к биометрии и забыть, что она у вас есть. Подписание запросов будет происходить по отпечатку пальца или Face ID… Но, наверное, самое главное – это заявка на ЭЦП. Теперь прямо из приложения вы можете отправить ее и даже продлить, если будет заканчиваться ее срок действия». Иными словами, Face ID в этой конструкции является как бы надстройкой над ЭЦП, нивелируя ряд недостатков, о которых шла речь раньше.

Так ли хорош Face ID?

К основному функционалу технологии (Face ID – это сканер объемно-пространственной формы лица человека, разработанный компанией Apple) относят очень высокую степень защиты: ИК-датчики формируют трехмерную модель, в которой могут насчитываться десятки тысяч точек. Соответственно, точность распознавания очень высока: есть лишь один шанс из миллиона, что система может совершить ошибку. Это наряду с тем, что для распознавания не требуется какого-то специального освещения – сильная часть Face ID. Но есть и обратная сторона медали. Первая – систему нужно периодически калибровать. Второе – требуется время, чтобы отсканировать пользователя – он должен хотя бы на мгновенье оставаться неподвижным. В отличие от того же Touch ID, где разблокировать систему можно буквально на ходу.

Генеральный директор Первого кредитного бюро Руслан Омаров, который неоднократно высказывался за эволюцию процесса удаленной идентификации пользователей финансовых услуг, согласен, что Face ID делает получение любых услуг, будь то государственные или частные, проще и легче. С другой стороны, это не панацея. «Тот, кто использует сервис Face ID, берет на себя потенциальные риски, заложенные в технологию», – говорит он, добавляя, тем не менее, что коммерческие приложения давно уже используют Face ID в качестве идентификационного инструмента, и отрадно, что госсектор не отстает от этих трендов.

Совсем без ЭЦП никак

Электронная цифровая подпись пока остается вне конкуренции. Прежде всего потому, что позволяет почти со 100%-ной достоверностью подтвердить, что информация не была изменена после того, как завершилось формирование электронной цифровой подписи, и то, что она отправлена конкретным человеком. Face ID в эту конструкцию вписывается лишь на уровне интерфейса, упрощая процесс взаимодействия человека и ЭЦП. Это немало, и ключевой вопрос здесь в том, насколько хорошо он будет реализован. Вопрос не праздный – уже через пару лет поставки смартфонов, оснащенных Face ID и аналогами, могут достигнуть полумиллиарда штук. А еще через пять лет технологии биометрии по модели лица могут «прописаться» в каждом втором смартфоне, поставляемом на рынок. При этом смс, точнее связка логин+пароль+одноразовый пароль, вероятнее всего, не сильно потеряет в популярности ввиду своей демократичности. Хотя именно с этого момента можно ожидать смены «розы ветров» в вопросе удаленной аутентификации.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций