Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


4228 просмотров

Что не так с казахстанским туристическим сервисом

Рассказываем на примере Павлодарской области

Фото: Владимир Бугаев

Отдыхающим на родине туристам приходится мириться с условиями, далекими от зарубежных стандартов. Бизнес предпочитает не вкладываться в развитие, понимая, что без клиентов он не останется. Примером тому служит Баянаульский национальный парк.

Баянаул – наше все!

Баянаульская курортная зона вошла в топ-10 приоритетных проектов Карты туристификации страны. Ее жемчужиной считаются озера Жасыбай, Торайгыр и Сабындыколь и живописные горы. Парк объявлен национальным одним из первых в стране – в 1985 году. Облюбован туристами он был гораздо раньше, но до сих пор визитной карточкой являются только природные красоты. Сервис подтянуть до их уровня не удается, хотя число отдыхающих растет. Как и цены в многочисленных базах отдыха.

За прошлый летний сезон, по данным сотрудников парка, здесь отдохнули около 120 тыс. человек. Размещаются они в гостевых домиках, часть из которых построена в «советские» времена. В некоторых комплексах до сих пор достижением считается наличие санузла. Средняя стоимость проживания в доме отдыха на самом популярном озере Жасыбай составляет 7 тыс. тенге на человека в сутки. Предлагают угол и за 2 тыс. тенге, но с минимумом удобств. Проживание в условиях повышенной комфортности обойдется примерно в 15 тыс. в сутки. Строительство новых домов отдыха продолжается.

фото сервис для своих (3).jpg

По словам руководителя отдела областного управления по развитию туризма и спорта Павлодарской области Салтанат Нурмагамбетовой, не все инвесторы, построившие свои дома отдыха, спешат вкладываться в комфорт.

«Бизнес считает, что создания определенных условий для отдыха достаточно, чтобы ждать наплыва туристов. К примеру, единожды закупив постельное белье, владельцы баз не считают необходимым его постоянно обновлять. Мол, и так к ним приедут», – рассказала Салтанат Нурмагамбетова «Курсиву».

Из набора развлечений для пляжного отдыха – катание на лодках и катамаранах. В этом году добавили виндсерфинг, водные лыжи. Активные путешественники отправляются самостоятельно или с гидами знакомиться с ближайшими местными природными достопримечательностями. Выбор не меняется из года в год. Не развита сеть пеших горных и археологических маршрутов.

При этом самой насущной и наболевшей проблемой павлодарской «Швейцарии» до сих пор остается отсутствие канализации и водопровода. Надежда на их строительство появилась только после включения Баянаульской курортной зоны в топ-10 казахстанских туристских объектов. Их модернизация стартует в 2020 году.

«Мы очень долго ждали эту госпрограмму и наконец это случилось. Из нашей области в десятку вошел только Баянаул», – говорит представитель госоргана.

Правда, на многое рассчитывать все равно не приходится. К примеру, программой не предусмотрено проведение каких-либо научных работ по исследованию состояния озер, их очистке после многолетней эксплуатации. Как уточнила спикер, предложения по санации водоемов были, но они не стали частью Дорожной карты. Причем это касается и знаменитых казахстанских озер Алаколь и Балхаш, также вошедших в топ-10.

«Мы радуемся тому, что хотя бы добились появления водоснабжения и водоотведения на Жасыбае, одном из самых востребованных на сегодня мест отдыха», – отметила собеседница.

Не наступить на те же грабли

Местные власти пытаются предложить туристам альтернативу Баянаульскому национальному парку. Пару лет назад сервисные объекты стали возводить с нуля на соленом озере Маралды, где раньше желающие организовывали досуг и быт самостоятельно. Обустройство передали бизнесу, решившему создать конкуренцию российскому курорту Яровое, расположенному в нескольких сотнях километрах от Павлодара. Россияне давно выстроили инфраструктуру, открыли сеть развлекательных и медицинских объектов. При этом средняя стоимость номера в трехзвездочном отеле – 8 тыс. тенге.

Следуя этому примеру, в Павлодарской области в прошлом году на берегу озера Маралды начали возводить собственный комплекс для отдыха. Первым делом установили навес с лежаками, обсыпали пляж, занялись его очисткой. К новому сезону здесь расширили пирс, построили домики, в ближайшей перспективе – организация пантолечебницы. Удастся ли сделать это место столь же привлекательным, как Яровое, покажет время. По данным управления туризма, в прошлом году на озере Маралды побывало 60 тыс. человек. В 2017 году эта цифра составляла 35 тыс. В развитие данной инфраструктуры в текущем году планируется вложить 150 млн тенге инвестиций.

Еще одно популярное среди павлодарцев соленое озеро – Тузкала. В рамках госпрограммы «Дорожная карта бизнеса-2020» в текущем году выделен грант на 3 млн тенге для создания этноаула на озере. Здесь должны появиться душевые кабинки, биотуалеты и прочие удобства.

Именно с обустройства последних чиновники советуют бизнесу начинать освоение соленых озер. Их отсутствие может не только испортить впечатление от посещения, но и привести к загрязнению и истощению природных ресурсов. Кроме того, сервис должен быть не хуже, чем у конкурентов за рубежом. В этом случае бизнес станет успешным и сделает туристические объекты настоящими визитными карточками региона. Пока же здесь преобладает так называемый внутренний туризм.

павлодар отдых.PNG


2993 просмотра

Почему Туркестанская и Кызылординская области не могут поделить воду

Казахстан ежегодно потребляет от 10 до 16 млрд кубометров поливной воды из реки Сырдарьи

Фото: BRAIN2HANDS

В Шымкенте прошло XXIV заседание Арало-Сырдарьинского бассейнового совета, на котором представители 23 организаций Казахстана решали 12 проблемных вопросов, связанных с вододелением на трансграничной реке Сырдарье. Наиболее жаркий спор разгорелся вокруг строительства канала машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал для обводнения Туркестана.

Воды все меньше – потребностей больше

По данным туркестанского филиала РГП «Казводхоз», водные ресурсы региона уменьшились на 15–20% по сравнению с прош­лым столетием. Но при этом в области постоянно осваиваются новые территории, для которых тоже нужна вода. В данный момент для обводнения Туркестана планируется построить канал для машинной водоподачи из Сырдарьи в Туркестанский магистральный канал. 

Как рассказал «Курсиву» директор ТОО «ЮжКазАгроПромПроект» Омирбек Болысбеков, Туркестанский канал имеет протяженность 142 км. Его конечная часть – а это около 50-60 км – находится в районе города Туркестана, где всегда ощущался дефицит водных ресурсов. Единственный источник, от которого питаются водой города Туркестан и Ордабасы, – Бугуньское водохранилище. Емкость этого водохранилища – 370 млн кубов воды, но запасов в нем хватает только до 1 августа.  

«Туркестану нужна вода. Вокруг города будет зеленый пояс, его надо обслуживать. Для того чтобы «напоить» город (речь идет о поливной воде. – «Курсив»), осуществляется сбор поверхностных вод – весенних паводков. Планируется строительство водохранилища, берега Туркестанского канала облицовываем, чтобы экономить воду. Но для стратегического города должен быть свой стратегический объект, – считает Омирбек Болысбеков.

По его информации, по реке Сырдарье Узбекистан дает годовую, квартальную, месячную норму. «Но в середине августа, когда растения вступают в самую ответственную фазу развития, от которой зависит урожай, нам воду не дают. Пока идут переговоры, пока откроют задвижки, проходит 15 дней. Но после того как фаза ушла, ты хоть заливай растения водой – урожая не будет», – говорит эксперт.

Поэтому и появилась идея построить канал, по которому при помощи машин вода будет подаваться в Туркестан по мере необходимости – от 20 до 80 млн кубов в год. 

А Кызылорда против

Однако на заседании совета против высказалась кызылординская сторона: рисоводческий регион тоже требует много воды. Представитель ТОО «Абай Даулет» Газиз Кулькеев рассказал «Курсиву», что поливной воды не хватает, и это отражается на урожае. 

«Тем крестьянским хозяйствам, которые расположены в начале системы полива, воды хватило, а вот тем, кто находится в конце, – нет. В этом году, например, мы планировали собрать 65 ц с га, а получили 60. Одна из причин – нехватка поливной воды», – утверждает рисовод.

В свою очередь главный инженер туркестанского филиала РГП «Казводхоз» Тулкин Балпиков отметил, что Кызылординская область на 100% зависит от Сырдарьи, поэтому малейшее изменение по использованию воды вызывает у специалистов Кызылорды вопросы.

«Но справедливости ради стоит сказать, что в Кызылординской области всего 180 тыс. га площадей, и они потребляют 2,8 млрд кубов воды в год. А в Туркестанской области поливных земель в три раза больше – почти 600 тыс. га, а воды здесь потреб­ляют чуть более 3 млрд куб. в год, то есть практически наравне. Поэтому сложившаяся ситуация не устраивает Туркестанскую область, надо договариваться», – пояснил в комментариях «Курсиву» Тулкин Балпиков. 

Каналу быть

По данным «ЮжКазАгроПромПроекта», в нижней части Туркестанской области на протяжении 20 лет из-за нехватки воды совсем не орошалось 26 тыс. га земель. Поэтому, как считает Омирбек Болысбеков, машинная водоподача из реки Сырдарьи для подпитки Туркестанского магистрального канала – это спасение.

«Для Туркестана Бугуньское водохранилище – пока единственный источник воды. Но искусственный канал есть искусственный. Бывают техногенные или природные аварии. Не дай бог с Бугуньским водохранилищем что-то случится. Пока его восстановят, все погибнет. Поэтому резерв в виде канала машинной водоподачи необходим, жизненно важен. Мы миллиарды вкладываем в развитие Туркестана, а завтра из-за отсутствия воды за 10 дней все можем потерять?! Поэтому каналу быть в любом случае. А с Кызылордой мы договоримся», – заявил глава «ЮжКазАгроПромПроекта». 

Стоимость строительства канала обойдется государству примерно в 15 млрд тенге.

Можно эффективнее, но дороже

Региональный советник программы трансграничного управления водными ресурсами Германского общества международного сотрудничества Александр Николаенко считает, что водные вопросы и связанные с этим споры – это нормальное явление, они происходят во всех странах. При этом он констатировал: «К сожалению, сейчас в Казахстане, насколько я вижу, есть некоторые предложения, общие идеи, но нет общей системы, нет конечного проработанного продукта». 

Эксперт также отметил, что для реального сокращения водопотерь нужно внедрять современные технологии, которые первоначально стоят очень дорого. «Экономический эффект будет накапливаться, и в конечном итоге страна получит прибыль в течение пяти-семи лет. Но повторюсь: первоначальные инвестиции очень большие», – сказал г-н Николаенко.
 
Он добавил, что, учитывая сложную обстановку по вододелению в регионе, правительство Германии выделяет в помощь странам Центральной Азии грантовые средства. С 2009 года по согласованию с государственными уполномоченными органами стран ЦА было реализовано 36 проектов на общую сумму около 38 млн евро. Их цель – исправить ситуацию и более эффективно использовать воду на трансграничных участках.

Напомним, Казахстан ежегодно забирает из Сырдарьи на границе с Узбекистаном не менее 12 млрд кубов воды. В маловодные годы количество воды составляет не менее 10 млрд, в многоводные – 14. В 2019 году, несмотря на засушливое и очень жаркое лето, Казахстан получил около 16 млрд кубов воды.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций