Перейти к основному содержанию


4915 просмотров

В Шымкенте и Туркестанской области бедных стало намного больше

Причина не в разводах

Фото: Shutterstock

В Туркестанской области с 1 апреля получателями адресной социальной помощи стали 56 249 семей, тогда как в прошлом году эта цифра составила 34 389. Причина такого роста кроется не в увеличении разводов, как заявлялось ранее, а в изменениях механизма начисления и определения получателей АСП.  

Дефицит средств – 25 млрд тенге

Руководитель отдела социальных нормативов, социальной помощи управления координации занятости социальных программ Туркестанской области Назира Сейдуллаева рассказала «Курсиву», что в прошлом году адресную социальную помощь в Туркестанской области (до июня 2018 года – Южно-Казахстанской, в которую входил Шымкент. – «Курсив») получали 34 389 семей.

А на 1 мая 2019 года, всего за два месяца, заявки подали 56 249 семей. И это только по Туркестанской области.

«Это на 21 860 семей больше годового количества, – отметила Назира Сейдуллаева. – Такое резкое увеличение произошло из-за изменений размера АСП с 1 апреля 2019 года. Черта бедности увеличилась с 50% от прожиточного минимума до 70%». 

А поскольку власти прогнозировали намного меньшее число получателей АСП, то и средств на выплату социального пособия заложили «всего» в размере 45 млрд тенге.

«Если у нас в I квартале 2019 года критерий для оказания АСП равнялся 14 тыс. 849 тенге, то с 1 апреля – почти по 21 тыс. Более того, убрали из совокупного дохода семьи такие отдельные виды доходов, которые раньше учитывались при определении права на получение АСП: пособия многодетным семьям и по инвалидности, стипендии студентам, пенсии. Они с 1 апреля не учитываются», – подчеркнула Назира Сейдуллаева.

По словам спикера, в прошлом году АСП назначались на сумму 15 млрд тенге, в этом году с учетом изменений планировали затратить около 45 млрд тенге.

«По факту нам было выделено в этом году 40 млрд, уже освоено на 1 июня 18 млрд тенге. Остаток средств до конца года составляет 20,2 млрд тенге, однако этих денег недостаточно. Планируем дефицит средств, около 25 млрд тенге. Подали заявку в республику и в местный акимат на рассмотрение возможности выделения дополнительных средств», – рассказала г-жа Сейдуллаева.

Аналогичная ситуация наблюдается и в Шымкенте. Как сообщила «Курсиву» пресс-секретарь центра занятости акимата города Шымкента Дария Ордабаева, предполагалось, что в 2019 году количество получателей АСП будет более 20 тыс. семей (в 2018 году – 10 тыс. семей). Поэтому из бюджета было выделено для 15 166 семей 11,3 млрд тенге.

«Однако с 1 апреля в связи с резким ростом числа граждан, нуждающихся в адресной социальной помощи, в городе зарегистрировано с30 898 семей, которые уже получили 8,7 млрд тенге», – констатировала собеседница. 

АСП стали получать больше по всей республике

Сотрудники социальных управлений города Шымкента и Туркестанской области отметили, что увеличение как по количеству получателей АСП, так и по суммам идет в целом по республике. Поэтому они не подтверждают появившуюся на прошлой неделе информацию о том, что в Шымкенте резко увеличилось количество фиктивных разводов в многодетных семьях для получения АСП. 

К слову, эта информация получила огромный резонанс. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК даже прошло заседание, посвященное теме адресной социальной помощи. Было решено, что сотрудники Минтруда отправятся в регионы, чтобы не допустить мошенничества ради получения адресной социальной помощи.

Факты не подтвердились

Значительный рост в регионе бракоразводных процессов опровергают и в суде города Шымкента. Как пояснил «Курсиву» руководитель отдела информационного обеспечения администратора судов по городу Шымкенту Кабыл Дуйсенби, рост процессов по поводу  разводов есть, но вряд ли его можно считать критичным.

«Так, в 2018 году поступило в суд 3198 исковых заявлений. Судьями было рассмотрено 3117 материалов, по 2358 делам принято решение. 2337 заявлений о разводе было удовлетворено. А в первом квартале 2019 года поступило в суд 856 заявлений о разводе», – говорит Кабыл Дуйсенби. 

То есть при сохранении текущей динамики, возможно, в этом году будет подано около 3400 заявлений. В этом случае рост составит около 10%. Зато по количеству удовлетворенных исковых заявлений о разводе может быть значительный спад: 2337 в 2018 году против немногим более 1700 в 2019 году.  Цифры по 2019 году предполагаемые: 433 судебных решения, вынесенных в первом квартале 2019 года, умножаются на четыре квартала.

А судьи против

Тем временем служители Фемиды в борьбе с современной тенденцией роста количества разводов  предложили собственную методику противостояния. В настоящий момент в Шымкенте по инициативе Верховного суда РК на базе Каратауского и Енбекшинского районных судов реализуется пилотный проект «Семейный суд». Действующие с февраля текущего года судебные новации в третьем мегаполисе Казахстана призваны помочь супругам, подающим на развод, разобраться в семье. В пилотном проекте помимо судей задействованы также и профессиональные психологи-медиаторы. Это позволило, по мнению судей районных судов, изменить подход к рассмотрению семейно-брачных отношений. 

«Если посмотреть статистику по семейным спорам за первый квартал 2018 года, то поступило 167 дел, а в 2019 году – 184 дела. Наблюдается небольшой рост, около 10%. Основными причинами расторжения брака являются безработица, алкоголизм, бытовое насилие, побои в семье в отношении женщин и детей, наркотическая зависимость, игромания», – рассказала участник пилотного проекта «Семейный суд», судья-медиатор Каратауского районного суда Ляззат Ауелбекова.

По ее словам, когда в суд поступает гражданское дело о разводе, разделе имущества, оно попадает судье-медиатору, который изучает материалы, затем приглашает стороны для выяснения причин расторжения и подключает к процессу бесплатного психолога. Тщательное рассмотрение всех обстоятельств необходимо в связи с тем, что невольными участниками судебного разбирательства становятся несовершеннолетние дети. Нередко после встречи в суде и разбирательства истец забирает заявление и свидетельство о браке, отказываясь от бракоразводного процесса.

Кстати, по словам г-жи Ауелбековой, при разговоре с людьми судьи-медиаторы не выясняют социальный статус человека.

«Но мы выясняем причину развода. Если  причина в безработице, то у нас с отделом занятости и социальных программ заключен меморандум. Мы выясняем, состоит ли ответчик на учете как безработный. Если нет, то предлагаем воспользоваться услугами социальных  служб. Нередко люди и не знают, что такой отдел существует», – говорит судья.

Кроме того, по словам собеседницы, судьи предупреждают о потенциальной ответственности, которую понесут участники фиктивных бракоразводных процессов.

«Мы работаем в пределах своей компетенции, – подчеркнула она. – Выявление – компетенция других. В акимате создана рабочая группа во главе с руководством города, где это проверяется». 

Акимат предпочитает молчать

Однако получить какие-то комментарии от акимата города Шымкента до момента публикации этой статьи не удалось. Между тем на недавнем совещании аким Шымкента Габидулла Абдрахимов признал существование проблемы и поручил профильным управлениям создать специальную комиссию, которая будет проверять все заявления на получение АСП. 

«Будем проверять все, в том числе – какой доход был у семьи. В связи с этим нужно создать специальную группу. Пусть департамент юстиции подготовит список с перечнем, кто туда должен войти, представители каких органов. И будем в этом направлении вести постоянную работу», – заявил аким Шымкента.
 


1180 просмотров

Как открыть частную школу в Кызылорде

История Софии Абдуразаковой

Фото автора

София Абдуразакова уверена, что частные школы – один из самых чистых и честных видов бизнеса. «Ты не просто занимаешься бизнесом – ты делаешь важные вещи для детей, для общества, для страны», убеждена предприниматель.

Без сторонней помощи

Мама троих детей, педагог по образованию, бизнес-тренер, член городского, затем областного общественных советов София Абдуразакова открыла одну из трех частных школ в Кызылорде осенью прошлого года.

«Все началось с консалтингового агентства, открытого в 2017 году, где три женщины с педагогическим образованием занимались разработкой различных проектов: по развитию агропромышленности и IT-технологий. Новым проектом для нас стала частная школа. Поначалу мы размещались в здании детсада, где обучали 40 детей в нулевом, первом и втором классах. На большее не рассчитывали. Затем оказалось, что желающих отдать детей в нашу школу много. И весной этого года мы переехали в новое здание. Теперь можем принять 320 детей с нулевого по 4-й классы», – рассказала София Абдуразакова.

По ее словам, среди учредителей проекта нет ни депутатов, ни крупных бизнесменов. Всего лишь женщины-педагоги со скромными возможностями.

Сумма стартового капитала составила 9 млн тенге собственных средств. На эти деньги арендовали первое здание, закупили мебель и другие необходимые вещи. Чтобы дети чувствовали себя уютно, учредители даже принесли вещи из дома. Сегодня, после переезда в новое здание, в бизнес было привлечено дополнительно более  6 млн тенге кредитов.

Между чиновниками и коллегами

Бизнес-леди рассказывает, что ей и ее коллегам пришлось столк­нуться с отсутствием достоверной информации, касающейся открытия бизнеса по частному школьному образованию.

«Например, мы не знали, куда и какие документы подавать для получения лицензии. Мы подавали документы в госорганы, получали замечания, отзывали документы, исправляли ошибки, обратно отправляли бумаги. Все это заняло очень много времени. Не хватало человека при акимате или Нацпалате, который бы знал, какие документы нужны, куда обращаться, что делать. Были и бюрократические моменты. Но нам все же удалось получить все разрешения и лицензию», – вспоминает София Абдуразакова.

Открытие новой частной школы встретили доброжелательно не все коллеги. По словам собеседницы, руководитель одной школы приняла их в штыки: мол, теперь частные школы будут расти, как грибы после дождя. Некоторые посчитали, что таким делом могут заниматься люди, у которых есть большой практический опыт.

Как призналась София Абдуразакова, она согласилась бы с такой позицией, но сегодня процесс получения знаний сильно отличается от школьного образования советского периода.

«Мне очень нравится образовательная политика казахско-турецких лицеев. У них есть общность, причастность к чему-то. Они получают знания, хорошее воспитание, у них сильные жизненные позиции, причем все это закладывается в лицее. Мы хотим, чтобы и наша школа была такой же», – говорит спикер.

Но при этом отмечает, что в школе полностью придерживаются учебных стандартов МОН РК.

О рентабельности и оплате

Сделать рентабельным этот вид бизнеса, напомним, призваны выделяемые с 1 января 2019 года государством субсидии на обучение детей в частных школах. Но здесь не все однозначно.

«Дело в том, что мы тоже подали заявки на получение субсидий с 1-й по 4-й классы. А у нас очень большой спрос на нулевые классы, которые не дотируются государством», – пояснила предпринимательница.

Тем не менее она уверена, что заниматься этим бизнесом выгодно.

«Есть определенные показатели, при достижении которых мы спокойно выходим на рентабельность. Мы не ставим задачу загрузить нашу школу до 1000 человек. Однако в Кызылорде бизнес строится таким образом, что, если один открыл частную школу, другой тоже хочет. У нас такое было с детсадами, которых больше 200 в городе. То же самое с тойханами, аптеками. Вопрос в том, кто потом останется после этого бума», – поделилась собеседница.

По ее мнению, рынок частных школ в стране очень серьезный. Стоимость обучения в школе – 50 тыс. тенге в месяц на ребенка. Но в Кызылорде этот рынок только начинает развиваться. И пока не многие видят выгоду.

«В 2013 году я открывала кофейню, где продавала кофе по 500 тенге за стаканчик. На меня многие кричали, почему такой дорогой кофе, когда на рынке можно купить за 35 тенге. Приходилось разъяснять, что входит в эту цену. Сегодня уже никого не волнует, что кофе стоит 500 тенге. Хотя в 2013 году в Алматы и в столице уже существовали сети кофеен, отдельные точки, где напиток продавали по 500 тенге и дороже, и все его покупали. Такая история сейчас и с частными школами в Кызылорде», – считает учредитель.

Бизнес-леди также поделилась планами на будущее – создать образовательный кластер. То есть получить для школы лицензию на обучение с 5-й по 9-й классы, открыть свой детский сад, а также колледж.

По информации управления образования Кызылординской области, в регионе насчитывается 293 школы, три из них частные. В прошлом году в них в общей сложности учились свыше 400 детей.

Как сообщила руководитель управления образования Майра Меделбекова, 1 сентября 2019 года планируется открытие еще трех новых частных школ, рассчитанных на 1450 детей. Всего в этом году в области пойдут учиться в школу 164 тыс. детей, это на 7 тыс. человек больше, чем в 2018-м.

В Кызылординской области наблюдается дефицит на 4 тыс. мест в школах, при этом есть перегруженные и незагруженные школы. Чтобы решить этот вопрос дисбаланса, ряд незагруженных школ сделали IT-школами. Проблему же с нехваткой школ надеются решить в том числе за счет учас­тия бизнеса.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

svadba.jpg

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций