Перейти к основному содержанию

3429 просмотров

Чиновников ВКО выселяют из больших кабинетов

Благодаря такой оптимизации площадей областной бюджет сэкономит более семи млн тенге

Коллаж: Александр Игизбаев

Процесс оптимизации неэффективных затрат госорганов в Восточном Казахстане идет медленно. Лишь со второй попытки представителям регионального департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции удалось «убедить» руководителей отделов акиматов уступить свои просторные кабинеты и переехать в помещения меньшей площади.

Не мы придумали?

Оптимизация площади, излишне занимаемой руководителями местных исполнительных органов, – поручение, которое было дано первым президентом страны еще осенью прошлого года. 

По итогам инвентаризации 281 кабинета в ВКО было выявлено несоблюдение норм положенности: из 22 тыс. квадратных метров сокращению подлежат 4 тыс. Изначально предполагалось, что освобожденные площади передадут другим госорганам либо отдадут в аренду. 

Но в феврале 2019 года, после выдачи первых рекомендаций от департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО, выполнение поручения Елбасы в нашем регионе оказалось под угрозой срыва. Ни один из госорганов не исполнил выданные предписания, что в дальнейшем неоднократно обсуждалось на заседаниях Совета по этике.

Спустя два месяца дело все же сдвинулось с мертвой точки. По информации заместителя руководителя департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по ВКО Кайрата Сапаргалиева, превышение общих нормативов больших кабинетов составило более 4 тыс. квадратных метров, помещений сотрудников – свыше 9 тыс. квадратных метров. Наибольшее превышение выявлено в городе Семей, где только руководители ведомств занимают 830 лишних квадратных метров, сотрудники – еще 1,8 тыс. квадратных метров.

«На сегодняшний день улучшение видим у следующих госорганов. В кабинет руководителя отдела образования Усть-Каменогорска перемещены семь сотрудников отдела. Два заместителя руководителя отдела ЖКХ размещены в одном кабинете площадью 22 метра. Освободившееся помещение переоборудовано в конференц-зал. В комнате руководителя отдела внутренней политики областного центра по принципу open space размещены начальники отделов и два внештатных работника», – комментирует Кайрат Сапаргалиев.

Без особого желания

По итогам проведенной работы акиму Семея рекомендовано высвободить здание по улице Достоевского, 110, что позволит сократить затраты на его содержание в размере около 5 млн тенге. Кроме того, кабинет самого акима Семея Ермака Салимова также предложено сократить в площади. Он будет использоваться сотрудниками акимата по принципу офисов открытого формата.

В Бескарагайском районе оптимизировано расположение шести различных отделов, которые теперь оказывают госуслуги в одном здании. А благодаря сокращению затрат по содержанию освободившихся площадей бюджет сэкономит более 2 млн тенге.

Предполагается, что после оптимизации экономия составит 7 млн тенге. Позже, когда будут завершены все процедуры по оформлению договоров аренды, сумма станет больше. Те же помещения, которые разделены между несколькими сотрудниками или переданы под конференц-залы, экономического эффекта не дадут.

«При исполнении рекомендации мы на местном уровне столкнулись со стойким нежеланием трансформироваться. Акимы, руководители отделов аппаратов не готовы отказаться от просторных кабинетов, комнат отдыха и приемных. Один из примеров – поступившее анонимное обращение от жителей одного из райцентров, которые пишут, что районный аким, несмотря на проводимую оптимизацию, сделал себе комнату для отдыха. Информация до руководителя района проведена, он будет проводить соответствующую работу по приведению норм положенности в соответствие», – говорит заместитель руководителя регионального департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции.

Ближе к народу

К проекту оптимизации, правда в несколько ином формате, относится и модернизация в учреждениях образования и здравоохранения. Для школ новое требование – организация кабинета директора по нормам положенности именно на первом этаже, для больниц – объединение нескольких учреждений в одном здании. 

Так, по данным Кайрата Сапаргалиева, из 655 школ области в 255 общеобразовательных учреждениях кабинеты директоров расположены на втором этаже и выше. Возможность перевести директоров на первый этаж, ближе к ученикам и родителям, есть только в 140 школах. Эта работа должна быть завершена до начала нового учебного года.

В сфере здравоохранения запланировано объединение 10 медицинских организаций. Пока из общего числа стали едиными только четыре учреждения: бюро медицинской статистики в Семее с поликлиникой №1 Семея, ВК областной Центр матери и ребенка (ЦМиР) и Комбинат детского питания Усть-Каменогорска.

Сократить или закрыть?

Стоит отметить, что не во всех случаях оптимизация принесла ожидаемый эффект. Например, объединение Комбината детского питания с ЦМиР, которое произошло еще в апреле прошлого года, по сути стало закрытием так называемой молочной кухни. Если ранее родители малышей до года могли получать в комбинате детский кисломолочный продукт «Биолакт» для искусственного вскармливания, то после оптимизации им предложено перейти на сухие молочные смеси, выдаваемые через аптеки. Помещения бывшей молочной кухни, находящиеся в жилой многоэтажке, в течение года так и не были переданы в аренду.

Еще один яркий пример – переселение в более скромный по площади кабинет руководителя отдела архитектуры и градостроительства Усть-Каменогорска. Из помещения в 45 квадратных метров главного архитектора переместили в соседний кабинет размером 21 квадратный метр. Освободившуюся комнату, по словам Кайрата Сапаргалиева, намерены сдать в аренду.

«Департамент выдал рекомендацию, я ее выполнил, переехал в другой кабинет. Для меня это не стало проблемой. Но другое дело, что сдавать одно помещение внутри здания сторонним частным организациям мы не можем по требованию другого контролирующего госоргана», – сказал «Курсиву» руководитель отдела архитектуры и градостроительства Усть-Каменогорска Даурен Касымов.

Поэтому пока кабинет главного архитектора просто стоит закрытым.

3182 просмотра

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif