Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Браконьерский отстрел сайги в Казахстане нанес ущерб свыше 160 миллионов тенге

Сайгаков бьют в основном из-за рогов и перепродают в Китай

Фото: Shutterstock.com

В Карагандинской области инспекторы с начала года составили больше сотни административных протоколов на охотников и рыбаков, заведено 10 уголовных дел на нарушения природоохранного законодательства. У браконьеров изъяты сотни килограммов рыбы, туши сайги, косули, кулана и лося.

За неполных 4 месяца 2019 года инспекторы Карагандинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира зафиксировали 121 нарушение природоохранного законодательства. Из них 111 – административные: охота без документов, засорение территории, отсутствие отметок в путевках. 92 нарушителям выписали штрафы на общую сумму 1,268 млн тенге. Еще 10 нарушений уголовно наказуемые – браконьерство. Из них 4 факта произошли в Нуринском районе, 2 в Улытауском, по одному в других районах.

Больше всего административных нарушений на территории Бухар-Жырауского района – 38. На втором месте антирейтинга Осакаровский район с 16 фактами, Абайский район – 15 случаев, для сравнения - в Актогайском районе 6 нарушений.

«Бухар-Жырауский район по территориальности является одним из крупных районов Карагандинской области. В этом районе много водоемов, охотничьих угодий. Потому там так много нарушений. Мы, в свою очередь, направляем письма пользователям животного мира, чтобы усилили работу егерей на закрепленных за ними охотничьих угодьях, рыбохозяйственных водоемах, в правоохранительные органы пишем, чтобы меры применяли», – поясняет главный специалист Карагандинской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Дулат Бейсембаев.

Чаще страдает от браконьеров в Карагандинской области краснокнижная сайга. Ее отстрел постановлением Правительства от 2012 года в Казахстане запрещен до 2020 года. Несмотря на это, с начала года у незаконных охотников изъяли 44 туши парнокопытного. Напомним, ущерб от одного убитого животного составляет 3 млн 787 тыс. тенге, согласно приказу министерства сельского хозяйства. Таким образом браконьеры нанесли урон природе больше чем в 160 млн тенге.

«Здесь спрос рождает предложение. Сайгаков бьют в основном из-за рогов и перепродают в Китай, где из них вытяжки делают, используют в медицинских целях. Пока Китай их перекупает, будут охотиться. И штрафы внушительные не пугают, идут на риск», – делится мнением председатель правления балхашского общества охотников и рыболовов «Ак Сункар» Нина Кубрикова.

Помимо этого погибли от рук браконьеров 3 косули, 1 кулан, 1 лось. Тушу последнего в марте этого года обнаружили в машине жителей столицы в Бухар- Жырауском районе. По делу ведется следствие.

В числе незаконной добычи за 2019 год – 1 510 кг рыбы, которые инспекторы изъяли у рыбаков региона, промышляющих на чужих рыбохозяйственных участках. Они пытались перевезти рыбу между городами области без разрешительных документов.

Промышляют браконьеры на территории всей республики. По информации министерства сельского хозяйства, за 1 квартал этого года по стране зафиксировали уже 1 740 нарушений природоохранного законодательства. А за весь 2018 год эта цифра достигает 8 840 только административных нарушений, помимо этого 180 фактов браконьерства, из них в 78 случаях жертвой незаконной охоты стала сайга.

В ходе брифинга, который прошел в Министерстве сельского хозяйства РК в середине апреля, назвали наиболее уязвимыми регионы, которые не охватывает ареал обитания сайгака, но где животные часто гибнут от рук браконьеров. В их число вошли Карагандинская, Акмолинская, Актюбинская, Актюбинская и Западно-Казахстанская области. Чтобы усилить охрану сайгаков, Комитет лесного хозяйства и животного мира дополнительно направляет сотрудников территориальных инспекций в эти регионы. Также на брифинге сообщалось, что МСХ вынесло на рассмотрение мажилиса проект закона, который исключит для браконьеров возможность уходить от ответственности, отделываясь условными сроками и штрафами.

1597 просмотров

Какие данные о вас на самом деле собирают приложения

Рассказывает управляющий директор «Лаборатории Касперского» в Казахстане, Центральной Азии и Монголии

Фото: Shutterstock

Большинство приложений собирают ту или иную информацию о пользователе. Иногда данные необходимы программам для работы – например, навигатору нужна информация о вашем местоположении, чтобы проложить удобный маршрут. Также нередко разработчики используют информацию о вас для монетизации или улучшения сервиса, предварительно заручившись вашим согласием. Например, собирают анонимную статистику, чтобы понять, в каком направлении развивать программу.

Однако некоторые разработчики могут злоупотреблять вашим доверием: собирать информацию, которая никак не связана с функциональностью их программы, и продавать ваши данные третьим лицам, причем нередко втайне от вас. По счастью, в сети есть сервисы, с помощью которых вы можете вывести такое приложение на чистую воду.

Например, сервис AppCensus дает возможность узнать, какие личные данные и куда отправляет приложение. Для этого применяется метод динамического анализа: программу устанавливают на реальное мобильное устройство, предоставляют ей все запрашиваемые разрешения и активно используют ее в течение определенного промежутка времени. При этом специалисты сервиса отслеживают, какие данные, кому именно и в каком виде – зашифрованном или незашифрованном – она отправляет.

Такой подход позволяет получить результат, отражающий реальное поведение приложения. Если вас что-то смущает в той информации, которую может выдать AppCensus, вы сможете отказаться от программы и поискать более скромный аналог, не пытающийся разнюхать о вас слишком много. Однако информация на AppCensus может оказаться неполной: программу тестируют лишь ограниченное время, а часть функций приложения может активироваться далеко не сразу. К тому же AppCensus изучает только бесплатные и общедоступные Android-приложения.

В отличие от AppCensus другой сервис – Exodus Privacy – изучает не поведение, а само приложение. В частности, сервис оценивает разрешения, которые запрашивает программа, и ищет встроенные трекеры – сторонние модули, предназначенные для сбора данных о вас и ваших действиях. Как правило, разработчики добавляют в свои приложения трекеры рекламных сетей, с помощью которых те пытаются узнать вас как можно лучше и показывать персонализированные объявления. Сейчас сервису известно более 200 видов таких трекеров.

Что касается разрешений, то Exodus Privacy оценивает их с точки зрения опасности для вас и ваших данных. Если приложение запрашивает доступы, которые могут угрожать приватности или нарушить защиту устройства, сервис это отметит. Если вам кажется, что потенциально опасные разрешения не нужны приложению для нормальной работы, лучше их ему не выдавать. В случае необходимости вы сможете расширить его права позже.

Пользоваться обоими сервисами очень просто. Достаточно ввести название программы в поле поиска – и вы получите исчерпывающую информацию о том, какими данными она интересуется и куда их отправляет. Exodus в отличие от AppCensus позволяет не только выбирать приложения из списка, но и самостоятельно указывать, какие программы взять из Google Play для изучения.

Для примера нами была исследована селфи-камера с 5 млн установок из Google Play. Exodus Privacy показывает, что она использует четыре рекламных трекера и требует доступ не только к камере, но и к местоположению устройства, которое для ее работы не обязательно, и к информации о телефоне и звонках, которая ей уж точно ни к чему. Также сервис отметил потенциально опасные разрешения: логичный для приложения доступ к камере и памяти устройства и более сомнительный доступ к местоположению и информации о телефоне.

иллюстрация Вадим.png

Иллюстрация: Вадим Квятковский

Анализ того же приложения, предложенный AppCensus, только добавляет вопросов: по данным сервиса, селфи-камера не просто получает доступ к местонахождению вашего смартфона или планшета, но и отправляет эту информацию вместе с IMEI (уникальным идентификатором вашего устройства в сотовой сети), MAC-адресом (еще одним уникальным номером, по которому устройство можно опознать в интернете и локальных сетях) и Android ID (номером, который присваивается вашей системе при первом запуске) на некий китайский IP-адрес в незашифрованном виде. То есть про благие побуждения можно забыть.

Получается, что к данным, по которым можно однозначно отслеживать перемещения вашего гаджета, получает доступ кто-то в Китае, а еще кто угодно может перехватить их при передаче. Кому эти данные продаются или передаются – тоже хороший вопрос. При этом в политике приватности разработчики заявляют, что не собирают личные данные о пользователе и не передают никому информацию о местоположении устройства.

Можно ли защититься от слежки?

Как видите, популярное приложение с ничем не примечательной политикой приватности может подвергать опасности чувствительные данные. Поэтому мы рекомендуем относиться к мобильным программам с осторожностью.

  • Не устанавливайте приложения на устройство просто так. Они могут следить за вами, даже если вы ими не пользуетесь и не открываете. А если уже установленная программа вам не нужна, удалите ее.
  • Перед установкой неизвестных вам приложений проверяйте их при помощи сервисов AppCensus и Exodus Privacy. Если результат анализа вас смутит, откажитесь от программы и поищите другую.
  • Не выдавайте приложениям все разрешения подряд. Если вам неясно, зачем программе доступ к той или иной информации, откажите ей. 
  • Контролировать выданные программам права удобно при помощи специального защитного ПО.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance