Перейти к основному содержанию

937 просмотров

В Актюбинской области выявили неэффективное обучение безработных по госпрограммам

В области потратили свыше 11 млн тенге на неэффективное обучение 106 человек

Фото: Shutterstock.com

Сотрудники Департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Актюбинской области провели анализ коррупционных рисков в двух ведомствах - областном управлении координации занятости и соцпрограмм и отделе занятости и социальных программ города Актобе. В итоге было выявлено 11 коррупционных рисков. О выявленных нарушениях говорили на совещании в областном акимате. 

Анализ коррупционных рисков проводился на основе данных, полученных в ходе проверки прокуратуры области. Специалисты проверяли соблюдение законности в ходе реализации двух государственных программ. Речь идет о «Дорожной карте занятости 2020» и «Программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы». 

Выяснилось, что на краткосрочных курсах безработных обучали невостребованным специальностям, хотя вакансии на предприятиях имелись совершенно другие. То есть речь идет о неэффективном расходовании бюджетных средств.

К примеру, центром занятости Алгинского района было обучено 25 операторов ПК, 19 электриков, 43 парикмахера, и 22 кондитера. Вместе с тем, наибольшая потребность на рынке труда была в трактористах (требовалось 39 человек, обучили 19) сварщиках (требовалось 9, обучили  11), швеях (требовалось 12, обучили 52).  

Допустим, в Кобде безработный после окончания курсов получил специальность каменщик, однако устроится на работу так и не смог, так как заявки на эту специальность от работодателей в центр занятости не поступали. Между тем, на его обучение государство потратило 230 тыс. тенге. И такие случаи, говорят специалисты департамента агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Актюбинской области, установлены практически в каждом районе.

«В управлении занятости и социальных программ объяснили это тем, что жители района сами изъявили желание обучаться этим специальностям. Так как в дальнейшем планировали реализовать себя, начав собственное дело. В связи с этим мы дали рекомендации  выработать  правила, в которых бы определялся приоритет. То есть сначала проводилось обучение вакантным должностям, а затем уже по желанию безработных»,- говорит руководитель управления профилактики коррупции Департамента Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции по Актюбинской области Ербол Толыбаев.

Кроме того, были выявлены факты необоснованного направления на краткосрочные курсы. То есть те, кто проходил обучение имели постоянное место работы и, следовательно, не могли быть участниками программ «Дорожная карта занятости 2020» и «Развитие занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы».

Так, в Хромтауском районе на переобучение направили 24 человека, при этом 13 из них имели постоянное место работы. Более того, после окончания краткосрочных курсов они продолжали работать на прежних местах. В этом же районе 5 сотрудников районного отдела образования необоснованно направили на курсы по специальности оператор котельной, затратив на обучение каждого почти 180 тыс. тенге. 

Аналогичные нарушения выявлены и в самом Актобе. В целом на обучение 106 человек не эффективно потрачено свыше 11 млн тенге. Нередко  обучающиеся не посещали краткосрочные курсы, но сертификаты получали. В Темирском районе таких фактов  выявлено 20, в Кобдинском -2. К примеру, из Темирского района на обучение в Актобе направили 25 человек. Все они получили специальность стропальщик. Однако фактически занятия посещали только 5 человек.

Установлены факты, когда участников программ обучали в интересах отдельных аффилированных между собой организаций. Из 76 человек, которые обучились специальностям повар, администратор, бармен, официант и кассир, в сеть ресторанов трудоустроили 62. Позже выяснилось, что из 62 человек, 22  до обучения работали в этих же заведениях.  

Не все прозрачно и с направлением на социальные рабочие места. Зафиксированы случаи, когда работодатели предоставляли неверные данные в табелях.  То есть сотрудник не ходил на работу, а в табеле пропуски не указывали. Кроме того, работодатели указывали, что создали дополнительные рабочие места. На деле все оставалось без изменений. 

«Например, на предприятии работал специалист, работодатель направил запрос в центр занятости на предоставление сотрудника для осуществления общественных работ, и своего же специалиста принимал на работу. В результате какой-то период зарплату ему платило государство», - поясняет Ербол Толыбаев. 

Такие нарушения центры занятости объяснили тем, что проверка деятельность кадровых служб предприятий, и в частности, прием-увольнение сотрудников, не входит в их компетенцию.

Специалисты агентства по делам госслужбы  внесли предложение создать реестр недобросовестных участников госпрограмм. И внести в этот  список предпринимателей, которые либо неправильно реализовывают госпрограммы, либо предоставляют неправильную информацию о рабочих социальных местах. Если в отношении таких работодателей заводились уголовные дела, и есть решения суда, то участвовать в госпрограммах в случае создания такого реестра они не смогут.

3798 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance