Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


965 просмотров

Собор Нотр-Дам имел проблемы и это было известно

WSJ рассказывает, что не так с одной из главных достопримечательностей Франции

Фото: Shutterstock

Задолго до того, как знаменитый Собор Парижской Богоматери был поврежден пламенем, смотрители памятника знали о том, что у него есть проблемы.

В 2013 году Собор нанял Дидье Дюпюи и его сына для очистки здания и установки громоотводов в разных частях строения, включая его центральный шпиль. В ходе работ мастера обнаружили: устилающие кровлю свинцовые пластины покрыты огромными отверстиями и трещинами. Это зрелище повергло их в шок, поскольку ниже находилось сухое пыльное пространство из деревянных балок, также известных как «лес», веками поддерживавший крышу Нотр-Дама.

В итоге работа, на которую изначально отводилось не более двух недель, заняла три месяца. За это время Дюпюи и сын выполнили аварийный ремонт, но уходили они в отчаянии. 

«Мы сказали им, что для этой работы нужны профессионалы. Мы можем заварить дыры, но это будет некрасиво», – говорит г-н Дюпюи. По его словам, только с креста на вершине шпиля они сняли 110 фунтов ржавчины, при этом сам крест «был в очень плохом состоянии».

15 апреля «лес» из деревянных балок под кровлей Нотр-Дама охватил огонь, в результате чего сгорел центральный шпиль и большая часть крыши собора. Зрелище этого пожара повергло мир в ужас. Для многих, кто видел Собор Парижской Богоматери с его известняковыми фасадами и витражными окнами, он являлся жемчужиной средневековой архитектуры. Но, как замечают представители церкви, подрядчики и спонсоры, при ближайшем рассмотрении можно было увидеть, что за долгие десятилетия пренебрежительного отношения собор серьезно обветшал.

Контрфорсы, поддерживающие массивные стены из известняка, стали хрупкими из-за эрозии. Шпиль, украшавший небо над Парижем в течение двухсот лет, был беззащитен перед осадками и прогнил изнутри.

Теперь следователи пытаются выяснить, не стали ли причиной пожара работы по реставрации и укреплению Нотр-Дама. Полиция проводит беседы со всеми, кто был внутри всего за несколько часов до того, как вспыхнула крыша собора. Как рассказал официальный представитель собора Нотр-Дам Андре Фино, в тот злополучный день рабочие находились в «лесу», укрепляя каркас для того, чтобы завершить возведение на крыше массивных строительных лесов.

При этом сами строительные леса были разработаны так, чтобы оказываемое ими давление на структуру собора было минимальным и не мешало обзору его контрфорсов. По словам главного подрядчика, фирма следовала всем требованиям безопасности.

Подъем на леса

Следственные мероприятия уже начались, хотя их осложняют неубранные мусор и завалы. Власти считают: скорее всего, речь идет о несчастном случае, однако не исключают и другие версии. В частности, полиция установила, что за несколько месяцев до пожара по лесам поднимались любители острых ощущений. Некоторые из них потом выложили на YouTube видео с вершины собора.

Началу реставрационных работ предшествовал поиск финансирования, завершить ремонт стоимостью в десятки миллионов долларов планировалось до 2024 года, то есть до Олимпийских игр в Париже. Собор рассчитывал, что финансирование обеспечит благотворительный фонд «Друзья Нотр-Дама», объединяющий жертвователей из США и Франции. Предполагалось, что фонд сумеет оказать давление и на собственника здания – французское государство, чтобы оно также внесло свой вклад. Сам Нотр-Дам ничего не зарабатывает, поскольку вход в собор свободный. Однако при этом он является настоящим магнитом для туристов, ежедневно принимая до 30 тыс. посетителей, то есть больше, чем Эйфелева башня.

«Однозначно, если бы за собором был должный уход и уровень финансирования был достаточным, ничего этого бы не случилось. Это как раз тот случай, когда чем дольше ждешь, тем выше риски», – говорит Мишель Пико, главный консультант фонда «Друзья Нотр-Дам».

Кафедральный собор Нотр-Дам противостоял упадку на протяжении всей новой истории Франции. Построенный в период с XII по XIII век, во время Великой французской революции он был осквернен и предан забвению, пока из-под пера Виктора Гюго не вышел знаменитый роман, обессмертивший собор.

В 1905 году во Франции был принят закон, объявивший все церковные сооружения, построенные до этого года, собственностью государства. В последние десятилетия, по мере того, как выделяемых из госбюджета средств становилось все меньше, факт принадлежности церквей государству стал вызывать все большее раздражение. Кроме того, в этот же период стало уменьшаться количество людей, посещающих богослужения.

«Правда жизни в том, что многие из этих храмов нуждаются в постоянном ремонте. Сбор пожертвований может помочь покрыть операционные расходы, но этого недостаточно для постоянного технического обслуживания», – говорит Дэвид Шепп, президент фонда «Американские друзья за сохранение Сен-Жермен-де-Пре», старейшей церкви в Париже. 

Чтобы получить необходимое финансирование для проведения ремонтных работ, церкви должны подавать прошение в специальный комитет при Министерстве культуры. По словам представителей фонда Нотр-Дам, члены комитета сообщили им, что кафедральный собор является одним из примерно сотни других готических соборов по всей Франции, которые находятся под контролем министерства.

Государство требовало, чтобы Нотр-Дам последовал примеру других исторических церквей, которые взимали плату за вход. Однако ректор Нотр-Дам монсеньор Патрик Шове был с этим категорически не согласен, опасаясь, что место поклонения верующих превратится в еще один коммерческий пункт на туристической карте Парижа, рассказывает представитель фонда, присутствовавший на той встрече.

В один из религиозных праздников, когда собор посетил представитель Министерства культуры, монсеньер Шове вышел к людям и громко спросил: «Есть здесь туристы? Вы можете указать на того, с кого я должен потребовать плату за вход?».

В 2015 году американский искусствовед Эндрю Тэллон поднялся на Нотр-Дам, чтобы создать точную цифровую модель здания при помощи специального лазерного измерителя. Тогда же он обнаружил, что важнейшие элементы структуры собора серьезно обветшали и находятся в удручающем состоянии. В частности, начали разрушаться каменные фрагменты крыши.

Флюгер в форме петуха с шипом, который, по преданию, был частью тернового венца Иисуса при распятии, был сломан. Через трещины в свинцовых панелях, покрывавших шпиль собора, вода просачивалась в сердцевину его деревянного каркаса, постепенно разрушая его.

Наибольшую обеспокоенность вызывали контфорсы, вертикальные ребра из известняка, подпиравшие стены. Это средневековое изобретение позволяло строить церкви с высокими стенами и витражными окнами. Однако растворенные в загрязненном воздухе Парижа кислоты постепенно их разрушали. К примеру, контрфорс №10 был ослаблен настолько, что эксперты всерьез опасались, что стена может рухнуть.

Что касается Тэллона, то ему удалось создать некоммерческую организацию, сплотив группу французских и американских любителей искусства. Все они требовали, чтобы французское правительство также внесло свой вклад, который бы соответствовал тому, что они сумели собрать на тот момент. Эта группа ценителей искусства организовывала культурные вечера во французском посольстве в Вашингтоне либо проводила их в консульстве Франции в Нью-Йорке. Партнером этих встреч неизменно выступал аукционный дом Christie's.

Однако Нотр-Дам не стал дожидаться решения финансовых вопросов таким путем. Вместо этого в июле 2017 года правительство Франции объявило тендер на ремонт шпиля, крыши и деревянного каркаса под ним. Сметная стоимость работ, утвержденных в 2017 году, составила 4,3 млн евро. 

По словам тех, кто собирал пожертвования, наибольший риск, с точки зрения целостности собора, представляло состояние контрфорсов. Однако церковные чиновники первым делом хотели отремонтировать шпиль.

«Ремонт шпиля был самой неотложной задачей. Он сделан из свинца, а свинец исчезает», – заявил представитель собора г-н Фино.

Слишком много правил

Все участвующие в тендере компании при подсчете стоимости работ должны были учесть правила, которых нужно было придерживаться во время реставрации исторического памятника. Ежедневно строительную площадку должны были обходить инспекторы по пожарной безопасности, проверяя каждый элемент электрооборудования. 

Также обязательным было наличие детального плана действий на случай различных происшествий. Кроме того, рабочим не разрешалось оставлять на объекте свои инструменты.

Сварщики же должны были через два часа после окончания работы убедиться в том, что места сварки остыли и не представляют угрозы. Во время обеденных перерывов один из членов строительной бригады должен был оставаться на месте и следить за порядком.

Самым сложным по техническим причинам оказался ремонт шпиля. Сначала нужно было поднять строительные леса на высоту 50 метров от уровня пола до крыши собора, а затем воздвигнуть еще 50 метров лесов до вершины шпиля. При этом леса должны были стоять вокруг шпиля, но не касаться его.

Участники тендера также должны были иметь план последующего расширения лесов, чтобы обеспечить доступ к изношенной свинцовой крыше, деревянному каркасу под ней и к контрфорсам. По оценкам правительства, одни только строительные леса обошлись бы в 1,8 млн евро.

«Это просто монументальные, самые высокие строительные леса, когда-либо устанавливаемые на вершине собора», – говорит Франсуа Летерм, чья компания Layher была в числе участников тендера. Г-н Летерм хорошо знал Нотр-Дам, поскольку в 2009 году уже монтировал здесь леса поменьше.

Гвенаэль Жюссельм, чья конкурсная заявка на замену громоотвода на шпиле в рамках этого проекта была отклонена, сообщил, что предлагал дорогостоящий метод сварки, который бы, однако, снизил риск возникновения пожара. 

Но контракт был заключен с Дидье Дюпюи, обнаружившим трещины в свинцовых пластинах в 2013 году. Сам г-н Дюпюи утверждает, что вопросы безопасности он всегда ставил на первое место.

Главным победителем тендера стала семейная фирма Le Bras Freres с северо-востока Франции. Компания выиграла контракты на возведение лесов вокруг шпиля, на ремонт протекающей крыши и на ремонт деревянного каркаса. По словам Анри Фино, пресс-секретаря собора, победивший в тендере проект по возведению строительных лесов был настоящим техническим чудом, поскольку основой для них стали специальные подпорки на земле, не оказывающие какого-нибудь влияния на структуру собора.

«За последние 150 лет никто не получал такого контракта», – заявил тогда представитель компании Жюльен Ле Брас в интервью местной газете. «Тот факт, что эти работы будем осуществлять мы, для нас значит очень многое. Ведь речь идет не просто о 10-летней гарантии, а о последующих 150 годах», – подчеркнул он.

По мнению эксперта по архитектуре Жана-Мишеля Лено, это весьма необычная ситуация, когда один и тот же подрядчик выигрывает сразу все три тендера – на возведение строительных лесов, ремонт кровли и работы по дереву. «Обычно каждый вид таких работ проводит отдельная компания», – говорит он.

При этом сам г-н Ле Брас отмечает, что «все необходимые меры безопасности и процедуры были соблюдены».

График работ был очень жестким. По словам Марка Эскенази, представителя Le Bras Freres, правительство хотело, чтобы возведение строительных лесов было завершено к июлю 2019 года. Это позволило бы начать работы над крышей и каркасом уже через месяц.

Однако к началу апреля стало понятно, что работы по возведению лесов отстают от графика, сообщил еще один участник тендера г-н Летерме. Леса были подняты к основанию шпиля, но дальше работать становилось все сложнее.

Кроме того, по словам информированного источника в полиции, в нерабочее время к лесам подходили посторонние. В частности, там была обнаружена пустая бутылка из-под виски.

«Крайним сроком сдачи лесов был июль, то есть они все еще могли успеть завершить эти работы в срок», – говорит г-н Эскенази из Le Bras Freres.

11 апреля были сделаны кадры, на которых рабочие в костюмах химзащиты выносят из собора 16 медных статуй апостолов и евангелистов для их реставрации. Демонтаж статуй открывал путь для дальнейшего возведения лесов. За ходом этих работ наблюдал главный архитектор проекта Филипп Вильнёв. Обходя леса, он не смог сдержать улыбки, увидев, как кран снимает одну из статуй с крыши.

«Это один из лучших дней в моей жизни. Мы наконец-то работаем над собором, который я безумно люблю», – заявил он. 

15 апреля, по словам г-на Эскенази, на строительных лесах работало более десяти специалистов Le Bras Freres.

Он также утверждает, что последний из них покинул объект в 17:50, отключив перед уходом электричество. Рабочий запер дверь и передал ключ смотрителю собора. А уже примерно через полчаса сработала первая пожарная сигнализация.

0.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1 просмотр

«SOS Детские деревни Казахстана» увеличили свою площадь

Идея детских деревень зародилась еще в далеком 1949 году в Австрии

Фото: Фонд «Халык»

Тогда в Австрии на идею создания детских деревень повлияли последствия Второй мировой войны и, как следствие, оставшиеся без присмотра тысячи сирот – детей войны. Основная идея заключалась в необходимости альтернативной замены бездушия казенных детских приютов, возможности погружения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в новую форму опеки, максимально приближенную к условиям полноценной семьи. Благая идея прижилась. Со временем социальная инициатива Германа Гмайнера, впервые реализованная в австрийском городе Имст, нашла поддержку во всей послевоенной Европе и по прошествии семи десятков лет продолжает распространяться по всему миру.

В Казахстане первый такой проект появился в непростые 1990-е - во времена крушения идеологии и традиционных семейных ценностей. В 1994 году в Алматы, по инициативе Сары Назарбаевой появилась первая деревня проекта «SOS Детские деревни Казахстана». Позже подобные деревни были открыты в новой столице и Темиртау. Всего за четверть века существования проекта «SOS Детские деревни Казахстана» взрастили более 300 и сейчас воспитывают 244 граждан Казахстана, многие из которых сегодня живут самостоятельной жизнью, создали семьи, работают и воспитывают своих собственных детей.

Но времена меняются, меняется и формат работы. Изначально воспитание ребенка проходило в условиях детской деревни, где он жил вместе с братьями, сестрами, мамой-воспитателем, но при этом посещал обычную школу. Ребенок играл, учился, общался в школе с однокашниками, но не всегда понимал, как же живут обычные семьи, что их окружает, какие проблемы они решают. Это создавало определенные трудности для социальной адаптации.

Чтобы решить эту проблему «SOS Детские деревни Казахстана» начали внедрять успешный европейский опыт адаптации SOS-семьи и ее воспитанников к условиям жизни современного урбанизированного общества. Первый позитивный опыт размещения семей в городские условия был начат еще в 2017 году.

13 сентября 2019 года на территории жилого комплекса (ЖК) «Өркендеу» аким Алматы Бакытжан Сагинтаев и учредитель частного фонда «Благотворительный фонд Halyk Динара Кулибаева посетили две многодетные семьи SOS Детской деревни Алматы, воспитывающих 8 и 6 детей, которые недавно въехали в новые многокомнатные квартиры большой площади, приобретенные на средства Фонда. Также на средства Фонда в новых квартирах была проведена полная чистовая отделка, приобретены и установлены вся необходимая мебель и бытовая техника.

- В этом году мы обратились в Фонд Halyk, при поддержке которого были приобретены две многокомнатные квартиры с внушительной жилплощадью в жилом комплексе (ЖК) «Өркендеу», - говорит национальный директор корпоративного фонда «SOS Детские деревни Казахстана» Гульжан Асанова, - В них въехали две SOS-семьи, одной из которых руководит семейная пара SOS-родителей: мама и папа. У семей появилась возможность обустроиться в уютном удобном жилом комплексе. Здесь условия другие, интеграция детей происходит не только в условиях общеобразовательных школ, которые они посещают, но и дома, во дворе. То есть ребенок полностью погружен в полноценную городскую жизнь.

В качестве примера можно привести успешную и опытную SOS-маму Жанаркуль Бектурову, обладательницу «Золотого кольца Почета» – особой награды. Жанаркуль за 15 лет работы воспитала три поколения детей, а это – 23 человека. Она вспоминает:

- Я работаю в SOS Детской деревне Алматы с ноября 2006 года. Конечно, поначалу было непросто. Мне самой было всего 28 лет, а тут восемь детей разного возраста на попечении... Трое из них – переходного возраста, другие чуть младше: Раиса, Ренат, Мадлена, два Александра, Жанара, Михаил. Дети разных национальностей – русские, татары, казахи, лезгины... Это были дети, которые по разным причинам стали одинокими, остались без родителей. И поэтому им первое время почему-то казалось, что я тоже ненадолго. Но я им твердо заявила: «Я вас не оставлю!». Воспитывала их как единую, дружную, сплоченную семью. На летние и зимние каникулы я забирала их к своим родителям в Тараз. Там они достаточно тесно общались со своими сверстниками, обучаясь всему тому, что дети перенимают от своих родных.

И я рада, что мои усилия не прошли даром. Первое поколение детей выросло. Сегодня моим первым деткам уже по 24-30 лет, это самостоятельные люди. У меня даже внуки есть, которые называют меня бабушкой.

Старший сын, Александр, закончил колледж новых технологий, работает в Караганде директором магазина, другой мой ребенок получил профессию повара-кондитера. Среди моих детей есть модельер, будущий бухгалтер. Все пристроены. И сейчас, когда встречаемся, они говорят: «Спасибо вам, мама, за то, что так много нам дали, подготовили к взрослой жизни, научили готовить! Это нам очень помогло.

Сейчас у меня на воспитании восемь детей и им очень понравились новые обустроенные и обставленные мебелью квартиры, которые приобрел Фонд Halyk. Думаю, дети легко пройдут адаптацию в новых условиях. Я же с высоты своего опыта мамы, воспитавшей 23 ребенка, максимально постараюсь им помочь. Помогут и старшие, взрослые дети. 

Мы полноценная семья, где все держится на доверии и постоянном общении с детьми всех поколений, которых я воспитала. Ведь до сих пор все семейные праздники - дни рождения, Новый год, мы отмечаем вместе. И когда старшие наведываются, приезжают к моим нынешним деткам, они как старшие братья и сестры, помогают им где делом, где советом.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций