Перейти к основному содержанию

1455 просмотров

Россияне поглощают казахстанский рынок спортпита

«Курсив» выяснил, уступает ли по качеству спортивное питание из РФ аналогам из дальнего зарубежья

Фото: Shutterstock

В последние несколько лет на смену американским и европейским брендам спортпита в казахстанские магазины приходят российские компании.

Покупать можно, но осторожно

У тех, кто имеет отношение к тяжелой атлетике и бодибилдингу на слуху бренды Optimum Nutrition и Olimp Labs. Продукты, по сути пищевые добавки, продаются абсолютно легально в специализированных торговых точках и через интернет-магазины. Но в последние годы на казахстанском рынке прочно закрепились и производители из России. После того как были введены антироссийские санкции, завезти в РФ, значит, и оттуда к нам иностранный спортпит проблематично. В то время как компоненты реализуются свободно. Этим и воспользовались предприимчивые российские бизнесмены, открывшие несколько крупных производств. Об этом «Курсиву» рассказал руководитель петропавловского магазина спортивных добавок Максим Афанасьев.

«Покупатели часто ошибочно считают, что раз питание российское, значит, оно делается полностью из российского сырья. Это, конечно, не так. Доставленные из-за рубежа ингредиенты разбавляются, и создается продукт. По сути, российский спортпит – это конструктор, собранный из «запчастей», произведенных в Швейцарии, Аргентине или других странах», – объяснил Максим Афанасьев.

Выпускать компоненты в хорошем качестве россиянам не позволяют климатические условия.

«Качественную сыворотку для производства спортивного питания у соседей по объективным факторам не производит ни один завод. Нет в России круглогодичных пастбищ, чтобы коровы питались одной и той же травой и всегда давали нужное по свойствам молоко. Из-за этого по качеству сыворотка будет уступать зарубежной по белку, по жирности и по органолептике», – объясняет спикер.

По его словам, есть и предприятия, ведущие нечестную игру на рынке. Некоторые, например, выдают другое сырье, с которым работают, за качественное импортное. Однако и стоимость готового продукта, и открытая информация по таможенным поставкам компонентов спортпита в РФ, и, наконец, его свойства скажут о том, что это не соответствует действительности. Поэтому доверять российским брендам можно, считает эксперт, но важно либо разбираться в составе, либо перед покупкой посоветоваться с профессионалами.

«Технологи на российских предприятиях, получая ингредиенты, делают эти добавки вкусными. Добавляют сахарозаменители вроде какой-нибудь сукралозы, которая официально разрешена. Некоторые производители разбавляют сыворотку мальтодекстрином – углеводом, полученным из крахмала. Ряд компаний разбавляют 60-процентную сыворотку с помощью глютамина, тем самым доводя белок до нормы. Это практически никто не контролирует», – говорит спикер.

Европейские и американские бренды марку обычно держат, но эти продукты часто подделывают. Коснулось это, к примеру, и такого популярного среди спортсменов продукта, как Optimum Nutrition. На рынок попал спортпит, напоминающий бренд разве что упаковкой.

Спортпит будет в моде всегда?

В данный момент в Петропавловске работают три крупные торговые точки, реализующие спортивное питание. Основатель одного из магазинов Максим Афанасьев сам является действующим спортсменом-бодибилдером. Неоконченное медицинское образование, высшее финансовое с красным дипломом и любовь к спорту определили род деятельности молодого предпринимателя. Г-н Афанасьев занимается бодибилдингом с середины 2000 года и лично наблюдал эволюцию рынка спортивного питания в Казахстане.

Тогда на прилавках также стояли российские продукты, о которых сегодня мало кто помнит. так как их очень быстро потеснили американские и европейские бренды. И цены были иными. Например, жиросжигатели стоили 3 тыс. тенге за упаковку. Сегодня за них нужно отдать в районе 10 тыс. тенге. Витамины до падения курса тенге по отношению к доллару стоили 1,5 тыс. тенге, сейчас – больше 3–4 тыс.

«Если смотреть по цене в долларах, то рост несущественный. У нас в стране цены выросли из-за девальвации», – отмечает спикер. Для того чтобы бизнес стал успешным, говорит Максим Афанасьев, важно ориентироваться в этой сфере. Даже полностью обставив свои прилавки популярными брендами, нельзя быть уверенным в том, что дело станет рентабельным. Большие возможности для закрепления на рынке сегодня дает ежегодная международная выставка SN PRO, где можно познакомиться с производителями спортивного питания напрямую.

«У нас есть несколько эксклюзивных брендов, и мы себя нормально чувствуем. Все производители есть у меня в WhatsApp, со всеми могу связаться, рассказать о проблемах. Со всеми лично общаюсь и знаю, что они меня не обманут. Уверенность в компаньонах и в продукте передается в итоге и от продавца к покупателю», – говорит г-н Афанасьев. Тесное и честное сотрудничество реализатора непосредственно с брендами также один из способов бороться с попытками дилеровконкурентов обрушить цены. Когда у магазина есть эксклюзивная продукция, он защищен от нечестных действий других игроков на рынке.

«У Steel Power, например, очень жесткая политика контроля демпинга. Если магазин один-два раза умышленно понизил стоимость, то подвозов больше не будет. У них в топ-листе огромное количество магазинов, с которыми компания никогда работать впредь не будет. Торговой точке важно не только зарабатывать, но и предоставлять хороший уровень сервиса. Те, кто хотят сделать свой бизнес долгосрочным, сегодня, как правило, берут на реализацию российский спортпит и с трудом, но продвигают его. Если ставить на продажу американский или европейский продукт, то от демпинга защититься практически нереально», – поделился Максим Афанасьев.

Предприниматель уверен: нет оснований опасаться, что мода на спорт пройдет. Рынок меняется постоянно, но спортивное питание универсально. Это тот товар, который востребован всегда.

«В 2000-х годах была мода на бодибилдинг, теперь акценты, конечно, смещаются. Но без спорта все равно никак. Сегодня популярность, например, набрал кроссфит. И может быть, протеин как продукт для набора мышечной массы будут покупать меньше, но будут брать как средство для оптимизации питания и улучшения своего рациона по белку. Но продажи этого вида спортпита не прекратятся», – резюмировал собеседник.

256 просмотров

Вспоминая прагматизм Пола Волкера

Экс-глава ФРС умер в минувшее воскресенье в своем доме в возрасте 92 лет

Фото: Pierre Manevy, Daily Express, Getty Images

Когда я только начал писать про Федеральный резерв в 2001 году, Пол Волкер уже давно там не работал, однако он словно был здесь повсюду. Каждый раз, когда он что-то говорил, то создавал новостные поводы.

Столкнувшись с трудностями, к нему обращались различные организации, поскольку им нужен был человек, чьи личные качества и порядочность были бы безупречны. В 2008-м президент Барак Обама назначил его главой своего консультативного совета по экономике. А его преемники на посту председателя ФРС регулярно отмечали вклад Волкера в победу над инфляцией.

И все же, несмотря на все то уважение, которым Волкер пользовался вплоть до самой своей кончины, по серьезным макроэкономическим вопросам (инфляция, дефицит госбюджета, банковские операции) его преемники относились к нему как к «ястребу», время которых давно прошло.

Когда в самом начале финансового кризиса 2008 года ФРС разработала план спасения инвестиционного банка Bear Stearns, Волкер обрушился на регулятора с критикой за то, что тот «достиг пределов своих законных и подразумеваемых полномочий, нарушив давно устоявшиеся принципы и практики центробанка». Однако ФРС осталась непреклонной и продолжила оказывать банкам еще большую помощь.

Когда ФРС начала таргетировать инфляцию на уровне 2%, чтобы та не опустилась еще ниже, Волкер был настроен скептически.

«Я не понимаю этого», – заявил он в 2009-м. Регулятор, возмущался он, «целому поколению говорит, что половина их покупательской способности уходит в никуда».

Впрочем, ФРС продолжала инициировать все более агрессивные программы экономического стимулирования, чтобы не допустить снижения инфляции.

Когда дефицит федерального бюджета усилился, Волкер вместе с десятками других бывших политиков предупреждал о «долговом кризисе». Однако с тех пор федеральный долг продолжает расти и кризис все еще не наступил.

Критика из уст Волкера вполне понятна, если учесть, что с целью победить двузначную инфляцию перед лицом растущей безработицы и возмущения со стороны населения он довел базовую ставку почти до 20%.

Тем не менее более детальное изучение деятельности Волкера в годы его работы в правительстве показывает, что он был весьма прагматичным и не таким уж суровым, как его репутация и собственная память. На самом деле он регулярно подгонял и даже переписывал правила для того, чтобы справиться с хаосом вокруг.

В 1971 году дефицит торгового баланса и инфляция в США вызвали устойчивый отток золота, что угрожало привязке доллара к этому драгметаллу – стержню Бреттон-Вудской системы фиксированных валютных курсов. И тогда президент Ричард Никсон поручил Волкеру, занимавшему в те годы пост замминистра финансов, закрыть для золота это окно.

«Я очень не хочу этого делать, ведь я всю свою жизнь защищал Бреттон-Вудскую систему. Но теперь это просто необходимо, ибо мы не можем продолжать в том же духе», – заявил Волкер тогдашнему главе ФРС Артуру Бернсу, как пишет биограф Уильям Силбер.

В итоге этот шаг стал началом новой эры плавающих и порой страшно волатильных обменных курсов, которая продолжается по сей день.
Заняв пост председателя ФРС в 1979 году, Волкер искал нестандартные способы победить инфляцию и в итоге принял решение таргетировать денежную массу. Это привело к резким колебаниям процентных ставок и двум стремительным экономическим спадам, опустошившим экономику США. В 1982-м он начал снижать ставки, несмотря на то что инфляция по-прежнему оставалась на высоком уровне в одну цифру.

По словам Винсента Рейнхарта, который долгое время был высокопоставленным сотрудником ФРС, а сегодня является главным экономистом в Mellon Investment Management, Волкер вполне мог принять инфляцию на уровне 4%, поскольку у него не было формулы, определяющей стабильность цен, – речь шла просто о «состоянии души». Что еще более важно, Волкер боялся, что высокие ставки дестабилизируют мировую финансовую систему. Например, в течение всего 1982 года он был сильно обеспокоен угрозой банкротства Мексики, что несло потенциальные риски для десятков крупных американских банков, выступавших ее кредиторами. В итоге ФРС предоставила Мексике кредит для покрытия дефицита валютных резервов страны, а сам Волкер стал инициатором встречи между Мексикой и ее кредиторами. Последние согласились пересмотреть сроки выплаты долга. Это позволило избежать обесценивания кредитов, что могло привести к краху некоторых банков.

Два года спустя, когда седьмой по величине банк США Continental Illinois оказался на грани краха из-за рискованных корпоративных кредитов (прежде всего в сфере энергетики) и ненадежных, незастрахованных депозитов, в Штатах вновь возникла угроза кризиса. Волкер считал, что если Continental Illinois обанкротится, то напуганные люди начнут забирать свои вклады и из других крупных банков. В итоге ФРС предоставила Continental Illinois кредит, а Федеральная корпорация по страхованию депозитов помогла незастрахованным вкладчикам, позже установив свой контроль над всем банком. Этот эпизод побудил одного конгрессмена даже придумать специальное выражение – Too big to fail («слишком большой, чтобы обанкротиться»).

В 1989-м, через два года после ухода из ФРС, Волкер посетил конференцию экономистов в Кембридже (штат Массачусетс), посвященную финансовым кризисам. Там он выступил с предупреждением о том, что политики, неоднократно вмешиваясь в экономику, способны «закрепить те модели поведения, которые лишь усиливают риск». Позже, говоря о том, что он чувствовал, когда разрывался между необходимостью действовать и желанием избежать угрозы недобросовестности, Волкер рассказал, что еще в 1970-х, будучи главой Федерального резервного банка Нью-Йорка, он часто говорил себе:

«Все, что нужно этой стране, чтобы люди встряхнулись и стали более дисциплинированными, – это хорошее банкротство банка. Но, пожалуйста, Боже, не в моем районе».

В 2013-м, собирая материал для своей книги о кризисах и рисках «Защита от дурака», я навестил Волкера в Нью-Йорке и спросил его об этой реплике. С улыбкой он ответил: «Это было лишь моим признанием своей личной слабости».

Однако на самом деле это высказывание отражало его прагматизм, признание того, что такие достоинства, как жесткая экономия и риск недобросовестности, могут по-разному оцениваться внутри центрального банка и за его пределами. Это заставляет меня верить в то, что, несмотря на всю свою публичную критику, если бы Волкер управлял ФРС в течение последних 10 лет, он принял бы многие из тех решений, которые были приняты его преемниками.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance