Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Как технологии изменят наши города в будущем

И почему сейчас люди не любят свои мегаполисы?

Фото: Shuttertock

«Города – центры цивилизации» – уже избитое утверждение. Мы знаем о городах, население которых исчисляется десятками миллионов. Знаем, что Лондон генерирует треть ВВП Великобритании. О будущем городов, цифровых и «живых», – в материале «Курсива».

Профессор Стокгольмской школы экономики Кьелл Нордстрем уверен: государства умирают как структуры. По его мнению, через 50 лет вместо более чем 200 стран будет около 600 городов, а оставшаяся территория превратится в натуру для постапокалиптических фильмов.

«Этот процесс уже происходит в России, в Австралии, в США и даже в Китае. Сейчас мы наблюдаем рождение мультигородских корпораций вместо мультинацио нальных. Мы видим, как города начинают чувствовать свою независимость от страны и требуют свободы», – не устает повторять Нордстрем.

Будущее, по словам профессора, за гигаполисами – плодами самой извращенной, финальной формы капитализма, для которой Эдвард Люттвак придумал термин «турбокапитализм».

На фоне этих мрачных зарисовок в стиле «Матрицы» Андрей Чернихов, первый вице-президент Международной академии архитектуры, рассказал на форуме «Цифровой Казахстан: устойчивое развитие градостроительных систем в XXI веке», как будут развиваться города в среднесрочной перспективе, и предупредил: цифровизация без этического регулирования станет для жителей мегаполисов катастрофой.

Город копирует своих обитателей

«Город усиленно стремится стать похожим на человеческий организм».

Эту парадоксальную мысль Чернихова можно усилить, помножив на текущую ситуацию, когда современные цифровые технологии не просто «подсвечивают» тренды, а многократно их ускоряют. При невозможности в принципе пока скопировать мозг человека цифровые технологии пытаются как бы мимикрировать под него, создавая централизованные системы управления. Это еще не мозг, не тот, что у людей, но может вскоре им стать.

«Фактически мы создаем зеркало аналогового города, называя его цифровым. Практически все, что делается в области зеленых технологий, технологий энергосбережения, то, что мы называем цифровыми технологиями, – это создание зеркального города в цифре. И последний штрих в этом процессе – это оцифровка человека», – размышляет Чернихов.

Предметом трансформации является система управления всеми инфраструктурами в городе – начиная от уборки мусора, ЖКХ и заканчивая сервисами торговли, развлечений и того, что называется социумом в самом широком понимании.

«Понятно, что эта цифровая цивилизация, которая наступает по всем фронтам, проникает даже в самые консервативные отрасли, ее уже невозможно сдержать. Мы ведь знаем, что города начинают соревноваться, как и целые страны, с точки зрения темпов и уровней цифровизации. Но возникает целый ряд интересных аспектов внутри цифрового города», –интригует урбанист.

Пока мы говорим о каких-то инженерных системах, о цифровизации процессов в них, вроде бы ничего страшного. Но дальше возникает проблема тотального контроля.

«Об этом говорил Джордж Оруэлл в своей антиутопии – романе «1984», и этот вопрос до сих пор занимает умы культурологов. Как быть, когда цифровой становится медицина, образование, культура, да и социум, когда человек будет полностью «описан», полностью скопирован (информация о нем, о его семье, его пристрастиях, о том, как он проводит свой досуг, что он покупает)? Дальше – больше. О нас будут знать почти все», – продолжает Чернихов, делая акцент на этической стороне тотальной цифровизации. Еще несколько десятилетий назад люди наивно полагали, что именно машины спасут человечество. Но ни машины, ни самолеты, ни компьютеры не способны избавить человека от его пороков. «Стоит подумать, что, внедряя «цифру» таким тотальным образом во все сферы, мы очень мало работаем над созданием так называемого этического щита. Нужно создавать комитеты, которые должны создавать и сопровождать «цифровой» иммунитет», – считает Андрей Чернихов.

Почему люди не любят свои же города?

Действительно, а почему? Казалось бы, в мегаполисе все продумано до мелочей, а человек остается недовольным – город гнетет его.

«Мегаполис с точки зрения архитектуры абсолютно неуправляем – он просто необъятен. Его не объять даже мыслью, не говоря уже о каких-то физических параметрах. Город вышел за границы восприятия, мы потеряли контроль над пространством. И я уверяю вас: никакие «цифры», никакие идеи технического порядка не спасут города от разрастания», – аргументирует первый вице-президент Международной академии архитектуры.

И приводит в пример Алматы, отмечая: тренды заметны даже на относительно небольшом в мировом масштабе городе. Были, конечно, попытки реализовать новую универсальную концепцию города – еще с середины прошлого века архитекторы старались как бы растянуть город, создав ядра, вокруг которых и концентрировались бы сообщества. Не сработало.

«Но мы знаем важность общественных пространств. И в цифровом городе это тоже остается важным, без них города превращаются в пустыни», – говорит эксперт.

А какие города нам нужны?

«Появляются робкие попытки, модели, которые говорят о том, что идеальный город – это небольшой город, рассчитанный, скажем, на 250 тыс. жителей. И в таком городе до 30% – это общественные пространства: фитнес, парки, аллеи, а транспорту доступна только часть города. Есть и другая модель – «медленные» города. Спрос на такие города в мире уже начинает формироваться. И здесь тоже все общественные пространства продуманы с филигранной точностью. Эти города либо без автомобилей, либо с ограниченным их использованием», – визионирует Андрей Чернихов.

И такому видению больше соответствует «домашняя» АлмаАта, с утопающими в зелени небольшими улочками, с «ядрами», о которых говорит архитектор, с развитыми сообществами и еще не разрушенными дворовыми концертными площадками в Тастаке – та Алма-Ата, по которой многие сейчас тоскуют. А вовсе не этот город, все больше заковывающийся в бетон и стекло, изнывающий от обилия автомобилей и развязок, отделяющийся от остального мира полосой смога и оставляющий для людей все меньше пространства для жизни.

1 просмотр

Как международные компании формируют спрос на инновационные офисы в Нур-Султане

Модные еще недавно open space уступают место среде, адаптирующейся под потребности работников

Фото: Shutterstock

В офисах все чаще появляются подвижная мебель, модульные стены, изолированные телефонные комнаты. А смартфоны делают персонализацию еще более доступной, позволяя найти место для парковки, настроить вентиляцию, свет и даже подать кофе сотруднику под его запросы.

Офисная среда обитания

Тренд на фриланс и удаленную работу незначительно повлиял на традиционный расклад – например, в США, по данным опроса CBRE, почти 95% служащих все еще отправляются на работу в офис, так что как минимум на ближайшие 30 лет офисы сохранят свою актуальность.

CBRE опросил более 1,5 тыс. сотрудников в США и Канаде, чтобы выяснить, какие факторы влияют на их удовлетворенность своим рабочим местом. Неожиданным результатом исследования стало совпадение ответов у миллениалов с ответами коллег из других возрастных групп (поколение X, бэби-бумеры, поколение Z). Около 51% респондентов высказали негативное мнение о своем рабочем месте и только 14% продемонстрировали высокую вовлеченность и желание рекомендовать свою компанию другим. Еще один занятный вывод исследования: оказалось, что такие заманчивые на первый взгляд элементы офиса, как игровые комнаты, фитнес-центры и уход за детьми, хороши лишь в теории. По факту сотрудники в своих приоритетах гораздо выше ставят обеспечение их профессиональных потребностей, функциональность и комфорт на рабочем месте. Наиболее ценными в офисе для респондентов являются вид из окна, естественное освещение и удобство принятия пищи.

Результаты исследования CBRE – подсказка для руководителей, которые хотят повысить удовлетворенность сотрудников, внутреннее взаимодействие и в конечном итоге – успех своих организаций.

Старший управляющий директор по практике рабочих мест CBRE Дамла Герхарт рекомендует руководителям начать с предоставления сотрудникам разнообразных рабочих мест, например, диванов, высоких столов и отдельных рабочих комнат. Удобные и разнообразные условия работы, по мнению Герхарт, демонстрируют доверие руководства к способности людей быть продуктивными, а свобода перемещения может способствовать укреплению отношений между сотрудниками. Для создания удобной рабочей среды иногда достаточно убедиться, что у сотрудников есть доступ к электрическим розеткам, базам данных или качественный Wi-Fi для комфортной работы. CBRE также рекомендует руководителям привлекать сотрудников к проектированию своего офиса – это позволит повысить их доверие к менеджменту, даст работникам возможность расти, а также поощрит к участию в социальных и общественных проектах компании.

Нур-Султан-Сити

Представительства международных фирм, которые открываются в Нур-Султане, не только транслируют мировую офисную моду, но и формируют у жителей столицы новые нестандартные потребности и спрос на инновационную и креативную офис­ную экосистему. В результате столичные компании уделяют все больше внимания созданию гибкого и комфортного рабочего пространства, а также инфраструктуры, стимулирующей взаимодействия, – точкам питания и зонам отдыха.

Например, штаб-квартира Beeline разместилась в новом digital-офисе современного БЦ Talan Towers на Левом берегу. Рабочие места в open space расположены вдоль панорамных окон, обеспечивая сотрудникам естественное освещение и прекрасный вид на город. В офисе есть несколько кофе-зон и телефонных кабинок для приватных разговоров. Конференц-залы имеют мобильные перегородки, а освещение и проекторы управляются системой «умный дом». Кроме зоны кухни сотрудники могут перекусить в кафетерии, стилизованном под летнее уличное кафе.

Аналогичный офис в деловом левобережном районе создала для своих сотрудников и компания KPMG: рабочие места у окон, трансформируемые переговорные и звукоизолированные телефонные будки. В офисном кафе можно отведать здоровой пищи, а комната отдыха оборудована теннисным столом, шведскими стенками и мягкими креслами.

Немало современных офисов столицы содержат как open space для творческих сотрудников, так и изолированные кабинеты для руководителей, а зоны отдыха могут располагаться как внутри офиса, так и снаружи.

Менее трех лет назад на Левом берегу столицы начал развиваться новый формат – сервисные офисы. Резиденты сервисных офисов могут пользоваться изолированными кабинетами, а также услугами ресепшн и общими зонами – кухней, конференц-залами, телефонными кабинками, капсулами для сна и спортивными помещениями.

Так, например, небольшое пространство IQ Coworking сочетает в себе коворкинг с open space и сервисный офис с изолированными кабинетами. Резиденты могут арендовать здесь рабочее место или кабинет, зал для мероприятий, переговорные комнаты и капсульный отель. Зона отдыха включает игровую зону с настольным теннисом.

В аналогичном формате работает транснациональная компания Regus, представленная в 120 странах. В столице Казахстана она расположилась в БЦ Emerald Towers.

Открывшийся в 2019 году Talan Towers Executive Hub нацелен на премиальный сегмент, и на сегодня это наиболее современное офисное пространство столицы. Здесь есть офисы, переговорные комнаты, трансформируемый конференц-зал, телефонные кабинки, комната отдыха с капсулой для сна, оборудованная кухня, принтерные зоны, lounge-зоны, гардеробная, фитнес-зона и прачечная. В стоимость аренды входят услуги секретаря и IT-специалиста, прием и обработка корреспонденции, высокоскоростной Wi-Fi и проводной интернет к каждому рабочему месту, конференц-зал с лимитом времени, coffee point с безлимитным чаем и кофе, свежая пресса, а также доступ на закрытые клубные мероприятия в БЦ Talan Towers. Парковка бизнес-цент­ра имеет «зеленую зону» для электромобилей с бесплатными зарядными станциями.

Что век грядущий нам готовит

В материале Financial Times (FT) о перспективах офисных пространств руководитель отдела коммерческой деятельности АН Cushman&Wakefield Деспины Кацикакис заметила, что офисы будущего стремятся стать «более умными и более человечными одновременно».  А Гай Грейнджер, генеральный директор по Европе, Ближнему Востоку и Африке JLL, одной из крупнейших консалтинговых компаний в сфере недвижимости, отметил, что темпы инноваций будут только ускоряться: «Скорость, с которой меняются рабочие места, коррелирует со скоростью нашего освоения новых технологий и способов работы. Следующее поколение – это цифровые аборигены, и это другие существа».

Искусственный интеллект устранит большинство повторяющихся офисных задач, например, избавит от создания и проверки налоговых отчетов. Людям останется работа, требующая социальной и эмоциональной реакции и творчества. Но место в высокотехнологичных офисах будущего достанется не всем. Количество людей, имеющих право на работу в таких умных пространствах, с ростом гиг-
экономики может уменьшиться. Ли Эллиот, глава отдела исследований в области занятости в Knight Frank, предупредил в том же тексте FT: даже при улучшении офисов условия труда станут «более поляризованными» между «слонами и блохами».

ehtttttttty.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif