Перейти к основному содержанию

3110 просмотров

США обвинили Гульнару Каримову и Бехзода Ахмедова во взяточничестве и отмывании денег

Дочь первого президента Узбекистана и экс-главу дочерней компании МТС в Узбекистане власти США обвинили во взяточничестве и отмывании денег на сумму $865 млн

фото: из открытых источников

Дочь первого президента Узбекистана Гульнару Каримову и экс-главу дочерней компании МТС в Узбекистане Бехзода Ахмедова США обвинили во взяточничестве и отмывании денег на сумму 865 миллионов долларов,  передает Kaztag.kz со ссылкой на прокуратуру Нью-Йорка.

«46-летняя гражданка Узбекистана Гульнара Каримова была обвинена в обвинительном заключении, предъявленном 7 марта в Южном округе Нью-Йорка, в заговоре с целью отмывания денег. Каримова - бывший узбекский чиновник, которая предположительно имела влияние на узбекский правительственный орган, который регулировал телекоммуникационную отрасль. Бехзоду Ахмедову, 44 года, гражданину Узбекистана и бывшему узбекскому чиновнику, было предъявлено обвинение в заговоре с целью нарушения закона о коррупции за рубежом и отмывании денег. Дело Каримовой и Ахмедова передано окружному судье США Кимбе Вуду из Южного округа Нью-Йорка», - говорится в сообщении прокуратуры.

В четверг стало известно, что российская  МТС заключила мировое соглашение с минюстом, согласившись выплатить штраф в 850 млн долларов. 

«Гульнара Каримова обвиняется в том, что она использовала свое официальное положение для получения взяток на сумму более $865 миллионов от трех публичных телекоммуникационных компаний, а затем отмывания этих взяток через финансовую систему США», - сказал помощник генерального прокурора Бенчковски. 

Обвинение считает, что в начале 2000-х годов Ахмедов и Каримова вступили в сговор, согласно которому Ахмедов должен был добиваться взяток от телекоммуникационных компаний, которые пытались выйти на рынок Узбекистана, а дочь экс-президента должна была использовать свое влияние на власти страны, чтобы помочь компаниям получить выгодные предложения на этом рынке.

Приговором Ташкентского областного суда по уголовным делам от 18 декабря 2017 года Каримова была осуждена к 10 годам лишения свободы. 1 июля 2018 года наказание ей заменено на ограничение свободы на 5 лет. Отбывание наказания назначено по месту жительства ее дочери Каримовой Иман.

Накануне прокуратура Узбекистана сообщила, что Каримова злостно нарушала порядок и условия отбывания наказания, в том числе: неоднократно использовала средства связи, включая Интернет; активно препятствовала возмещению нанесенного ею ущерба, установленного по уголовному делу. Поэтому 5 марта 2019 года было принято определение о замене наказания осужденной Каримовой на лишение свободы с отбыванием оставшегося срока в колонии общего режима.

284 просмотра

Вспоминая прагматизм Пола Волкера

Экс-глава ФРС умер в минувшее воскресенье в своем доме в возрасте 92 лет

Фото: Pierre Manevy, Daily Express, Getty Images

Когда я только начал писать про Федеральный резерв в 2001 году, Пол Волкер уже давно там не работал, однако он словно был здесь повсюду. Каждый раз, когда он что-то говорил, то создавал новостные поводы.

Столкнувшись с трудностями, к нему обращались различные организации, поскольку им нужен был человек, чьи личные качества и порядочность были бы безупречны. В 2008-м президент Барак Обама назначил его главой своего консультативного совета по экономике. А его преемники на посту председателя ФРС регулярно отмечали вклад Волкера в победу над инфляцией.

И все же, несмотря на все то уважение, которым Волкер пользовался вплоть до самой своей кончины, по серьезным макроэкономическим вопросам (инфляция, дефицит госбюджета, банковские операции) его преемники относились к нему как к «ястребу», время которых давно прошло.

Когда в самом начале финансового кризиса 2008 года ФРС разработала план спасения инвестиционного банка Bear Stearns, Волкер обрушился на регулятора с критикой за то, что тот «достиг пределов своих законных и подразумеваемых полномочий, нарушив давно устоявшиеся принципы и практики центробанка». Однако ФРС осталась непреклонной и продолжила оказывать банкам еще большую помощь.

Когда ФРС начала таргетировать инфляцию на уровне 2%, чтобы та не опустилась еще ниже, Волкер был настроен скептически.

«Я не понимаю этого», – заявил он в 2009-м. Регулятор, возмущался он, «целому поколению говорит, что половина их покупательской способности уходит в никуда».

Впрочем, ФРС продолжала инициировать все более агрессивные программы экономического стимулирования, чтобы не допустить снижения инфляции.

Когда дефицит федерального бюджета усилился, Волкер вместе с десятками других бывших политиков предупреждал о «долговом кризисе». Однако с тех пор федеральный долг продолжает расти и кризис все еще не наступил.

Критика из уст Волкера вполне понятна, если учесть, что с целью победить двузначную инфляцию перед лицом растущей безработицы и возмущения со стороны населения он довел базовую ставку почти до 20%.

Тем не менее более детальное изучение деятельности Волкера в годы его работы в правительстве показывает, что он был весьма прагматичным и не таким уж суровым, как его репутация и собственная память. На самом деле он регулярно подгонял и даже переписывал правила для того, чтобы справиться с хаосом вокруг.

В 1971 году дефицит торгового баланса и инфляция в США вызвали устойчивый отток золота, что угрожало привязке доллара к этому драгметаллу – стержню Бреттон-Вудской системы фиксированных валютных курсов. И тогда президент Ричард Никсон поручил Волкеру, занимавшему в те годы пост замминистра финансов, закрыть для золота это окно.

«Я очень не хочу этого делать, ведь я всю свою жизнь защищал Бреттон-Вудскую систему. Но теперь это просто необходимо, ибо мы не можем продолжать в том же духе», – заявил Волкер тогдашнему главе ФРС Артуру Бернсу, как пишет биограф Уильям Силбер.

В итоге этот шаг стал началом новой эры плавающих и порой страшно волатильных обменных курсов, которая продолжается по сей день.
Заняв пост председателя ФРС в 1979 году, Волкер искал нестандартные способы победить инфляцию и в итоге принял решение таргетировать денежную массу. Это привело к резким колебаниям процентных ставок и двум стремительным экономическим спадам, опустошившим экономику США. В 1982-м он начал снижать ставки, несмотря на то что инфляция по-прежнему оставалась на высоком уровне в одну цифру.

По словам Винсента Рейнхарта, который долгое время был высокопоставленным сотрудником ФРС, а сегодня является главным экономистом в Mellon Investment Management, Волкер вполне мог принять инфляцию на уровне 4%, поскольку у него не было формулы, определяющей стабильность цен, – речь шла просто о «состоянии души». Что еще более важно, Волкер боялся, что высокие ставки дестабилизируют мировую финансовую систему. Например, в течение всего 1982 года он был сильно обеспокоен угрозой банкротства Мексики, что несло потенциальные риски для десятков крупных американских банков, выступавших ее кредиторами. В итоге ФРС предоставила Мексике кредит для покрытия дефицита валютных резервов страны, а сам Волкер стал инициатором встречи между Мексикой и ее кредиторами. Последние согласились пересмотреть сроки выплаты долга. Это позволило избежать обесценивания кредитов, что могло привести к краху некоторых банков.

Два года спустя, когда седьмой по величине банк США Continental Illinois оказался на грани краха из-за рискованных корпоративных кредитов (прежде всего в сфере энергетики) и ненадежных, незастрахованных депозитов, в Штатах вновь возникла угроза кризиса. Волкер считал, что если Continental Illinois обанкротится, то напуганные люди начнут забирать свои вклады и из других крупных банков. В итоге ФРС предоставила Continental Illinois кредит, а Федеральная корпорация по страхованию депозитов помогла незастрахованным вкладчикам, позже установив свой контроль над всем банком. Этот эпизод побудил одного конгрессмена даже придумать специальное выражение – Too big to fail («слишком большой, чтобы обанкротиться»).

В 1989-м, через два года после ухода из ФРС, Волкер посетил конференцию экономистов в Кембридже (штат Массачусетс), посвященную финансовым кризисам. Там он выступил с предупреждением о том, что политики, неоднократно вмешиваясь в экономику, способны «закрепить те модели поведения, которые лишь усиливают риск». Позже, говоря о том, что он чувствовал, когда разрывался между необходимостью действовать и желанием избежать угрозы недобросовестности, Волкер рассказал, что еще в 1970-х, будучи главой Федерального резервного банка Нью-Йорка, он часто говорил себе:

«Все, что нужно этой стране, чтобы люди встряхнулись и стали более дисциплинированными, – это хорошее банкротство банка. Но, пожалуйста, Боже, не в моем районе».

В 2013-м, собирая материал для своей книги о кризисах и рисках «Защита от дурака», я навестил Волкера в Нью-Йорке и спросил его об этой реплике. С улыбкой он ответил: «Это было лишь моим признанием своей личной слабости».

Однако на самом деле это высказывание отражало его прагматизм, признание того, что такие достоинства, как жесткая экономия и риск недобросовестности, могут по-разному оцениваться внутри центрального банка и за его пределами. Это заставляет меня верить в то, что, несмотря на всю свою публичную критику, если бы Волкер управлял ФРС в течение последних 10 лет, он принял бы многие из тех решений, которые были приняты его преемниками.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance