В ЗКО ущерб государству от коррупционных действий госслужащих составил 375,7 млн тенге

На первом месте по количеству коррупционеров находятся работники акиматов

Фото: Shutterstock

Наибольшее количество коррупционных преступлений, как отмечают в областном департаменте Нацбюро по по противодействию коррупции, совершают сотрудники местных акиматов, а также полицейские.

На брифинге в Службе центральных коммуникаций руководитель департамента Национального бюро по противодействию коррупции по ЗКО Рустам Акмырзаев сообщил СМИ, что за 2018 год их ведомство зарегистрировало 86 коррупционных правонарушений. Большая часть из них - это факты взяточничества – 44,2% (38), хищения – 37,2% (32), злоупотребление должностными полномочиями – 24,4% (21).

На первом месте по количеству коррупционеров находятся сотрудники местных исполнительных органов – работники акиматов за 2018 год совершили 46 преступлений (к уголовной ответственности было привлечено 16 госслужащих). За ними следуют сотрудники органов внутренних дел – полицейские за год совершили 33 коррупционных преступления (к уголовной ответственности было привлечено 22 человека). 

За совершение коррупционных правонарушений к ответственности также были привлечены 4 служащих территориальных подразделений министерств: сотрудник отдела по делам обороны Бокейординского района, двое сотрудников департамента юстиции по ЗКО, 1 сотрудник Департамент внутреннего государственного аудита по ЗКО, а также 2 работника областного филиала Национального банка РК и 2 сотрудника предприятий квазигосударственного сектора (АО «Жайыктеплоэнерго», ТОО «Уральская сельскохозяйственная опытная станция»). 

За 2018 год в суд было направлено 74 уголовных дела, связанных с коррупционными преступлениями, по ним 10 госслужащих были приговорены к различным срокам лишения свободы, 21 - к выплате штрафов, 9 - к другим видам наказания.

«Общая сумма штрафов, которые должны выплатить чиновники, совершившие коррупционные преступления, составила 79,5 млн тенге, - отметил Рустам Акмырзаев. - Общий ущерб по всем коррупционным преступлениям равен 375,7 млн тенге, из них 125 млн тенге на данный момент уже возмещены».

Спикер подчеркнул, что зачастую коррупционные преступления в ЗКО совершают руководители государственных органов. Так, в октябре 2018 года сотрудники департамента Нацбюро смогли рассекретить незаконный канал обогащения заместителя руководителя областного департамента юстиции: господин Кусдавлетов исправно с мая 2017 года по сентябрь 2018 года «стриг» со своих подчиненных дань - взимал поборы с выплаченных им премий, и в итоге сумел «заработать» 3,5 млн тенге. По приговору суда Кусдавлетов осужден на 5 лет ограничения свободы с пожизненным лишением права занимать должности на госслужбе.

Много соблазнов у госслужащих «словить рыбку в мутной воде госсзакупок» в сфере строительства и ЖКХ. Так, за 2018 год в этой сфере было выявлено 35 коррупционных правонарушений, к ответственности привлечено 7 чиновников.

«Департаментом Нацбюро по противодействию коррупции в ушедшем году была пресечена преступная деятельность акима города Аксая Джармухамбетова, который заключал договора государственных закупок на установку остановочных павильонов, праздничное освещение города, оформление фасадов домов по завышенным ценам, - рассказал Рустам Акмырзаев. - В результате он причинил ущерб государству в размере 52 млн тенге. Приговором суда Джармухамбетов осужден на 1 год ограничения свободы».

Вопиющим по своему цинизму и масштабам назвал руководитель Департамента Нацбюро по ЗКО факт приобретения в 2015 году медицинского томографа стоимостью 200 млн тенге для областного Онкологического центра - раскрыто коррупционное преступление лишь в 2018 году.

«Томограф, во-первых, был не новый, а бывший в употреблении, во-вторых, он должным образом не работал, - подчеркнул Акмырзаев. -  Приговором суда директор ТОО «Квант-Семей» Бейсембаев, поставивший данный томограф в онкоцентр, был осужден на пять с половиной лет лишения свободы. В отношении директора Онкологического центра Рабаева уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности по нереабилитирующим основаниям».

Относительно коррупционных правонарушений, совершенных сотрудниками полиции, спикер отметил, что полисмены не перестают брать взятки за помощь в решении вопросов, входящих в круг их должностных полномочий, в частности, за увод правонарушителей от административной либо уголовной ответственности.

«В ноябре 2018 года сотрудники Департамента Нацбюро задержали заместителя начальника Таскалинского районного отдела полиции по линии следствия Нуржанова, который получил взятку в размере 100 тыс. тенге за прекращение уголовного дела по факту кражи, - рассказал Рустам Акмырзаев. - За аналогичное преступление - оказание содействия в прекращении уголовного дела по факту хулиганства, оцененное им самим в 50 тыс. тенге, был осужден дознаватель управления полиции города Уральска Мугайдаев. Нуржанова суд приговорил к выплате штрафа в размере 2,5 млн тенге, Мугайдаева - 500 тыс. тенге».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Безопасны ли авиаперелеты в эпоху пандемии?

Современные фильтры снижают риски, но не снимают их полностью

Посадка пассажиров на рейс авиакомпании American Airlines в Сан-Диего. Фото: Sandy Huffaker / Getty Images

Безопасно ли летать на самолетах? Этот вопрос – один из ключевых для экономики, семейных отношений и потребности хотя бы на время вырваться из рутины.

Ответ: не так безопасно, как индустрия авиаперевозок хотела бы, чтобы вы считали, но гораздо безопасней, чем вы могли подумать.

Салоны самолетов оборудованы мощной системой кондиционирования, и этот постоянный поток воздуха, смешанный со свежим атмосферным воздухом, очевидно, снижает риск распространения вируса COVID-19. Идея аналогична тому, что находиться на открытом пространстве, где много свежего воздуха, безопаснее, чем внутри помещения.

«Многие думают, что лететь в самолете – это все равно, что лететь в запечатанном цилиндре, но это совсем не так», – говорит Аманда Симпсон, вице-президент по исследованиям и технологиям компании Airbus Americas.

Авиакомпании и авиапроизводители делают все возможное, чтобы вселить в путешественников уверенность в безопасности полетов. Они утверждают, что эффективная работа системы вентиляции вместе с фильтрацией воздуха и постоянным забором свежего забортного воздуха делают салон самолета более безопасным в плане защиты от вирусов по сравнению со многими другими закрытыми общественными помещениями – офисами и ресторанами. Благодаря использованию масок и антисептиков для рук после посещения туалета эта среда становится еще более безопасной, говорят они.

Некоторые эксперты в сфере здравоохранения полагают, что риски в самолете все-таки намного выше: вентиляция и фильтрация могут и не помочь, если рядом с вами кто-то кашляет или чихает. И не стоит забывать о том, что в самолете люди находятся гораздо ближе друг к другу, чем в любом другом публичном месте.

Авиакомпании прекрасно понимают, что это ключевой момент для будущего авиаперевозок. Социологическое исследование, проведенное в начале июня для Международной ассоциации воздушного транспорта (IATA), показало: 65% респондентов из 11 стран самой главной опасностью для пассажиров считают нахождение рядом с инфицированным человеком. Использование уборной оказалось на втором месте.

«В целом уровень общего риска, я думаю, можно оценить как средний», – говорит Марк Жендро, эксперт по вопросам передачи заболеваний в самолетах и главный санитарный врач в больницах Beverly Hospital и Addison Gilbert Hospital в пригороде Бостона.

Недавно к нему обратились с просьбой рецензировать исследование, проведенное в Германии экспертами в области авиамоделирования, и Жендро считает, что результаты этого исследования могут быть очень полезными для всех путешественников. Компьютерные симуляции показали, что наивысший риск заражения COVID-19 среди авиапассажиров возникает во время посадки и высадки. В этот момент контакт между людьми наиболее тесный, поскольку их носы и рты оказываются слишком близко. Только представьте ситуацию, когда кто-то пытается положить свою сумку в багажный отсек над головами сидящих пассажиров.

По словам Говарда Вейсса, одного из авторов проведенного в 2018 году исследования о передаче респираторных заболеваний в самолетах, сравнение с офисным воздухом и другими условиями в этом случае может быть нерелевантным. «В офисах нет кресел, расположенных точно так же, как в самолете», – говорит доктор Вейсс, профессор биологии в Университете штата Пенсильвания.

Существует не так много примеров передачи коронавируса внутри самолета. По данным IATA, отслеживание контактов после рейса от 31 марта между США и Тайванем, где у 12 пассажиров были выявлены симптомы COVID-19, не показало следов передачи заболевания еще 328 пассажирам и членам экипажа. Точно так же следов передачи не было выявлено и на рейсе из Китая в Канаду, где находился один пассажир с симптомами заболевания. Однако, как показали предварительные исследования по рейсу от 2 марта из Лондона во Вьетнам, один пассажир, вероятно, стал источником заражения 14 других людей. Двенадцать из них сидели поблизости.

Среди бортпроводников, по информации авиакомпаний, как правило, нет высокого уровня заболеваний, хотя они проводят в самолетах гораздо больше времени, чем большинство пассажиров. «Если бы здесь существовали проблемы, статистика бы это показала», – отмечает Дэвид Сеймур, главный исполнительный директор компании American Airlines.

Согласно многолетним научным исследованиям, охватывающим различные вспышки заболеваний в прошлом, а также нынешнюю пандемию, вероятность передачи вируса между пассажирами самолета в целом достаточно невысокая. Но это не означает, что риска такой передачи не существует. К примеру, как показало одно из исследований по SARS (еще одному виду коронавируса), один инфицированный пассажир на борту самолета стал причиной заражения сразу 22 человек.

«В настоящее время в целом принято считать, что когда самолет находится в воздухе и система вентиляции работает как положено, она достаточно эффективно очищает воздух от вирусов», – говорит доктор Жендро.

Новое исследование показывает, что посадка и высадка – одни из наиболее опасных моментов для передачи вируса.

Как утверждает Boeing, из-за опасений по поводу того, что авиакомпании могут хотя бы на несколько минут выключать вентиляцию во время посадки или высадки, компания рекомендовала авиалиниям использовать бортовые источники питания для обеспечения работы вентиляции на полную мощность.

Однако авиакомпании этим рекомендациям следовать не обязаны. В США, согласно информации Федерального управления гражданской авиации, нет требований о том, чтобы система вентиляции в салоне самолета работала тогда, когда он находится на земле. 

Впрочем, такие авикомпании, как Southwest, American и ряд других утверждают, что обеспечение работы системы вентиляции на полной мощности не только в воздухе, но и на земле, уже является для них стандартной практикой.

Как правило, коронавирус распространяется в виде частиц, выделяемых инфицированным человеком, которые затем попадают в организм других людей через рот, нос или глаза. Крупные частицы, выделяемые во время кашля или чихания, представляют наибольшую опасность, но, как полагает все большее число ученых, частицы в виде микро­аэрозоля, который выделяется во время дыхания больного, также способны находиться в воздухе и причинить вред.

Эксперты в области авиации считают, что вентиляционные системы самолетов плохо справляются именно с большими частицами. Они слишком велики, и воздушный поток не может их быстро унести с собой. Поэтому те из них, которые оказались в непосредственной близости от пассажира, могут представлять угрозу. Тем не менее эксперты согласны с тем, что бортовая система вентиляции, скорее всего, хорошо справляется с загрязнением микроаэрозолем.

Как утверждает большинство представителей индустрии, система вентиляции и маски делают безопасными и средние места. Авиакомпании также указывают на то, что во многих самолетах с одной стороны прохода установлены два сиденья, поэтому в подавляющем большинстве случаев вы сидите плечом к плечу с кем-то вне зависимости от наличия среднего места.

Похоже, идея с блокировкой среднего ряда кресел – чисто американское изобретение. Опрос, проведенный консалтинговой фирмой IdeaWorks, показал: ни одна из 17 неамериканских авиакомпаний не блокировала средний ряд сидений. Это делают только такие авиакомпании, как Delta, Southwest, JetBlue, Alaska и Frontier.

И все же эксперты в области здравоохранения считают, что, несмотря на невозможность соблюдать социальную дистанцию в салоне самолета, отсутствие соседа в среднем кресле снижает вероятность инфицирования. Во всяком случае, поблизости теперь немного меньше людей, а любая дополнительная дистанция может быть полезной.

Недавние расчеты Арнольда Барнетта, профессора Массачусетского технологического института и эксперта по авиационной статистике, показали, что занятое среднее кресло повышает вероятность заражения вирусом на 79%. Шансы заболеть составили один из 4300 при полностью заполненном салоне против одного из 7700 при пустом среднем ряде в самолетах Airbus A320 или Boeing 737. В обоих случаях риск оказался низким. Сам ученый называет свои данные неполными, но если ориентироваться на них при нынешнем уровне заполняемости самолетов, то получается, что на 600 тыс. пассажиров, ежедневно пользующихся услугами авиакомпаний в США, суточный уровень заболеваемости может составить 90 человек.

10-полоса_WSJ_Воздух-повсюду.jpg

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg