Перейти к основному содержанию

793 просмотра

Шпекбаев обещает упростить вхождение на госслужбу для «молодых талантов из бизнеса»

Председатель Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев на коллегии своего ведомства озвучил ряд законодательных инициатив в сфере госслужбы

Фото: Аскар Ахметуллин

Председатель Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции Алик Шпекбаев 7 февраля пообещал упростить вхождение на госслужбу для «молодых талантов из бизнеса» благодаря новым законодательным инициативам, большинство из которых в ближайшее время, по его словам, найдет отражение в законе о государственной службе.

«Это прямой конкурс на отбор на должности корпуса А с упразднением института кадрового резерва. То есть сегодня вход на государственную службу извне будет закрыт. Все вопросы, связанные с поступлением на госслужбу, будет только через открытый конкурс. Внедрение механизмов упрощенного найма высококвалифицированных талантливых специалистов с опытом работы в известных мировых компаниях или со степенью PhD в топовых университетах мира. Сокращение трех этапов конкурса при отборе кадров до двух. То есть два конкурса мы объединяем, как в международной практике, останется два конкурса. Соответственно мы даем возможность молодым талантам из бизнеса прийти на государственную службу», - сказал Шпекбаев на коллегии своего агентства. 

Он напомнил, что президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поставил перед ведомством задачу внедрения принципов и стандартов ОЭСР.

«Что мы прорабатываем? Первое - снижение политизированности госслужбы. Международные эксперты подчеркивают, что в передовых странах США, Японии, Германии соотношение корпуса политических назначенцев к корпусу А значительно ниже, чем в Казахстане. К политическим служащим не должны относиться лица, чьи обязанности не сводятся к принятию ключевых политических решений. Иными словами тех, кто реализует задачи, должно быть больше, чем тех, кто их ставит. Необходимо пересмотреть реестр государственных должностей и соответствующие механизмы с целью устранения дисбаланса», - сказал глава агентства. 

Второе направление, которое намерено усилить АДГСПК, это профессионализация управления специализированных отраслей.

«Важно усилить подходы к оценке знаний и навыков. Зачастую отсутствие глубоких знаний в курируемой сфере приводит к отсутствию желаемого эффекта. Предлагаем установить обязательные требования к наличию профильного образования должностей председателей комитетов», - уточнил Шпекбаев.

Третьим направлением реформ он назвал стратегическую кадровую мобильность: результаты аттестации 2017 года показали недостаточный уровень стратегического видения госслужащих на местах, в то же время сотрудники госорганов, задействованные в разработке программы документов, обладают значительным потенциалом для смены этой парадигмы.

«Предлагаем провести широкую компанию направления опытных сотрудников администрации и канцелярии премьер-министров, центральных госорганов для работы в регионы с целью усиления реализации политики главы государства на местах», - пояснил спикер. 

По его словам, будет продолжена автоматизация кадрового делопроизводства: в прошлом году по инициативе агентства создана автоматизированная единая служба управления персонала, на базе которой были централизованы рутинные кадровые функции, а в перспективе и начисление зарплаты.

«Мы этот опыт начали реализовывать в пилотном формате в 11 госорганах. Со второго полугодия все госорганы перейдут на этот стандарт и вопросы будут решать. Помимо ожидаемой оптимизации рассчитываем ощутимо повысить стратегическую роль службы управления персоналом и обеспечить их автономность. Мы отходим от согласований квалификационных требований и переводов, что позволит госорганам самостоятельно решать по отбору кадров. Излишние согласования убираются», - заключил Шпекбаев.

3272 просмотра

Что не так с поправками в закон о защите прав потребителей в Казахстане

Рассказывает председатель общественного объединения «Гарант» Жаслан Айтмаганбетов

Фото: Shuttertock

Официально в Казахстане 208 неправительственных организаций занимаются защитой прав потребителя, в их числе 55 общественных организаций.

Я в этой сфере с 2005 года и могу уверенно заявить, что из них добросовестное отношение к делу показывают не больше 15. Причина простая: нет денег, общественная нагрузка дивидендов не приносит. 

Мы, общественники, не можем нормально зарабатывать на небольших делах, и потребители не могут оплачивать сумму, достаточную, чтобы их интересы представляли профессионалы. Со старым законом мы могли через суд взыскивать затраты, потом эту возможность отменили. В сегодняшнем проекте мы не видим никакой финансовой поддержки общественных объединений. 

Кто же будет вести основную работу? Мой анализ поправок показывает, что главными проводниками прав потребителей разработчики поправок видят саморегулируемые организации (СРО). Это новый термин, за которым скрываются все те же предприниматели, которые объединяются для защиты своих интересов. Именно они наделяются правом досудебного рассмотрения споров. Получается, что нас, общественные организации, кто все эти годы проделал 90% всей профильной работы и накопил большой опыт, просто отодвигают. И с этим не согласны все мои коллеги со всех областей Казахстана.

Если оценивать предлагаемые поправки в целом, то я вынужден отметить: много лишнего, второстепенного, уже прописанного в законах. Хотя есть и то, что порадовало. Например, предлагается ужесточить наказание для предпринимателей, скрывающих информацию о себе. По закону таблички с данными должны быть на каждом торговом месте, но где вы такое видели?

А без этих данных у обманутого покупателя не принимают материалы для судебного разбирательства. Он может обратиться в администрацию, в полицию, в налоговую – везде ему отказывают под предлогом сохранения налоговой тайны. Мы пять лет предлагаем решить эту проблему, и лучше было бы просто обязать госорганы делиться такими данными, но и маленький шаг к решению проблемы – тоже хорошо.  

Нет заслуженного внимания к системе приобретения товаров через интернет-магазины. Сейчас у нас покупатель – добросовестный, но самый уязвимый участник этой системы. Он получает товар только после внесения всей оплаты и часто видит в посылке вовсе не то, что хотел. Самый циничный пример – кусок хозяйственного мыла вместо айфона, купленного со скидкой. Периодически регион захлестывает вал мошенничества с разными товарами: тапочки вместо модельных ботинок, например. Раскручивать эту цепочку в обратном направлении, чтобы найти мошенника, нет смысла: на посылке указан несуществующий адрес, сайт уничтожен, а люди обмануты.

У нас принято обвинять граждан в незнании законов о защите потребителей. А каково столкнуться с тем, когда незнанием или вольной трактовкой закона грешит судья? У меня много отказов в принятии к рассмотрению исков в области финансовых, туристических, медицинских услуг. И везде одна аргументация: это не относится к потребительским правам. Виной тому – вольная трактовка закона, который и в самом деле можно понимать как удобно. Мне кажется, что в первую очередь надо все законы пересмотреть на предмет такой двусмысленности. Может, с обретением категорической формы законы заработают так, как надо.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif